Жанр: Научно-образовательная: Прочее » Сергей Ненецкий » Что хранит океан (страница 6)


И все же Фишер не терял веры в успех, справедливо полагая, что находившиеся на галеоне железные предметы - якоря, ящики с мушкетами, ядра - рано или поздно окажутся в поле зрения его магнитометра и дадут о себе знать. Так и случилось: в один прекрас-ный день внезапно заволновался и пустился в пляс самописец маг-нитометра, оставляя на ленте зигзаги надежды. Уже спустя несколь-ко минут водолазы ринулись в воду. Прибор не обманул: сначала со дна был извлечен старинный мушкет, затем удалось найти большой якорь и горсть серебряных монет. Очередное погружение - и сияющий от радости ныряльщик появляется на поверхности воды с огромной золотой цепью. Следом океан отдал еще множество своих трофеев: золотые украшения, ювелирные ложки и тарелки, драгоценные камни, золотой боцманский свисток, бронзовую астролябию, большое число монет, слитки из золота и серебра, мешочки с золотым песком.

Урожай был хорош, но оставалось неясным, принадлежат ли всеэти ценности "Аточе" или они родом из другого судна. Точки над"i" поставил один из найденных серебряных слитков, на котором отчет-ливо просматривались цифры "4584". Такой серийный номер фигури-ровал и в декларации судового груза "Аточи", хранившейся в архивеСевильи. Копией этого документа с указанием веса всех перечисленныхв нем слитков благородных металлов .располагал и Фишер. И вотв одном из портовых баров Флориды пронумерованный слитой под-вергся публичному взвешиванию, и результат точно совпал с весом, проставленным в декларации. Значит, "Аточа", вернее, часть ее об-ломков, разбросанных штормом на значительной площади Мексикан-ского залива, найдена. А где остальные части галеона?

Тщательное подводное обследование показало, что в этом месте морского дна рассчитывать больше не на что: главные сокровища "Аточи" покоились на других "складах". На их поиски ушло еще немало лет, свыше 2 миллионов долларов и несколько человеческих жизней.

Среди погибших в 1975 году во время сильного ночного шторма, кото-рый опрокинул поисковую яхту "Северный ветер*, оказались стар-ший сын Фишера Дирк.и его жена Анхель. Море будто мстило людямза их дерзкие попытки отобрать назад плененные стихией трофеи. -Но даже семейная трагедия не сломила Мела Фишера. К этому времени его компания насчитывала уже более тысячи акционеров, ' готовых и впредь субсидировать своего отважного президента. Поиски - были продолжены - и океан наконец сдался. Произошло это в 1980 году, когда чуткая электронная аппаратура поведала о том, что на дне лежат металлические предметы. И вот они, эти давшие; о себе знать предметы - абордажный крюк и огромный, почти два метра в диамет-ре, медный котел, подняты на палубу. Сами по себе находки не имели особой ценности, но зато вселяли надежду на успех экспедиции. Вскоре на дне был обнаружен корабельный балластный камень, а неподалеку от него - несколько керамических сосудов, бочонки с синей краской индиго и четыре покрытых наростами небольших дис-ка, оказавшихся серебряными испанскими монетами времен короля Филиппа III, который правил в 1598-1621 годах.

Затем находки посыпались как из рога изобилия: обломки керамики и сотни монет, сломанная астролябия и офицерская шпага, серебряный колокол и подносы. Во время одного из погружений сын Фишера Кейн обнаружил часть остова довольно крупного деревянного судна, а среди обломков - шесть слитков серебра, ювелирные украшения, медные заготовки.

Поиски продолжались, и море становилось все сговорчивее: слитки из золота и серебра, ряд серебряных изделиц - кувшины, блюдо, чернильница, канделябр. Большой интерес' команды вызвал странный тяжелый ком, который не без труда был извлечен на поверхность моря: он состоял из множества серебряных монет, плотно "склеившихся^ между собой за время долгого пребывания в морском плену. Но самой ценной, а точнее, бесценной находкой стал золотой перстень с огромным изумрудом прямоугольной огранки.

Что же за судно так щедро одарило Фишера и его помощников?Все та же "Аточа"? Нет. Как показало сопоставление номеров слит-ков с архивными описями судовых грузов той эпохи, поднятые.со дна сокровища находились в свое время на борту испанскогогалеона "Санта Маргарита". Вместе с "Нуэстра сеньора де Аточа"судно покинуло в 1622 году Американский континент, взяв курск родным берегам, и во время того же злополучного шторма раз-делила ее печальную" судьбу: разбитую об острые рифы "СантаМаргариту" океан без труда увлек в свои покои. Когда стихия ути-хомирилась, проходившее мимо ямайское судно спасло 68 человек, отчаянно боровшихся за жизнь. Спустя пять дней был обнаружен. помощник капитана Джузеппе Хоронимо, дрейфовавший по волнам на деревянной крышке палубного люка. Остальные 120 человек, нахо-дившиеся на галеоне, погибли на мелководье у флоридского рифового барьера.

Поскольку уцелевшие люди могли точно указать место, где затонуло судно, вскоре начались спасательные работки ведь "Санта Маргари-та" не уступала в богатстве своей "подруРе" по несчастью "Аточе": в ее официальном грузовом списке числилось большое количество золота и серебра в виде слитков, монет, украшений. Были на борту и другие грузы, в частности, медь, слоновая кость и бочонки с ред-кой заморской краской индиго, за которую европейские текстиль-щики охотно отдавали огромные деньги.

Летом 1626 года водолазам и ныряльщикам, во главе которых стоял житель Гаванны Франциско Нуньес Медиан, удалось найти и поднять 350 серебряных слитков, большой якорь, несколько бронзо-вых орудий, медные слитки, ювелирные изделия. Поиски продолжались еще три года, но особых успехов не

принесли. К тому же Медиану был предложен весьма престижный пост губернатора Каракаса, и он предпочел свернуть поисковые работы.

И вот спустя три с половиной столетия покой "Санта Маргариты" нарушил Фишер, искавший "Аточу". Что ж, "Аточа" подождет, а пока за дело,-коли море готово раскошелиться. Уже к концу следующего года было добыто со дна морского золота и серебра на десятки миллио-нов долларов. В мире подводных кладоискателей Фишер занял главен-ствующую позицию: до него никому не удавалось отобрать у океана столько затонувших сокровищ.

Расставшись с "Санта Маргаритой", Фишер вновь сосредоточил свое внимание на поисках останков "Аточи", манившей его к себе, как первая любовь. Путь к ней занял еще несколько лет, но теперь уже фортуна, избравшая Фишера своим фаворитом, была не в силах от-казать ему. в праве на остальные богатства "Аточи". Да и сам Мел позаботился о том, чтобы поиски были удачными: из свалившихся на его голову миллионов он затратил немалую часть на приобретение новых поисковых судов и оборудования. И был с лихвой воз-награжден: заждавшаяся его "Аточа" отдала ему практически все свое состояние - огромное количество золота, изумрудов, серебря-ных слитков и монет. Теперь уже общая стоимость добытых бывшим фермером морских трофеев составила чуть ли не сотни миллионов долларов.

Если Мела Фишера можно считать чемпионом по изъятию ценностей, незаконно присвоенных Нептуном, то на роль серебряного призера этих неофициальных соревнований, пожалуй, йправе претендовать его соотечественник Барри Клиффорд. С его именем связаны удачные поиски пиратской галеры "Уайды", которая в 1717 го-ду села на мель и затонула на мелководье всего в нескольких сотнях метров от флоридского пляжа Кейп-Код в Маркони-Бич.

О богатствах "Уайды^ ходили легенды. Согласно историческим хроникам, прежде чем разбиться о рифы, пираты успели ограбить примерно полсотни кораблей. Изучение их судовых документов позво-лило Барри решить несложную задачу на сложение и оценить пират-ские сокровища примерно в 400 миллионов долларов. Одного только зо-лотого песка по самым скромным подсчетам на галере находилось не менее 4,5 тонны. Свыше полумиллиона серебряных монет, боль-шой груз африканской слоновой кости, ларец с драгоценными кам-нями из Индии словом, было от чего не спать по ночам и гре-зить об удаче.

К поискам "Уайды" Клиффорд приступил весной 1982 года. Не прошло и недели, как нанятые им ныряльщики нашли на глубине около десяти метров обломок глиняной трубки, несколько медных гвоздей и обрывки корабельных ремней. Сердце подсказывало Барри, что это "весточки" от заветной галеры, к которой были обращены все его помыслы. Но убедить в этом компаньонов, чтобы развернуть широ-кие поисковые работы, ему не удалось.

Спустя два года в тех же краях удалось обнаружить три пушки, но и они могли принадлежать любому из множества кораблей, нашед-ших последний приют вблизи коварных флоридских рифов. Прошел еще год. И вот, обследуя очередной подводный участок, один из аквалангистов заметил какой-то предмет, почти полностью зарывшийся в подводные дюны. Что это? Когда находку высвободили из песчаного плена, взорам ныряльщиков предстал большой судовой колокол. Он-то мог многое рассказать искателям.

Покрытый толстым слоем ракушек колокол не без труда подняли в лодку и доставили на берег. Здесь его очистили от наростов, и металл заговорил: на бронзовом ободе отчетливо виднелись сло-ва - "Галера "Уайда"- 1716 г.". Теперь уже сомнений не оставалось: где-то поблизости море скрывает огромный клад. Как сказал тогда Клиффорд, "пришел час большого улова". Он не ошибся. Вскоре начался отличный "клев". Ныряльщики работали от зари до зари, без выходных и праздников. Да разве истинный кладоискатель сможет отдыхать, если каждое погружение приносит столько драго-ценностей, что и во сне не приснится? В^ общей сложности аква-лангисты Клиффорда добыли со дна сокровищ на сумму примерно 15 миллионов долларов. Такой "улов" уместно сравнивать не с золотой рыбкой, а с целым косяком крупных золотых рыб.

СОКРОВИЩА

Если читатель помнит, мы расстались с испанским галеоном "Нуэстра де ла Консепсьон" после того, как Уильям Фипс в конце XVII века завершил свою весьма удачную экспедицию к его останкам, покоя-щимся среди коралловых рифов Силвер-Банк (Серебряной Отмели) -так стали называть этот район Атлантики после находок Фипса.

И хотя собранный им урожай серебра составил не менее трех де

сятков тонн, едва ли не в десять раз большее количество драгоцен

ного металла продолжало лежать где-то на морском дне среди об-ломков галеона: ведь, как свидетельствуют старинные документы, ой был загружен серебром аж до пушечных портов. Главную часть груза составляли реалы - монеты, отчеканенные в 1640 году в бывших испанских владениях, располагавшихся на территории нынешних Мексики, Боливии, Перу. Фипс, разумеется, не стал обнародовать точное местоположение "Консепсьона", и вскоре о серебряном галеоне надолго забыли. Следующую страницу в биографию легендарного судна вписал уже в наши дни американский искатель сокровищ и при-ключений Берт Уэббёр.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать