Жанр: Детектив » Ольга Володарская » Призраки солнечного юга (страница 41)


Мой удивленный взгляд вцепился ей в лицо. Потом вновь метнулся на руки. Откуда может взяться грязь под ногтями у женщины, которая только что вернулась со свидания?

Ольга уловила мой взгляд. И напряглась. Секунду она стояла, ничего не предпринимая, даже не произнося ни звука, потом невесело хмыкнула…

… А затем молниеносным движением стукнула меня кулаком в кадык!

Боль пронзила меня. В горле что-то булькнуло. Дыхание перехватило. Я обхватила руками шею, будто этот компресс из пальцев облегчит боль… И тут Ольга подскочила вплотную ко мне, как клещ вцепилась в мои плечи и начала неумолимо подталкивать меня к краю балкона. Я хотела закричать, но вместо крика из горла вырвалось невнятное бульканье. Тут же в голове пронеслась мысль — вот почему Гуля не кричала, ей так же, как и мне долбанули кулаком в шею…

Я все еще пыталась позвать на помощь, исторгая из горла призывные хрипы и карканье, когда Ольга подтолкнула меня к самому краю балкона. Я не видела этого, просто почувствовала, как поручень врезался мне в бок…

Ольга была дьявольски сильна — я не могла с ней справиться! Не смотря на то, что весила я килограмм на десять больше нее, не смотря на то, что мои мышцы тренированы в тренажерке, не смотря даже на то, что Геркулесов не раз обучал меня приемам самообороны — я не могла с ней справиться!

Когда поручень балкона вдавился мне в бок с такой силой, что стало нестерпимо больно, я поняла, что мне капец! Еще пол минуты, и эта сумасшедшая столкнет меня с моей же лоджии… Через час меня найдут первые купальщики. Поднимется крик. Набегут зеваки, приедут не выспавшиеся опера, циничные эксперты… Осмотрят меня (ломаную и битую), засунут в пластиковый мешок и увезут в морг. Расследование моей смерти поручат очкастому следователю, который решит, что это несчастный случай — он выяснит, что я боялась высоты. А когда произведут вскрытие, и оно покажет, что в моем желудке плещется бутылка портвейна, он решит, будто я алкоголичка, выпивающая спозаранку бомбу винища, и еще больше увериться в моей случайной смерти… И после этого хоть извертись в гробу, все равно никому не докажешь, что свалилась с балкона не по собственной глупости, а по вине какой-то маньячки!

Пока я рисовала в уме бесперспективную картину своего будущего, Ольга перебросила мое тело через поручень. Как ей это удалось, не ясно, ибо он находился довольно высоко, и для удачного маневра ей надо было меня приподнять, что она, скорее всего, и сделала! Не женщина, а терминатор какой-то!

Мои ноги не найдя под собой опоры беспомощно задергались. Я начала падать!

И вот тут я сделала единственно правильную вещь — плюнув на заученные приемы самообороны, от которых не было никакого толка, я извернулась и, словно загнанная в угол собака, вцепилась зубами в ладонь своей мучительницы. Зубки у меня — будь здоров, таким даже питбуль позавидует, к тому же цапнула я Ольгу с такой силой и злостью, что она взвыла и на мгновение выпустила меня из своих смертельных объятий… Так у меня появилась фора! Несколько секунд, за которые я должна успеть спастись! Вопрос — как?

Думать было некогда, потому что покусанная мною Ольга уже пришла в себя и возобновила свое наступление, по этому я сделала то, на что она не рассчитывала — я дала себя столкнуть! То есть перестала сопротивляться, сосредоточившись на том, чтобы в тот момент, когда мое тело будет переброшено через поручень целиком, руки смогли бы ухватиться за нижний выступ лоджии и ухватиться так крепко, чтобы не сорваться, не рухнуть, не бухнуться вниз… Зачем? Затем, чтобы спастись! Потому что единственный шанс уцелеть — это попасть на пожарную лестницу и попытаться спуститься по ней вниз, а лестница эта начиналась как раз под моей лоджией (если точнее, то между моей и соседней), только левее, то есть, чтобы оказаться на ней мне необходимо, взявшись за нижний выступ балкона, повиснуть на руках, потом, перебирая ими, переместиться на самый край, далее ухватиться одной пятерней за крайнюю ступеньку лестницы и только тогда перебросить на нее все тело… Подумаешь, ерунда какая! Плевое дело… для человека-паука! Или Бэтмэна. Для меня же, канцелярской крысы, городской неженки, фифы с трехсантиметровыми ногтями, это просто немыслимый героизм! Но другого выхода нет, значит, будем геройствовать.

Убаюканная моей пассивностью, Ольга потеряла бдительность. Конечно, разве можно опасаться бабенки, которая на треть своего тела вывалилась с балкона! Уже на треть мертва! Всего и осталось — подтолкнуть пинком под зад! Только она не ожидала, что эта полумертвая баба (замечу, уже крепко ухватившаяся за выступ балкона) лягнет ее в лицо. Да, я ее лягнула! И не только для собственного удовольствия, просто я поняла, что мне был нужен еще один временной люфт, для того, чтобы сгруппироваться перед «полетом», а еще лучше минутка, другая, чтобы перелезть через перила без навязчивой Ольгиной помощи…

Когда моя голая пятка врезалась в ее зубы, раздался противный хруст, наверное, я выбила ей пару резцов. Это была настоящая удача, потому что потеря «бивней» ввела Ольгу в состояние ступора, и я смогла аккуратно, не торопясь, переместить тело на внешнюю сторону лоджии, потом повиснуть на руках, сместиться влево и перелезть на пожарную лестницу. Не скажу, что мне это легко далось, не скажу, что без потерь — изломала все десять ногтей, изодрала колени, в кровь истерла ладони, еще меня вырвало и чуть не пронесло. Зато на лестнице я оказалась так быстро, что Ольга даже не успела что-то предпринять. Так что теперь смело могу заменять Тоби Макгвайера в особо опасных сценах «Человека-паука-3».

А теперь вниз! К свободе!

Я уже начала спуск, когда Ольга отмерла.

— Идиотка! —

прошипела она, вытирая рукой выступившую на губах кровь. — Ты все равно упадешь!

— Пошла на хрен, — прохрипела я в ответ, пока я могла только хрипеть.

— Тринадцатый этаж! И шаткая лесенка! Ты ни за что не достигнешь земли! Ты разобьешься! — визжала она и тянула ко мне свои руки, пытаясь схватить. — Тебя сдует! У тебя не хватит сил!

Это мы еще посмотрим, упрямо подумала я, аккуратно ставя босую ногу на очередную ступеньку. Посмотрим!

— Ты разобьешься! — продолжала каркать Ольга. — Свалишься! Все равно свалишься! Не теперь, так позже! Даже если ты достигнешь средины лестницы, это тебя не спасет! Ты все равно упадешь, не с тринадцатого, так с седьмого этажа! И все равно умрешь!

Я старалась не слушать ее, но ее злобные пророчества буквально врывались в мои уши…

— Я не упаду! — шептала я, вцепившись израненными руками в железную перекладину.

— Как только ты посмотришь вниз, у тебя закружиться голова … — распевно произнесла Ольга, словно пытаясь меня загипнотизировать. — Посмотри вниз! Посмотри!

Она выбрала верную тактику, эта маньячка! Психологическая атака сделала свое дело — мне стало дурно. Голова закружилась, желудок исторг очередную порцию белого портвейна вперемешку с желчью, и опять захотелось в туалет. Я зажмурилась. Только не смотреть вниз! Только не смотреть…

— Ты же боишься высоты, я знаю! Ты сорвешься! — добивала меня Ольга. — Посмотри, какая высота! Почти пятьдесят метров!

Эти ее слова меня почему-то отрезвили. Подумаешь, пятьдесят метров! Я была на высоты двух километров! Мне теперь все по фигу! Тем более, ветра никакого нет, лестница совсем не шаткая, а в детстве я занималась воздушной гимнастикой. Так то плевать мне на все психологические атаки! Плевать с высоты пятидесяти метров!

* * *

ЧЕЛОВЕК не верил своим глазам. ОНА опять начала спуск! Эта дурная девка, эта размазня, которая только что блевала и закатывала глазки, продолжала сползать вниз. Очень медленно и очень осторожно, опасливо ставя босые ноги на ступени и делая передышки после каждого шага — спускалась из последних сил! И, тем не менее, она не сдавалась! Упрямица! Все равно у нее не хватит пороха! ЧЕЛОВЕК видел, что она уже выдохлась, хотя преодолела только несколько метров, он видел, как кровоточат ее ладони, видел, как подрагивают ноги…

Она сорвется! Обязательно! Только побыстрее бы! Уже перевалило за семь, и скоро начнут просыпаться лежебоки курортники. Как здорово, что ОНА не может позвать на помощь. Удар в кадык — лучшее, чему ЧЕЛОВЕК научился у своего ВРАГА. Ведь именно с этого удара началась тогда, семь лет, назад экзекуция. Сначала кулаком в кадык, чтобы не орал, потом ногой под ребра, а там уж по спине, почкам, плечам…

ЧЕЛОВЕК тряхнул головой, отгоняя страшные воспоминания. Это было давно, и не правда! Давно и не правда! Теперь он сам стал палачом! Убийцей! На его совести две загубленные жизни (ВРАГА мы не считаем), а скоро будет еще одна… Прав был старик Достоевский — насилие порождает насилие… Разве мог ЧЕЛОВЕК подумать несколько дней назад, что к концу своего отпуска он отправит на тот свет еще троих!? Не мог! А разве мог он подумать, что ему будет их совсем не жалко… Нет, сначала он просто умирал от раскаяния, боли, грусти и скорби, особенно, когда расправился с первой своей жертвой, но потом… В конце-концов, они сами виноваты… Любопытство никого не доводило до добра!

ЧЕЛОВЕК сплюнул кровь, утер рукой рот. Кажется, с одним зубом можно распрощаться. Еще два качаются, но, быть может, их можно спасти… Черт! Мало ему отбитой селезенки, сломанных костей и жизни, теперь еще и зубов лишился…

Вдруг ЧЕЛОВЕК услышал звон стекла. Что это? Откуда? Он перегнулся через бортик и глянул вниз.

То, что он увидел, заставило его похолодеть!

* * *

Я спустилась всего на пять метров, а сил у меня совсем не осталось. Никогда бы не подумала, что я такая слабачка! Самое обидное, что мне было почти не страшно, просто ни руки, ни ноги не желали двигаться, будто они подчинялись не моей воле, а воле той сумасшедшей бабы, что харкалась кровью с моего балкона. И до низа мне ни за что не долезть. Не добраться даже до упомянутого Ольгой седьмого этажа…

По моему лицу покатились слезы. Горько-соленые слезы отчаяния. Столько усилий, и все напрасно! Какая жалость!

Я утерла слезы и сопли окровавленной ладонью, отлепила ногу от ступеньки и… чуть не сорвалась! Потная пятка (никогда бы не подумала, что и пятки потеют!) соскользнула с гладкой перекладины, и я повисла…

И вот в этот отчаянный миг, когда от смерти меня отделяло лишь мгновение, я увидела то, что стало моим спасением… Круглые, как иллюминаторы, окна по обе стороны от лестницы! Диаметром около метра. Как я их раньше не заметила!? Ведь они шли по всей торцовой стене здания. И если мне не изменяет память, эти окна выходят из коридоров, то есть в конце каждого коридора есть по паре таких иллюминаторов. Еще недавно, когда мы жили на двенадцатом этаже, мой взгляд постоянно на них натыкался, ведь наш полу-люкс был крайним. Я еще, помниться, удивлялась их дизайну и расположению. Иллюминаторы на высоте полутора метров от пола, что может быть глупее? И вот теперь эти глупые иллюминаторы стали единственным моим спасением.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать