Жанр: Научно-образовательная: Прочее » Сергей Ненецкий » Что хранит океан (страница 2)


Бросив якорь в том месте, которое было указано на схеме Отта-вио, Фипс и его компаньоны целыми днями осматривали и об-шаривали морское дно на мелководье у рифов, но, увы, им удалось най-ти лишь один небольшой слиточек серебра. Обнаружить же останки галеона никак не удавалось. Намеченный срок поисков подходил к концу, таяли и взятые на борт судна запасы провианта. Безрезуль-татные поиски вызвали недовольство экипажа. Назревал даже мя-теж, и Фипсу ничего не оставалось делать, как с пустыми руками возвращаться в Англию. Единственный серебряный слиток мог рас-цениваться лишь как памятный сувенир и вряд ли был способен удовлетворить взыскательного "спонсора", поэтому Уильяма отнюдь не радовало предстоящее рандеву с королем. Да куда ж от него денешься?

Но судьба оградила неудачника от встречи, не сулившей ему ничего хорошего: пока Фипс, не зная покоя, искал свое счастье, Карл II, напротив, успел обрести вечный покой. На трон взошел его младший брат Яков II, который не пожелал даже принять сомнительную личность, прибывшую из дальнего плавания. Это вполне устраивало Фипса, поскольку снимало с него прежние обязательства и позво-ляло искать нового влиятельного компаньона. Вскоре таковой на-шелся: им стал Генри Кристофер, герцог Албемарлский - страст-ный картежник, грезивший нажить солидное состояние. Он-то и добился у Якова II необходимого согласия на поиски сокровищ, пообещав королю десятую долю добычи.

Имея королевское "добро", герцог без труда сколотил "Компанию джентльменов - искателей приключений", предоставивших в его распоряжение 3200 фунтов стерлингов сумму по тем временам весь-ма солидную. Спустя некоторое время, а точнее, 12 сентября 1686 года, от берегов Туманного Альбиона в юго-западном направлении отошли два судна под командованием Уильяма Фипса: одно из них, с 22 пушками, он в честь венценосной четы назвал "Яков и Мэри", другое, поменьше, с 10 пушками,- "Генри" в знак признания заслуг герцога в снаряжении повторной экспедиции. .

И вот Фипс вновь у Багамских островов в районе заветных корал

ловых рифов. Нанятые им индейцы-ныряльщики ежедневно десятки раз погружаются под воду в поисках хоть каких-либо следов по-гибшего корабля. Так проходит не один месяц. Но все тщетно. Похо-же, что и на этот раз фортуна не считает нужным осчастливить Фипса и его команду. Капитан готов признать себя побежденным. Созвав своих помощников на совещание, Уильям объявляет им о прекращении поисковых работ. При этом он в сердцах топает под столом ногой, случайно задевая при этом какой-то странный предмет, похожий на кусок кораллового нароста, но подозрительно правильной формы. Что это? Ударом топора Фипс разбивает его - внутри оказывается небольшой ящик из твердого дерева. Еще один удар топора, и на палубу сыплются серебряные и золотые монеты.

Тут же проводится небольшое расследование и выясняется, что этот "кусок коралла" еще в первые недели поисков достал со дна один из ныряльщиков. Поскольку всех интересовали не кораллы, а драгоценные металлы, Фипс бросил его тогда же под стол, где тот и пролежал все это время. Но как найти то место, откуда извлечен замаскированный морем ящик с монетами? Ныряльщик вспоминает, что свою находку он обнаружил в скалистой впадине, на дне которой, как ему помнится, громоздились крупные коралловые образования. Уже через несколько минут туда погружаются сразу несколько ин-дейцев. Томительное ожидание, и наконец онр один за другим выныривают на поверхность, держа в руках "кирпичи", обросшие слоем кораллов. Более того, кто-то из них даже утверждает, что видел в рас-щелинах корабельные пушки. Неужели цель близка?

Фипс решает сам спуститься под воду. Для этой цели он еще в Лондоне своими руками соорудил нехитрый водолазный колокол -большую конусообразную бочку, опоясанную железными обручами и покрытую для балласта толстым слоем свинца. Внутри этого "ба-тискафа" имелись сиденья для водолазов, которые могли со шлангом для дыхания выбираться из-под колокола на дно. Теперь уже можно было опуститься поглубже и побыть под водой подольше, а стало быть, и разглядеть побольше.

Во время одного из погружений и произошло то, ради чего Фипс долгие месяцы терпел трудности и невзгоды: на глубине примерно 12-15 метров был обнаружен затонувший галеон. Покрытый сплошь коралловыми наростами, он напоминал поднимающийся со дна риф. Даже бывалые моряки не сразу определили, где у судна нос, а где корма. Но так ли это было важно, если то и дело на поверхность уда-валось поднять то серебряный слиток, то горсть монет, то золотую пластину! С таким материальным стимулом водолазам работалось веселей. С раннего утра, как только первые лучи солнца пробивались сквозь толщу воды, начинался рабочий день, который заканчивался уже в еумерках. Лишь шторм на какое-то время прервал поиски, но едва он утих, погружения возобновились.

Добыча складывалась на палубу главного судна. Груда отнятых уморя сокровищ постепенно росла. Но... росло и недовольствоэкипажа: работы велись уже больше двух месяцев, люди безумноустали, питьевая вода начала гнить в бочонках, а тающие запасыпродовольствия вынуждали кока сокращать порции. К тому же од-нажды утром к рифу Силвер-Банк подошел легкий шлюп, бросив-ший якорь совсем Недалеко от подводного прииска Фипса. Вот тут-то и пригодилась артиллерия, которой были оснащены его ко-рабли. Залп из 22 пушек поставил крест на надеждах непрошеных гостей: изрешеченный ядрами шлюп вскоре отправился туда же, где уже несколько десятилетий покоился галеон "Нуэстра сеньора де ла Консепсьон". .

Фипс понимал, что главные богатства испанского судна пока остаются в ' его трюмах. Используя свой высокий авторитет среди экипажа, капитан попросил своих подчиненных еще на какое-то время продолжить работу, вновь подтвердив, что каждый получит свою. часть добытых драгоценностей. Лучшего из водолазов он угово-рил постараться проникнуть в нижний трюм галеона. Тот выполнил просьбу Фипса, но когда выбрался на поверхность, по его лицу струилась кровь. У бедняги даже не оставалось сил, чтобы

взобраться в лодку, и его пришлось втаскивать туда двум матросам. Но усилия ныряльщика были затрачены не зря: отдышавшись, он сказал, что обнаружил в трюме большой сундук, который он не мог даже сдви-нуть с места.

Не оставлять же сокровища другим, более удачливым искателямсчастья? В этом вопросе все члены экспедиции проявили полное едино-душие. Спускаясь по одному ипо'двое в трюм, ныряльщики за тридня сумели застропить сундук, извлечь его из трюма, а затем и под-нять на борт "Якова и Мэри". Взмах топором - и на палубу посы-пались золотые украшения, бриллианты, изумруды, жемчуг и дажехрустальные бокалы, которые, разбиваясь, издавали прощальныйчарующий звон. Но зачаровал команду не он, а те несметные сокрови-ща, что на глазах у всех извлекались из словно волшебного сун-дука. Все ценности были тщательно взвешены и зарегистрированыв бухгалтерских книгах - их с самого начала аккуратно вели доверенные лица Фипса и герцога Алб^марлского. ,Радость и ликование царили в то утро в стане подводных триум-фаторов. Ни о каком прекращении работ, суливших сказочные перспек-тивы, уже не могло быть и речи. Все выражали готовность терпеть любые испытания, коли море так щедро, одаривает их за это, Однако в жизни реальность часто входит в серьезные противоречия с мечтой. Так произошло д в те отдаленные от нас на три столетия дни, когда ныряльщики Фипса с немалым риском для жизни пытались проникнуть в закупоренные коралловыми наростами трюмы испан-ского галеона. Для облегчения взлома этих природных "замков" эки-паж даже отковал разнообразный инструмент: крюки, кошки и дру-гие приспособления. Но вскрыть окаменевшую обшивку или палубу судна водолазам так и не удалось. Море сочло отданные материальные ценности вполне достаточной компенсацией участникам экспедиции за их тяжкий труд.

Впрочем, жаловаться на судьбу им и впрямь не приходилось:бухгалтерские книги уже содержали множество записей, в которыхв общей сложности фигурировали десятки тысяч фунтов серебрав виде слитков, несколько ящиков и мешков с монетами, 25 фунтов чистого золота, великое множество всевозможных ювелирных изде-лий, драгоценных камней, жемчуга. С такой добычей не стыдно бы-г ло-возвращаться в Лондон, и Фипс берет курс к Британским остро-вам.

Нелегким оказался обратный путь. Достаточно сказать, что уже в самом начале плавания лишь высокое капитанское искусство и хитрость Фипса позволили ему обвести вокруг пальца французских пиратов: темной штормовой ночыО он рискнул спрятать свои корабли среди грозных скал, благодаря чему удалось спастись от преследо-вания, которое могло печальным образом завершить так удачно сложившуюся многомесячную экспедицию. И вот, оставив позади ты-сячи миль, наполненные смертельными. опасностями и тяжелейшими испытаниями, 6 июня 1687 года Фипс возвратился в гавань, откуда девять месяцев назад он пустился в свое плавание за подводными богатствами.

Лондон встретил Фипса как героя. Все, кто был причастен к снаряжению экспедиции, принялись делить добычу. Больше всего досталось герцогу Албемарлскому и "Компании джентльменов искателей приключений". Строго говоря, истинные приключения при-шлось искать в море Уильяму Фипсу и его команде, а сухопутные "приключения" джентльменов свелись лишь к риску потерять вло-женные ими в предприятие средства. Теперь же затраты окупились с лихвой. Что ж, кто не рискует, тот не пьет шампанское.

Офицеры, боцман, кок, матросы.- все члены экипажа обрели свою долю, а вот отблагодарить старика Оттавио Фипс уже не мог: тот умер вскоре после того, как расстался со своей тайной. Коечто перепало и лондонскому Тауэру: его арсенал пополнился шестью бронзовыми пушками, отобранными у моря.

Получив свою "десятину" - свыше 20 тысяч фунтов стерлингов, Яков II не только соизволил принять бывшего корабельного плотника, но и удостоил его рыцарского звания "за добрые и честные, услуги". Вскоре новоявленный рыцарь был награжден двумя медалями. Ли-цевую сторону одной из них украшали профили королевской четы, а на оборотной был изображен названный в ее честь корабль, стояв-ший на якоре над затонувшим судном. Надпись, выбитая на медали, гласила: "Пусть всегда висит твой рыболовный крючок". Эта фраза, взятая из поэмы Овидия "Искусство любви", подразумевала, конечно же, тот "крючок", с помощью которого Фипс столь успешно ловил свою "золотую рыбку". На другой медали был отчеканен Нептун, вооруженный традиционным трезубцем: владыка подводного царства, облаченный в пышный парик и потому удивительно похожий на герцога Албемарлского, спокойно взирал на добычу сокровищ. Девиз уедали утверждал: "Всё - из воды".Заметно подобревший к Фипсу король предложил ему занятьвысокую должность комиссара британского флота, но тот решилвернуться в Новую Англию, откуда был родом. На свою долю, составив-шую более 11 тысяч фунтов стерлингов, он построил в Бостоне большой и красивый дом, намереваясь пожить в нем в свое удовольствие,Однако Яков II пожелал назначить Фипса губернатором Массачусетса и генерал-губернатором Мэна и Новой Шотландии.Как откажешься от королевского поручения? Пришлось взвалить на плечи тяжкую ношу. В новой роли Фипсу довелось не раз всту-пать в сражения с войсками французских колоний, на американской земле. К тому же в хитросплетениях жизненных интриг он чувствовал себя не столь уверенно, как в плавании цо бурному морю. После круп-ной битвы под Квебеком недавний баловень судьбы оказался не только побежденным, но и разоренным, запутавшимся в долгах, преследуе-мым многочисленными личными врагами. Словом, бывалый моряк ухитрился сесть на мель на с"уше.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать