Жанр: Детектив » Ольга Володарская » Призраки солнечного юга (страница 5)


— Сначала вытащи еще три карты, а потом мой хоть ноги, — прошипела Сонька. — Ну!

Зорин побубнил немного, но все же карту вынул.

— Валет, — уже без радости сообщил он.

— Валет — это жених, — блеснул знанием Лева Блохин.

— Валет — это хлопоты, — встряла я.

— Пиковый валет, — с нажимом произнесла Эмма. — Это злой, жестокий человек!

— Да что это такое! — возмутилась Сонька. — Одни пики! Ты, Зорин, специально что ли? У тебя в колоде других мастей нет?

— Это ваша колода, а не моя, — надулся Юрка.

— Ладно, давай дальше. Только аккуратнее.

Юрка хмуро кивнул и двумя пальчиками за краешек вытянул… девятку бубей.

— Ура! — заорали мы. — Буби!

— Ничего тут радостного нет, — хмуро пробурчала Эмма.

— Почему? — сникла Сонька.

— Потому что сама по себе девятка бубей означает всего лишь препятствия, задержки, проволочки…

— Подумаешь, поезд опоздает на пару часов…

— А в соседстве с Дамой пик… — Эмма повысила голос, — это страшная опасность!

Мы ахнули. Лева, как самый нервный, даже глаза руками прикрыл.

— Перестаньте нас пугать! — взвизгнул Юрка. — Что за безобразие!

— Да! — присоединилась к Зорину Сонька. — Мы, в конце концов, на курорт едем! К морю! А вы тут болтаете о каких-то ужасах! Будто мы едем воевать в горячую точку!

— Да перестаньте вы паниковать, — я попыталась успокоить испуганных приятелей. — Соня права, мы едем на курорт, и единственная опасность, которая может нас там подстерегать, так это несвежий шашлык.

— А террористы?

— Нужна ты им! — фыркнула я.

— А ядовитые медузы? Я слышала, есть такие… синие…

— Ты от берега дальше, чем на пять метров сроду не отплывала! А они водятся далеко в море.

— А змеи?

— Эти водятся высоко в горах, — озлилась я. — Так что перестань пороть чушь!

— Ладно, буду молчаливым приведением. — Сонька насупилась.

— И не смей больше так близко к сердцу принимать дурацкие карточные гадания!

— Я и не принимаю… Только пусть он последнюю карту вытащит! Надо ж посмотреть…

Зорин вопросительно посмотрел на меня, как бы спрашивая разрешения, когда я кивнула, он медленно вытянул из кучи последнюю пятую карту.

— Туз пик! — ахнули мы.

— Кошмар! — захныкала Сонька.

— Наоборот! — прервал ее писк Зорин. — Туз пик — это курортный роман!

— Чего ты мелешь?

— Пиковый туз — это сексуальная связь. Или постель! Я точно знаю! — радовался Юра, сверкая на Соньку глазами. Не иначе, решил, что в постели с ней окажется именно он.

— А вы что скажите, Эмма Петровна? — спросила я.

Эмма Петровна молчала.

— Нет вы скажите… Признайте мою правоту… — веселился Зорин. — Ну так что? Я прав?

— Нет, — трагично вымолвила Эмма, заползая под свою простыню.

— Как нет? Тогда что туз пик означает?

— Туз пик, — донесся до нас ее приглушенный голос. — В соседстве с дамой и валетом той же масти означает… СМЕРТЬ!

* * *

ЧЕЛОВЕК сидел на корточках у разрытой ямы. Она была не очень глубокой, но достаточной, чтобы в нее можно было положить человеческое тело. К тому же рядом с провалом лежала куча веток, валялись пластиковые бутылки, обертки от презервативов, гнилые сливы, попадавшие с растущего тут же дерева, обрывки обоев, щебень… Именно то, что нужно. Мусор, гниль, труха — вот, что послужит саваном для подлеца.

ЧЕЛОВЕК встал, отряхнулся. Крепко, так крепко, что даже заболели пальцы, сжал камень, которым нанесет первый удар. Достал из кармана нож, перекрестился. Хотя какого черта… ЧЕЛОВЕК не верил в бога уже семь лет! Бога нет, потому что разве бы милосердный Господь позволил так издеваться над своим «рабом»…

Но с другой стороны, разве встречу с заклятым ВРАГОМ нельзя назвать божественным проведением? Тем более, что она состоялась именно там, где все и произошло… Семь лет назад в санатории «Солнечный юг» ЧЕЛОВЕК повстречал другого человека, ставшего в последствии ВРАГОМ.

ЧЕЛОВЕК не хотел ехать сюда. Да что там! Он чуть не умер от отвращения, гнева, жалости к себе и боли в ключице, когда ему предложили путевку именно в «Солнечный юг». Но, подумав, успокоившись, выпив четверть упаковки антидепрессантов, он решил ехать. Чтобы, как он тогда думал, попытаться избавиться от демонов воспоминаний! Но, как оказалось, чтобы встретить своего ВРАГА.

Встретить и поквитаться с ним! А, поквитавшись, начать новую жизнь!

ЧЕЛОВЕК вздрогнул. Он услышал шаги… Шаги своего ВРАГА!

ЧЕЛОВЕК нырнул за пальму, притаился.

Когда седоватый затылок мелькнул перед его глазами, ЧЕЛОВЕК обрушил на него чудовищной силы удар.

ВРАГ рухнул, словно подкошенный.

Да свершиться месть! — прошептал ЧЕЛОВЕК и склонился над поверженным ВРАГОМ.

* * *

Мы, сгрудившись в кучку, стояли на платформе и озирались по сторонам. Я прикидывала, в каком направлении нам лучше двинуть, чтобы сократить путь, а все остальные озирались просто из любопытства, так как ни один из них в Адлере еще не был.

— Пальмы! Смотрите, растут прямо на улице! — восхищалась Сонька, тыча пальцем в стройную красавицу, росшую рядом с пригородной кассой. — Ни фига себе! Прямо на улице, как тополя!

— Тут субтропический климат, — начал умничать Зорин. — Пальмы такой любят, правда на зиму приходится листья окутывать, чтобы не померзли…

— А какая у них зима? Холодная или как?

— Ниже нуля не опускается почти никогда. Обычно плюс пять, десять. Но ветер с моря дует жуткий, так что холодновато.

— Нам бы такое «холодновато», — буркнула Сонька. — Ну что, Леля, ты сориентировалась?

— Пошлите по мосту, — неуверенно сказала я. — Выйдем к вокзалу, а там спросим.

— Пять раз в Адлере была и не знаешь, где этот санаторий находится?

— Откуда? Я ж тебе объясняла, что…

— … отдыхала только дикарем. Помню.

— А давайте у мужчин спросим, — предложила Эмма. — Вон целая копания у ступеней стоит.

— Не смейте! — прикрикнула на нее я. — Это таксисты. Они прицепятся, потом не отвяжешься! Сами разберемся. — Я сунула ей в руку ее же баул. — Двинули.

Мы двинули к

мосту, кряхтя под тяжестью Эмминых сумок.

Поравнявшись с кучкой таксистов, вжали головы в плечи, чтобы они нас не заметили. Но не тут-то было!

— Дэвушка! — воскликнул один из мужиков, пожилой золотозубый весельчак, схватив Соньку за руку. — Такой карасивый, а сумки тащишь… Давай помогу!

— Не надо, — ответила за подругу я. — Мы сами.

— Слущай, зачэм сами? Ми поможем. Отвэзем, куда надо!

— Квартыра нужен? Дом? Комната? — подключился еще один, помоложе и понаглее.

— Не надо нам ничего, — испуганно выпалила Эмма, вцепившись в свою грудь. Наверное, решила, что если ее в поезде не ограбили, то на вокзале ограбят точно.

— Как нычиво? Савсэм? — подмигнул пожилой. — Ехать разве нэ надо?

— Нам бы до санатория… — робко молвила глупая Сонька. — «Солнечный юг».

— О! — чмокнул воздух пожилой. — Хороший санаторий! Толко далэко… Дорого будет…

— Нэ слушайте его, — встрял третий таксист, лысый жилистый с разорванным ухом. — У нэго дорого, у меня нэт…Я довэзу…

— Алав, это мой клиент, слущщай, — обиделся пожилой. — Чего надо, а?

— Нам ваши услуги не нужно, — рявкнул Юра. — Разве не ясно?

— А тэбя никто и нэ повезет, — пренебрежительно бросил жилистый. — Ты жирьный, место много займешь…

— Давайте, карасавицы, — подхватил нас с Сонькой под руки золотозубый. — Довэзу за пол цены. И вас и маму вашу, — он кивнул на Эмму. — Даже этого возму, — кивок в сторону удивленно моргающего Блохина. — А толстого, так и быть, пусть Алав забирает…

— А сколько стоит? — опять вступила в разговор Сонька.

— Для тэбе почти даром!

— Сколько?

— Двэсти рублэй! Говорю, даром! — и он опять подмигнул.

Сонька вопросительно посмотрела на меня. Решила, что двести на четверых, это приемлемая цена за доставку до отделенного места. Наивная!

— Дорогой, — подмигнула я радостному таксисту. — Ты не обнаглел?

— Я? Обнаглел? — он очень искренне оскорбился. — Да другие тэбя до «Солнэчного» за пятьсот повэзут… Знаешь, как далэко…

— В путевке написано, что санаторий находится в двухстах метрах от вокзала, — весело сказала я. И жду, как он изворачиваться будет.

— Правилно, — быстро согласился он. — Толко тут всо пэрэрыто. Заборы кругом! Нэ пройдешь по прямой, надо круг дэлать… болшой.

— Хватит врать-то! Скажи лучше, в какую сторону нам идти.

— Нэ знаю, как идти. Как ехать знаю, садысь довэзу за сто пятдэсят.

Не знаю, чем бы все закончилось, наверное, так бы и поехали с приставучим таксистом, лишь бы отстал, но на наше счастье из многолюдной перронной толпы вынырнул наш недавний собутыльник Вано.

— Ванечка! — вскричала Сонька. — Ваня! На помощь!

Вано среагировал на Сонькин крик, обернулся, улыбнулся и подбежал к нам.

Приставалы тут же переметнулись на других туристов.

— Что такое, дэвченки? — спросил Вано, приобнимая нас. Как я заметила, армяне вообще любят обниматься, а с молодыми девушками особенно.

— Как нам до санатория добраться? До «Солнечного…»?

— Тут близко совсэм. Забор бетонный видите? Там дырка. В нее пролэзите. Вот и санаторий.

— Так близко? — ахнула Сонька.

— Канэшно. Вон его даже видно. — И он указал на возвышающееся над бетонным забором здание.

— Это «Солнечный юг»?

— Ты по-русски читать умеешь? — засмеялся он. — Там же написано.

Мы с Сонькой сощурились (обе были близоруки, и обе не носили очков). Оказалось, что на крыше здания имелись большие буквы «СОЛНЕЧНЫЙ ЮГ».

— Спасибо, Ванечка, — сердечно поблагодарила армянина Сонька. — Приходи к нам в гости!

— Зачэм в гости? — улыбнулся тот. — На работу приду. Работаю там. Людей на экскурсии вожу. Вас свожу. На Ахун, на Красную поляну, Белие скалы, куда захотите… — И, помахав нам ручкой, он вновь слился с толпой.

А мы, опять взвалив на себя сумки, двинули по путям в сторону бетонного забора.

Шли медленно, то и дело спотыкаясь. Оно и не удивительно, так как ночью почти не спали. И ладно бы гуляли до утра, пили, ели, песни пели, а то ведь слушали… А дело было вот как. Где-то в десять вечера, когда мы, наигравшись в карты, нагулявшись по проходам, наевшись чипсов и прочей вкусной гадости, собрались отойти ко сну, на очередном полустанке в вагон впорхнула семейка. Мама, папа (уже очень в возрасте) и пацаненок лет восьми. Оказались нашими соседями, причем близкими. Папа с сыном разместились на противоположных боковых, а мамашка непосредственно рядом с нами, то есть на освободившейся нижней полке. Родители были малость тормозные, зато пацаненок поражал вертлявостью и шкодливой непоседливостью.

Были они явно из каких-то сектантов, потому что постоянно крестились и бормотали молитвы. Причем, не из баптистов или адвентистов (те всегда с иголочки одеты и по примеру своих проповедников, не переставая, лыбятся), не из кришнаитов (батя был лохмат и длинноволос), не из буддистов (никаких фенек на запястьях, зато на шеях православные кресты), а из какой-то бедной старорусской секты, название которой мы с Сонькой так и не придумали. Мы, поначалу решили, что они церковные (батюшка, матушка и попенок), но, вспомнив нашего отца Александра, который ездит исключительно на иномарках, а под рясой у него то и дело тренькает мобильник, передумали. Эти были одеты настолько бедно, что казалось, их вещи просто рассыплются от старости. На матушке был ситцевый халат, застиранный до того, что цветочки, бывшие некогда ромашками, превратились в подтаявших на солнце медуз. На папе «треники» со штрипками — я такие уже во втором классе отказалась носить — футболка с «Олимпиадой-80» и кеды. На мальчишке наставленные снизу штанцы и линялая майченка.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать