Жанр: Детектив » Ольга Володарская » Призраки солнечного юга (страница 29)


— Стой! — заорала Гуля, выплюнув изо рта не понадобившийся чеснок.

— Я-а! Я-а-й! — душераздирающе заголосил призрак, дунув в сторону зарослей. Гуля за ним.

А я начала щелкать поляроидом сцену погони.

Не прошло и минуты, как Гуля вернулась. Ни с чем.

— Сбежал? — спросила ее я.

— Как испарился, — выдохнула она, бухаясь рядом со мной.

— Испариться он не мог.

— Почему не мог? На то он и призрак, чтобы растворяться в воздухе…

— Если б мог, растворился бы сразу, как ты на него со своей тяжелой артиллерией накинулась… — Я глянула на проявляющийся снимок. — Да и не призрак это…

— А кто?

— Хулиган какой-то.

Гуля мне не возразила, но по глазам было видно, что расставаться с мыслью о призраке, бесчинствующем в нашем санатории, ей не хочется.

— Давай на фотки глянем, — предложила я, подсовывая ей один из снимков.

Мы склонились над ним, пытаясь понять, кого же я умудрилась заснять: призрака или хулигана.

— По-моему, — пробормотала Гуля, поднеся карточку вплотную к лицу, — на приведение больше смахиваю я.

Я хмыкнула, но промолчала. А что говорить — она права. Вместо довольно приятной женщины, коей Гуля являлась, на фотографии был запечатлен какой-то монстр с бешеными глазами ярко-оранжевого цвета, с торчащими во все стороны патлами и искривленным ртом. Призрак на ее фоне казался довольно мирным. Эдакий скромненький серый куль, похожий на очень большой мешок картошки. Ничего особенно.

Мы взяли другую фотографию. На ней Гули не было. Только, так называемый, призрак. Заснят в самом начале погони. И не спиной, а лицом. Только лица у него действительно не было. Ни носа, ни рта. Разве что черные провалы глаз.

— Жуткое зрелище, — прошептала я, отодвигая фотографию.

— А я что говорю!

— Может, и правда призрак?

— Конечно, призрак, — важно кивнула головой Гуля.

— Тогда почему он так трусливо сбежал?

— Креста животворящего испугался! — благоговейно проговорила она.

Спорить с ней не стала, хотя меня всегда забавляли киношные вампиры, которые кидались в рассыпную при виде двух перекрещенных деревяшек. Как-то это глупо и неестественно. Не могут быть слуги сатаны такими трусами!

— Ну и что нам теперь делать с этими снимками? — спросила Гуля, складывая фотографии в стопку.

— Послать в газету «Скандалы недели» или «Очевидное невероятное».

— Может, лучше стенгазету сделаем и повесим в фойе… — Она насупилась. — А то мне никто не верит! Все говорят, что я психбольная…

— Плюнь на них.

— На них я плюну, а что делать с моим врачом? Он меня до сих пор в лазарете держит. Никуда не пускает, пичкает таблетками…

— Как не пускает? Ты же сейчас здесь. И ночью мы с тобой встречались…

— Это я сбегаю, — заговорщицки прошептала она. — Через балкон.

— А ты вообще как себя чувствуешь?

— Хорошо.

— Но я позавчера видела, как ты билась в истерике на глазах у милиции.

— Рецидив был… — Она обезоруживающе улыбнулась. — А теперь я в прекрасной форме.

— Точно?

— Я давно так хорошо себя не чувствовала, — с жаром проговорила она. — Лет семь уже.

— Почему семь?

— С тех пор, как от меня муж ушел…

Мы немного помолчали, думая каждый о своем, пока я не скомандовала:

— Встаем!

— Мы уже уходим? — сникла Гуля.

— Завтракать пора.

— Я что-то не хочу… Ты иди, а я еще посижу…

— Гуля, хватит дурить, пошли. — Я потянула ее за руку, силясь приподнять. — Ты так напугала несчастного призрака, что он теперь долго не появиться.

— Нет, я все же посижу…

Я махнула рукой — что с ней спорить, если хочет, пусть хоть жить тут остается. Сама же я задерживаться в этом тенистом мусорном дворике больше чем на пару секунд не собиралась.

Стряхнув с колен землю, я пошла прочь.

— Встретимся за обедом, — прокричала мне вслед Гуля.

К столовой я подошла как раз во время: в восемь тридцать. Оказалось, что на крыльце здания меня поджидает Сонька.

— Ты чего тут пасешься? — удивилась я.

— Тебя караулю.

— Зачем?

— Вано нас на какие-то Белые скалы приглашает, поедем что ли?

Поехать очень хотелось, тем более, Белых скал я не видела, но денег мы с собой взяли впритык, и я не была уверена, что, продолжая тратить их на экскурсии, мы дотянем до конца отпуска.

— А сколько поездка стоит? — после недолгого раздумья, поинтересовалась я.

— Нисколько. — Сонька поковыряла пальцем свой облезающий нос. — Он туда везет парочку каких-то иностранцев, сказал, что нас по дружбе захватит….

— Очень хорошо! — обрадовалась я. — Тогда едем! Только я сейчас перекушу…

— Перекусывать некогда. Он сказал, или сейчас или никогда.

— Вот черт, — ругнулась я. После охоты на приведений у меня обычно просыпается зверский аппетит. — Ну ладно, перекусим по дороге. Поехали!

— Да понимаешь в чем дело… — Сонька пристально глянула на меня из-под очков. — С тобой милиция хотела поговорить. Прямо сейчас.

— Откуда знаешь?

— Слышала, как о тебе справлялся тот очкастый хмырь. Он три минуты назад в столовку зашел.

Ага! Значит, до меня снизошли! Какая честь! Только мне уже расхотелось с ними разговаривать. И не потому, что я обижена на этого очкарика, хотя, видит бог, он ранил меня своим пренебрежением в самое сердце, просто мне нечего было добавить к уже сказанному. Да, я знаю, что Катю убили, да знаю, что убийца покинул место преступления по потайной лестнице, но я об этом поведала уже вчера. И если бы этот хмырь меня послушал, глядишь, раскрыл бы преступление по горячим следам, а теперь поздно!

— Ну его на фиг! Раньше надо

было со мной разговаривать, когда я просила меня выслушать. А теперь я не желаю. — Я развернулась на каблуках. — Поехали на Белые скалы.

— Леля, да ты что! — всплеснула руками Сонька и сбивчиво затараторила. — Это, наверное, не положено… Уходить… Раз тебя хотят допросить, надо явиться… Ты обязана…

— Пусть повесткой вызывает, тогда приду. А так не обязана. — Я взяла Соньку под руку и потащила за собой в сторону ворот. — Я же не могу знать, что он хочет, а чего не хочет. На завтрак не явилась, потому что ехала на экскурсию. А если ему надо со мной поговорить, пусть еще разок придет, вечером.

— Ну как знаешь, — протянула она. Потом как-то растеряно на меня посмотрела и пробормотала. — Никогда не замечала, что твои джинсы отливают зеленым…

Конечно, не замечала! Потому что они всегда были классически синими, но после моих марш-бросков кроме первоначального цвета на них появились зеленые, бурые и коричневые отливы. Трава, земля и гнилые сливы.

— Ты во сколько сегодня явилась? — спросила я, решив сменить тему. — Я что-то не слышала…

— В семь и явилась.

— Да ты что!? И где была? Что делала до утра?

— Спала, — хмуро ответила она.

— С кем? — захохотала я.

— В моем случае уместнее будет звучать вопрос — под кем? Или чем.

— Ого! Моя подруга пустилась во все тяжкие! — пуще прежнего развеселилась я. — И под кем, если не секрет?

— Под лохом.

— Каким лохом?

— Обыкновенным, — все так же невесело проговорила она. Конечно, чему радоваться, раз мужик, с которым ты провела ночь, оказался обыкновенным лохом.

— Я тебя оставила в окружении трех приличных парней, а ты какого-то лоха нашла… Откуда хоть он?

— Из Японии.

— Родных, российских, лохов ей мало, ей еще иностранных подавай! Где только умудрилась подцепить… Тут иностранцев сроду не было… — бухтела я. — Показала бы хоть, где нашла своего лоха, а то я не…

Сонька не дала мне выплеснуть все раздражение до конца, она ткнула меня кулаком в бок, и рыкнула:

— Да вот он!

Я проследила за ее взглядом — взгляд упирался в какой-то невысокий пышный кустарник с мясистыми, чем-то напоминающими лаврушку, листьями. И никакого признака лоха. В дендрарии вообще людей не было.

— Он что еще и карлик?

— Почему?

— Раз его из-за куста не видно…

Сонька захохотала и шлепнула меня своей маленькой, но тяжелой дланью по хребту.

— Чего дерешься? — обиделась я.

— Ну у тебя, Леля, и воображение! — она огрела меня еще разок, уже по плечу, и подтолкнула к тому самому пышному кустарнику, который я посчитала лавром. — Прочитай, дурища!

— Чего читать-то?

— Табличку.

Рядом с кустом и вправду была воткнута деревянная табличка с названием растения и местом, откуда его привезли. Я прищурилась и прочитала:

— Лох обыкновенный, Япония. — Несколько секунд я тупо смотрела на табличку, потом столько же на Соньку, пока до меня не дошло. — Так ты под ним спала?

— Ну, — кивнула головой подружка.

— Под деревом? — уточнила я.

— Это не дерево, а куст.

— Да какая разница!

— Действительно никакой, что под деревом, что под кустом — спать отвратительно.

— А зачем ты здесь завалилась? До корпуса не доползла что ли?

— Я-то доползла, причем, в час, а вот Таня, — Сонька закатила глаза, — секс-бомба хренова, явилась в номер только к утру…

— Бедная моя подружка, — засюсюкала я. — Под кустиком ночевала…

— Почки застужу — лечить будешь за свой счет!

— Да ты здоровая, как…

— Не смей называть меня лошадью!

— Ладно, — я примирительно обняла ее за шею. — Ты только скажи, куда женихов дела? Почему в час уже разошлись?

— Им вставать в пять утра. В горы лететь. За президентом! — При воспоминании о президенте Сонькино лицо озарилось мечтательной улыбкой.

— И кого из них ты выбрала?

— Не знаю, — растерянно молвила она. — Все хорошие…

— Когда решишь?

— Сегодня у меня с ними свидание — сегодня точно решу…

Так за неспешной болтовней мы преодолели расстояние от столовой к воротам. А за ними нас уже поджидал добрый Ванечка в компании двух толстяков с редкими рыжеватыми усиками (только со второго раза я смогла разглядеть, что один из них женщина) и широкими добродушными улыбками.

— Знакомьтэсь, дэвочки, — прокричал Вано, стоило нам подойти к его «шестерке». — Это Мартина и Вилли. Ваши попутчики. Так же, как и вы, — он заговорщицки нам подмигнул, — заплатыли за экскурсию сто двадцать баксов. Ванхангри твенти бакс, ес? — Услышав о ста двадцати баксах иностранные Маня-Ваня закивала головами и начали лыбиться еще шире. А Ваня, понизив голос, пояснил. — Они швэды… Лохи еще те…

— Комон, лэди и джэнтэльмены! — прокричал Вано, гостеприимно распахивая перед ними заднюю дверь. — Гоу ту зе Вайт рок! — он подмигнул нам. — Ну и вы заходыте.

Мы влезли в жаркий салон «Жигулей», причем Сонька оказалась умнее меня — она села на переднее сидение, мне же пришлось ютиться на остатках заднего (места, должна казать, осталось только для собаки породы пекинес). Шведы этого даже не заметили, по-прежнему радостно улыбаясь, они достали фотоаппарат, камеру, термос и огромную плетеную корзину с провизией.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать