Жанр: Детектив » Ольга Володарская » Призраки солнечного юга (страница 40)


От неожиданности я вздрогнула и чуть не свалилась со своего «насеста». Что они делают? Дерутся или придуриваются? А может, это брачные игры местных психов? Или тренировка самбистов? Или… покушение на убийство?

Мысли проносились в голове с бешеной скоростью, но я так не нашла ответа. А психи, между тем, катались по земле, тесно прижавшись друг к другу, словно изголодавшиеся любовники, причем каждый норовил подмять под себя другого, и ни у одного из них не получалось занять главенствующую позицию. Гуля была более маневренной, по этому постоянно выскальзывала из крепких объятий второго психа, но, судя по всему, менее сильной, потому что неизменно оказывалась на лопатках. В итоге они откатились так глубоко в заросли, что я потеряла их из виду.

От растерянности и не знания, что мне предпринять, я начала дергать ногами и елозить пузом по бортику, чем чуть не довела себя до самоубийства. В голове бился вопрос: свидетелем чего я только что стала? Убийства? Не похоже! Ведь Гуля не кричала, не звала на помощь. Да и предполагаемый убийца тоже хорош — удумал вершить свои черные дела в санатории, буквально кишащем ментами. Я, конечно, понимаю, что маньяку, если приперло кого-нибудь замочить, то хоть тресни, но замочи, только можно ведь сделать это и за территорией — какая ему разница… А если некто не маньяк, то убивать Гулю совсем без надобности. Деревенская сумасшедшая — что может быть безобиднее? Ковыряется себе в земельке, призраков ловит, ее все равно никто в серьез не принимает… Самое же главное — второй псих явно был мужчиной! Это стало ясно даже такой слепой курице, как я. А убийца Кати, если верить предсмертным стонам самой же Кати, был женского пола…

Тут мои мысли прервались, так как некто выпрыгнул из зарослей, словно черт из табакерки, отряхнулся, постоял немного, о чем-то размышляя, потом двинулся в сторону того места, где несколько минут назад копалась Гуля. И вот тут произошло ужасное! Я, до сего момента тихо висевшая на поручне, зачем-то дернула ногой, вследствие чего моя босая ступня, совершив круговое движение, резко ткнулась в прислоненный к стене таз. В нем я вчера вынесла на балкон постиранное белье, но как всегда забыла убрать. И так как таз был пуст, то опрокинулся он со страшным грохотом…

Сначала раздалось оглушительное тара-рам! Потом бумц-бабах! И на последок мерзкое уик-уик!

Некто вздрогнул и резко вскинул голову.

Я попыталась спрятаться. Но так как в тот момент я лежала пузом на поручне, и мои ноги болтались в воздухе, то мне это не удалось. И некто увидел меня.

Несколько томительных минут мы смотрели друг на друга. Я не видела его лица, зато он, наверняка, видел мое. Значит, мне каюк! Но тут некто вскинул руку и… весело мне помахал! Потом прокричал что-то, я не разобрала что, и не спешно покинул задний двор.

Когда его силуэт скрылся в зарослях, я сползла с поручня. Прошла в комнату, открыла холодильник, вынула недопитую бутылку и высосала ее одним глотком. Затем взяла со столика Сонькины очки, хотя они были слабее моих, но все же это лучше чем ничего, и вернулась на балкон.

Гуля так и не появилась.

— Гуля! — позвала ее я, стараясь не сильно шуметь. — Ты где?

Она не ответила. Я же побоялась возобновлять свой крик. Пусть на задний двор смотрит только мой балкон — все остальные выходят строго на юг и запад, мне не хотелось поднимать шум. Вдруг ничего страшного не произошло, а я разорусь…

Опомнись, Леля! — одернула себя я. — Как раз сейчас что-то произошло! Причем, что-то страшное. Сто к одному, что убийство. Только не убийцы, не орудия убийства я не видела. Черт подери эту близорукость! Сразу по приезде сделаю лазерную коррекцию зрения…

А что мне делать сейчас? Идти искать Гулю, вызывать горничную, звонить в милицию? А может, для начала запереть дверь?

Как бешенная кенгуру, я пропрыгала к двери и повернула ключ в скважине. Теперь я в безопасности! Только спокойнее от этого не стало. Почему? Тут меня осенило. Дверь! Дверь на потайную лестницу была не заперта. Значит, надо ее закрыть, чтобы никакая сволочь не проникла в корпус, миновав проходную…

А как выйти? Вдруг тот псих уже поджидает меня под дверью… Та-ак! И что мне делать? Ответ напрашивался сам собой — звонить дежурной по этажу, пусть приходит и охраняет. Я набрала номер, написанный на аппарате. 3-40. В моем родном НИИ по такому телефону вызывают пожарных. К моему ужасу трубку не брали. Либо дежурная ушла в туалет, либо… и ее убили!

Мне стало совсем худо. Даже выпитая на голодный желудок бутылка портвейна не помогла. Я почувствовала себя пленницей собственных страхов. И тут же вспомнила героиню Сигурни Уивевер из фильма «Имитатор». Она, так же как сейчас я, панически боялась выйти за порог собственной квартиры, это фобия даже имеет какое-то мудреное медицинское название, которое я забыла, помню только, как женщина-психиатр, в исполнении Сигурни, теряла сознание, стоило ей только шагнуть на лестничную клетку.

Вот со мной сейчас творилось то же самое. Сознание я, конечно, терять не собиралась — я вообще перестала его терять сразу после замужества, хотя раньше хлопалась в обморок регулярно. Зато все признаки истерии были на лицо: нервный озноб, испарина, усиленное сердцебиение, суетливые движения и неровное дыхание. Типичная неврастеничка!

И эта типичная неврастеничка никак не желала превращаться в нормального человека. То есть она, в смысле я, бесцельно носилась по комнате, перекладывая с места на место вещи, то вздыхала, то охала, то садилась, то вскакивала, теряя, тем самым,

драгоценное время.

Надо взять себя в руки! Надо! А еще газовый баллончик, совок, швабру, графин и пилку. С таким боеприпасом мне ничего не страшно. Сказано — сделано. Тут же в моей правой руке оказался баллончик, в левой графин, под мышкой совок, а в карманах пилка и крышка от графина; швабры, к великому моему огорчению, в туалете не оказалось, так что пришлось ограничиться мелкими калибрами.

Вооружившись, я смело шагнула к двери, поставив графин на пол, взялась за ручку, но тут же отпрыгнула, потирая пальцы о бедро, словно их обожгло. Я чуть не умерла от разрыва сердца! И на сей раз, фобия была не при чем — дело в том, что как только мои пальцы коснулись ручки, дверь затряслась под чьими-то ударами.

В нее постучали. Да как! Громко и настойчиво…

Или мне только показалось, что громко и настойчиво… С перепугу и не такое кажется…

— Кто там? — истерично завопила я, вплотную подойдя к двери.

— Здравствуйте, — донесся до меня незнакомый женский голос. — Извините, пожалуйста, за беспокойство, меня зовут Ольга, я ваша соседка…

— Из какого номера? — вопрошала я, а сама нагнулась к замочной скважине и попыталась через нее разглядеть незваную гостью.

— Из шестьсот шестьдесят пятого. Я только что вернулась из Сочи, зашла в номер и перед сном решила подышать воздухом… — она на мгновенье замолкла, потом взволнованно воскликнула. — Поймите меня, я ни за что не потревожила бы вас в столь ранний час, если бы не обстоятельства! — Еще одна коротка пауза. — Я увидела что-то странное… Мне даже показалось, что убийство, — ее приятный, но слегка хрипловатый голос сорвался. — Я не знаю, что делать! Мне страшно!

Я резко распахнула дверь. На пороге стояла незнакомая мне женщина приятной наружности. Среднего роста, худенькая. Круглое лицо, практически без макияжа, только губы очень ярко накрашены. На лице модные дымчатые очки с небольшой диоптрией. Волнистые волосы забраны в пушистый, похожий на помпон, хвост. Одета в облегающий топ, под которым угадывается по-девичьи маленькая грудь, и широкие шорты. На вид ей было около сорока. Очень приятная женщина, но я представляла ее себе немного другой, более роковой что ли…

— Извините еще раз, — пробормотала она, стараясь ничем не выдать своего замешательства при виде моего оснащения. — Но я не знаю, что делать, может, вы мне поможете…

— И что вы видели? — все еще подозрительно спросила я.

— Там двое катались по траве… Кажется, дрались… — Она растеряно улыбнулась. — Может это ничего не значит, но в свете последних событий…

Это точно, в свете последних событий любое несанкционированное утреннее вторжение будет расценено, как покушение на убийство! Я ей не доверяла, как не доверяла бы любому другому курортнику, оказавшемуся сейчас у моей двери. Но интуиция мне подсказывала, что Ольга не опасна. Слишком спокойна для человека, только что убившего Гулю. К тому же убил ее мужчина. Это я могу подтвердить под присягой…

— Заходите, — отбросив последние сомнения, скомандовала я, давая ей дорогу. — Я тоже кое-что видела…

Ольга вошла, скромно разувшись у порога. Ступни у нее были маленькие, с коротким толстыми пальчиками. Очень трогательные ступни, будто детские.

— У вас хороший номер, — оглядевшись, произнесла она. — Мой похуже будет…

— Зато ваш без дурной славы, — пробурчала я.

Она согласно кивнула и прошла к балконной двери. Я за ней.

Мы вышли на лоджию. Ольга встала, положив свои загорелые руки на поручень, и глянула вниз.

— Отсюда не очень хорошо видно — слишком высоко, но все же… — Она легонько взяла меня за локоть и подвела к поручню. — Вон там, — тихо сказала она, указывая на поросший кустарником задний двор, — двое неизвестных катались по земле… Кажется, они дрались. Потом один вышел из зарослей, а второго я больше не видела… — Она взволнованно схватила меня за руку. — Как вы думаете, он его убил?

— Не его, а ее… Это Гуля Садыкова, вы ее, наверное, знаете… — Я устало оперлась на поручень. — Именно она осталась лежать в кустах…

— Вы тоже это видели? — воскликнула Ольга.

— Видела, — созналась я. — И тоже не знала, что предпринять…

— Теперь нас двое, это уже хорошо! По моему, для начала надо спуститься вниз — посмотреть… Может ничего страшного… Еще бы в милицию не мешало позвонить… — Ольга вцепилась в поручень так, что побелели пальцы. — Только я не разглядела лиц дерущихся… Как жаль! Я знаю только, что один из них был мужчиной… — Она взволнованно на меня гляну. — А вы? Вы узнали убийцу?

— Нет, — с сожалением проговорила я. — У меня минус четыре, я очень плохо вижу…

— Ну хоть что-нибудь… Может, какую деталь!?

Я отрицательно замотала головой. Какие детали может заметить близорукий человек? Он видит только то, что находится под носом. Например, свои руки, или руки собеседника… Стоп! Ольгина ладонь, беспечно покоившаяся на поручне, вдруг привлекала мое внимание — в ней было что-то не то… Только что? Нормальная загорелая рука с аккуратными пальцами и короткими ногтями… Вот оно! Ногти! Вроде обычные: коротко обрезанные, округлой формы, не накрашенные, только под ними… земля!



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать