Жанр: Детектив » Ольга Володарская » Призраки солнечного юга (страница 32)


— Я не соглашусь! — истерично завопила Светочка, оказавшаяся гражданкой Юрьевой. — Чтобы ко мне мужика… Да как вы могли…

— Конечно, у нас есть еще пустующий люкс, — ехидно заметила директриса. — И если мужчины согласны, я могу поселить их…

— Мы не согласны! — хором прокричала Юрка с Левой.

— Вот видите, — сладким голосом проговорила Ираида. — Значит, придется вам остаться в вашем…

— Я согласна! — не понимая, что творю, выкрикнула я.

— Что? Кто? — опешила она.

— Я, гражданка Геркулесова из номера пятьсот девяносто, согласна поселиться в люксе.

— Леля, ты чего мелешь? — зашипела Сонька, вскакивая. Она так перепугалась, что забыла о своей сидячей забастовке.

— О тебе пекусь, — шепнула я ей на ухо, — чтобы тебе больше не ночевать под лохом…

— Не надо, я не достойна таких жертв…

Но я не стала ее слушать, просто врезалась в толпу и, протолкавшись сквозь строй потных тел, вышла к крыльцу.

— Я согласна въехать в шестьсот шестьдесят шестой номер. Тогда мою соседку Эмму Петровну можно вместе вот с этой горлопанкой, — я кивнула на Светочку, — заселить в резервный полу-люкс. Они давно спелись, им будет весело. А мужиков…

— И тебе не страшно? — раздался из толпы дрожащий голос Левы Блохина.

— Нет, — почти искренне ответила я. Ведь только я знала, что в заколдованном люксе буду жить не одна, а с Сонькой, а в компании с ней мне никакие призраки не страшны.

— Очень хорошо, — Ираида расплылась в фальшивой улыбке. — Значит, инцидент исчерпан.

* * *

ЧЕЛОВЕК с интересом следил за развитием событий. Значит, эта дурная девица собралась селиться в люксе? Поразительная смелость… Или глупость…

Или желание подобраться поближе к тайне…

ЧЕЛОВЕК чуть не застонал, сделав это открытие. Ну конечно, эта неугомонная Леля собралась провести свое собственное расследование! Или стать живцом. Мотылем на крючке. Сыром в мышеловке. Ведь она знает больше других, и наверняка думает, что Катерину с балкона столкнул маньяк. Ха! В этом санатории все думают, что если кто и убил тех двух баб, так это либо маньяк, либо призрак. Какие глупцы! ЧЕЛОВЕК искоса посмотрел на наглую девчонку. Он не хотел ее убивать — слишком молода, а молодых всегда жалко. К тому же не сделала ему ничего плохого…

Но если она хотя бы на шаг приблизиться к его тайне — он убьет ее, не задумываясь!

* * *

Около девяти вечера я въехала в люкс.

Сразу после ужина собрала вещи (в номер пришлось заходить в резиновых сапогах сантехника и в его же респираторе), испорченное выбросила. К счастью, пострадало немногое: дорожная сумка, недавно приобретенные шлепки и халат-кимоно, упавший со стула, на котором висел.

Пока я связывала барахлишко в узлы (положить-то его было не во что), Сонька валялась на пляже, не забывая через каждые четверть часа донимать меня звонками, на которые я не отвечала. В восемь все было готово, в девять я въехала.

Номер был таким же, каким я его помнила. Хорошая мебель, фирменная техника, бездарная акварель на стене. Только балконные борта стали выше — над парапетом появилась дополнительная оградительная полоса из железа со следами свежей сварки.

Я вышла на лоджию, осмотрелась. Горы, море, игрушечные домики, тонущие в зелени, загорающиеся огни рекламы, мигающие огни взлетающих самолетов, далекие огни Курортного городка. Прильнув животом к борту балкона и обхватив руками свежеприваренную оградительную полосу, я перекинула туловище через парапет и глянула вниз. Страшно! Но не настолько, чтобы потерять ориентацию и вывалиться. Отсюда вообще выпасть проблематично. Даже если учесть, что борта были ниже на двадцать пять сантиметров, все равно они были достаточно безопасными…

Балкончик был не таким широким, как наш в полу-люксе. Узкий, длинный, к тому же не прямоугольный, а изогнутый, что естественно — он шел по краю круглой башни. И эта его изогнутость позволяла смотреть не в одном направлении, а в трех — на юг, восток и запад. Это было очень интересно. Отойдя на один край балкона, можно было увидеть санаторский пляж, кафе «Прибой», заброшенный рыбозавод, а высунувшись по пояс и глянув вдаль — центр города: телеграф, рынок, набережную. С другого края был виден дендрарий, скверик у столовой, лечебный корпус и далекий аэропорт. А, свесив голову вниз, можно разглядеть… задний двор.

Что? Задний двор? Я забилась в самый угол восточного края лоджии, подпрыгнула, повисла брюхом на поручне. Точно! Задний двор! Вон пятачок, на котором мы с Гулей прятались от призрака, вон и трухлявый навес, и ржавая бочка, и живая изгородь из сливовых деревьев — как раз через нее продиралось приведение, спасаясь от двух сумасшедших преследовательниц. За ней бетонный забор, в заборе калитка… Стоп! Калитка! Неприметная железная дверка, встроенная в бетон. Наверное, именно через нее в далекие девяностые вороватые работники выносили награбленное… И через нее, не далее, как сегодня, скрылся так называемый призрак! Отлично он, однако, в планировке территории ориентируется. Ай да призрак, ай да сукин сын!

… Неожиданно в дверь постучали. Я вздрогнула и, немного робея, крикнула:

— Кто там?

— Да открывай ты, пока меня не засекли! — донесся до меня раздраженный голос Соньки.

Я открыла. Сонька вползла в номер, воровато озираясь по сторонам.

— Мания преследования? — хмыкнула я.

— Мне показалось, что за мной следят, — приложив указательный палец к губам, прошептала Сонька.

Я выглянула в коридор. Нацепив очки, оглядела его. Никакого намека не

преследование не обнаружила — не иначе Сонька на самом деле начала страдать манией. По-моему, в медицине она называется паранойей.

— Хорошо тут, — сказала страдалица, падая на кровать. — Прохладно!

— Вот и говорю, что хорошо. А ты не хотела…

— Я и сейчас не хочу, — Сонька привстала на кровати. — Ты прикинь, каково тут ночью, когда раздаются стоны, и падают картины… — она передернулась. — Б-р-р!

— Стонов я не боюсь! Подумаешь — стоны! И картину можно снять. Задвинем ее за шкаф, и дело с концом! — хорохорилась я. — Зато мы теперь живем в роскошных апартаментах! Спим каждый на соей кровати… Прикинь, Софья, ты будешь дрыхнуть на софе, а не на полу…

— Только, думается мне, ты не по этому сюда напросилась, — подозрительно сощурилась Сонька.

— Как не по этому?

— Так. Не по этому. — Она вцепилась пальцами в мой подбородок и нараспев произнесла. — Ты. Вселилась. Сюда. Потому что. Хочешь. Раскрыть. Преступление.

— Ты с дуба что ли упала? Какое преступление?

— Убийство, какое же еще! Знаю я тебя, — она погрозила мне пальчиком. — У тебя в глазах лихорадочный блеск появился, это не спроста…

— Может, у меня лихорадка.

— Ага! И знаешь, как она называется!? Сыщитская!

— Это еще что такое?

— Ну есть же золотая лихорадка. А у тебя сыщитская. Тебе не терпится раскрыть преступление.

— Глупости! — фыркнула я.

— Ничего не глупости. Тебя хлебом не корми, дай только в расследовании поучаствовать!

— Ничего подобного, — вяло отбрыкивалась я. Почему вяло? Да потому что она права: я обожаю разгадывать тайны. Обожаю совать нос, куда не следует. Обожаю строить из себя мисс Марпл, замечу, без всякого на то основания, потому что еще ни одного преступления я не раскрыла, зато дважды в ходе этих дурацких расследований чуть не погибла.

— Мне даже кажется, — протяжно прошептала Сонька, — что ты специально наш номер залила, чтобы вселиться в этот люкс…

— Да ты что! — разозлилась я. — Ты чего мелешь? Чтоб я… Да чтоб на такое…

— Ты и не на такое способна!

— Чтоб я загубила свою дорожную сумку и китайское кимоно! Чтоб поставила под угрозу сохранность шмоток! Да никогда!

Сонька на мгновение задумалась, потом смущенно пробормотала:

— Н-да, с этим я, пожалуй, погорячилась… Свои драгоценные шмотки ты бережешь, как зеницу ока… — Она тряхнула головой. — Ладно, номер не ты затопила. Но, признайся, сюда ты напросилась по одной причине…

— Ладно, уговорила, — устало согласилась я. — Мне, действительно, хотелось бы знать, что на самом деле произошло. Я, действительно, хочу вывести убийцу на чистую воду. И я, действительно, собираюсь немного тут осмотреться, прикинуть, сопоставить некоторые факты, за кем-то последить — с балкона офигательный обзор, я уже проверила… Дверь на лестницу, опять же, напротив нашей… Но как только я замечу что-то подозрительное, сразу пойду в милицию…

— Стоп-стоп-стоп! — вскочила с кровати Сонька. — Что ты там про лестницу болтнула?

— Ты разве забыла о потайной лестнице?

— Та, про которую вы с Вано говорили?

— Та самая. Она закрыта щитом, а он почти напротив нашего номера…

— И куда, говоришь, она ведет?

— На улицу, куда ж еще, а выходит на задний двор. Так что по ней можно спускаться и подниматься, никем не замеченным.

— Значит, и я смогу ей воспользоваться?

— Конечно, только тяжеловато будет — ступени очень крутые.

— Покажи мне ее.

— Пойдем.

Мы вышли из номера. Щит, как я и говорила, был почти напротив нашей двери, только левее, в самом углу коридорчика. Двери за ним видно не было. Вано был прав — если не знаешь, что она там, ни за что ее не найдешь…

— Ну и где? — уставилась на меня Сонька. — Что никакой двери я не вижу.

— Пошли, — скомандовала я и потянула подругу за руку. — Я тебе покажу.

Мы подошли вплотную к щиту. Я попыталась его сдвинуть. Не получилось. Вспомнив о Ваниных словах насчет какого-то болта, я присела на корточки. Опять водрузила на нос очки. Присмотрелась к мощным деревянным ножкам щита. И увидела шляпку болта, торчащую из левой ноги.

— Есть что-нибудь острое? — спросила я у Соньки.

— Только ногти.

— А пилка?

— Пилки нет. — Она сокрушенно вздохнула. — А зачем?

— Надо отвинтить.

Сонька секунду подумала, потом сняла с шеи цепочку, на которой болтался авангардный прямоугольный кулон.

— Попробуй этим, — предложила она.

Я попробовала. Оказалось, что женские украшения как нельзя лучше подходят для отвинчивания болтов. По этому уже через пару минут мы смогли отодвинуть щит. Увидев дверь, Сонька присвистнула.

Легко справившись с щеколдой, я распахнула ее.

Так как на улице уже темнело, то и на лестничной площадке было сумрачно. Я пошарила рукой по стене и нашла то, что надеялась отыскать, а именно выключатель. Щелкнула пипочкой тумблера. Лестничный проем скудно осветился.

— А на улице не увидят, что тут свет? — опасливо поинтересовалась Сонька. — Вон через окошечки…

— Окна выходят на задний двор, так что вряд ли… Разве что неугомонная Гуля засечет, но кто ее слушает?



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать