Жанр: Научно-образовательная: Прочее » Сергей Ненецкий » Что хранит океан (страница 8)


Пожалуй, тысячу раз прав Жак Ив Кусто, тоже, как вы знаете, отдавший дань поискам затонувших сокровищ, но практически так и не нашедший их: "Жизнь и напряженная Деятельность,говорит зна-менитый ученый и путешественник,- вот подлинное сокровище".

Не златом

единым

Спору нет: очень многих искателей счастья, готовых погружаться за ним в океанские пучины, затонувшие сокровища, привлекают прежде всего, своей ценностью. Но учеными, которых именуют подводными археологами, как правило, руководит отнюдь не корысть, а желание пролить свет на еще не прочитанные страницы истории жизни наших далеких предков, добыть неизвестные прежде сведения об уровне материальной культуры общества в давние времена. Вот почему для таких бескорыстных рыцарей науки найденный на дне простой кора-бельный гвоздь или якорь порой представляет куда больший интерес, чем, скажем, украшение из благородного металла, а глиняная амфора, пролежавшая в воде десятки столетий, может доставить ничуть не мень-ше радости,, чем подаренный Нептуном изумруд или бриллиант. А разве не на вес золота ценятся некоторые спасенные из морского плена произведения искусства, например скульптуры, изваянные древ-ними мастерами из бронзы или мрамора?

История подводной археологии богата яркими событиями. Одно

из них произошло около сорока лет назад, вблизи забытого богом

рыбачьего поселка Бодрум, приютившегося у мыса Гелидонья на западном побережье Турции. Когда-то, в античную эпоху, здесь стоял основанный еще в конце 2 тысячелетия до н. э. греческими колонис-тами крупный город Галикарнас - столица Карий. Этот торговый и культурный центр известен как родина великих историков Древней Греции - Геродота и Дионисия Галикарнасского, но еще более как место, где в середине IV века до н. э. было воздвигнуто одно из замечательных сооружений древности - Мавзолей. Так стали назы-вать гробницу карийского правителя Мавсола, сооруженную по воле его жены Артемисии и причисленную впоследствии к семи чудесам света.

К сожалению, ни сам город, ни Мавзолей не уцелели до наших дней:

они были безжалостно разрушены. рыцарями-крестоносцами, захва-тившими в XV веке побережье Малой Азии. Селение Бодрум - все, что осталось сегодня от некогда величественного города.

В один из летних дней 1953 года бодрумские рыбаки вернулись до-мой с необычным уловом: со дна моря они вытащили крупную, больше человеческого роста, бронзовую статую, обвитую водорослями и облеп-ленную раковинами. Об удивительной находке местные жители сооб-щиЛи в Археологический м^зей турецкой столицы Анкары. Прибывшие через несколько дней в Бодрум специалисты по достоинству оценили прекрасное творение неизвестного античного мастера. "Мы тут же поняли,писал йосле возвращения в Анкару один из экспертов,-что видим нечто необычное. В ярком свете дня голова статуи пред-стала перед нашими глазами во всей своей совершенной красоте. Ее грустное и милое, лицо тотчас убедило нас, что эта скульптура подлинный шедевр. В этом -лице волнует неподдельная сила чувства, какая присуща лишь созданиям истинно больших мастеров".

Искусствоведы смогли лишь определить возраст морской красави

цы: она, по всей видимости, создана в IV веке до н. э., то есть во времена

великого скульптора Древней Греции Праксителя. Но кто именно изваял ее? Как этот шедевр оказался на морском дне, да еще примерно в километре от берега? Вероятнее всего предположить, что скульптура находилась на борту какого-то парусника, затонувшего неподалеку от гавани Галикарнаса. В таком случае где-то рядом должны покоиться и останки этого судна, и остальной его груз, быть может, столь же ценный, как и печальная женщина, отлитая из бронзы.

Идея заинтересовала молодого американца Питера Трокморто-на - журналиста и подводника. И вот он уже у берегов Турции,там, где море отдало бодрумским рыбакам свою очаровательнуюпленницу. Раз за разом погружается Питер в воду, пока наконец ненаходит на морском дне старинную галеру. Окрыленный удачей оншлет в США телеграмму своим друзьям, и вскоре ему на помощьприбывает целая группа аквалангистов. В течение нескольких недель они буквально обшаривают все прибрежные воды, омывающие не-большой остров Ясси. Успех превзошел все ожидания: вместо однойгалеры было найдено целое корабельное кладбище - обломки при-мерно четырех десятков судов, затонувших здесь в разное время напротяжении двух с лишним тысячелетий. Здесь покоились и античноегребное судно, и старинный турецкий фрегат, и даже подводная лодка,навеки застывшая на грунте в годы второй мировой войны. Но почему все они избрали именно это место в качестве своего последнего пристанища? Ответ на этот вопрос стал очевиден, когда ныряльщики обнаружили поблизости коварный скальный риф, спрятавшийся на глубине всего несколько метров: словно острый нож, он легко вспары-вал деревянные обшивки парусников, да и судам с металлическим кор-пусом мог нанести смертельные раны.

Особый интерес аквалангистов вызвал византийский грузовой ко-рабль, потерпевший крушение и ушедший на дно примерно четырнад-цать столетий назад: так, по крайней мере, показало тщательное изу-чение монет, керамики и других предметов, найденных водолазами на судне. Среди них оказались бронзовые весы, которые были обнаружены в капитанской каюте и на которых удалось прочитать выгравированное имя Georgos. Быть может, Георгосом звали капитана погибшего ко-рабля? В его каюте сохранились даже остатки трапезы - косточки маслин, орехи и панцирь омара. А вот промочить напоследок горло капитану, видно, не довелось: поданная к столу амфора с вином была запечатана воском. Но хотя поиски у турецких берегов длились еще несколько лет, получить ответна вопросы, связанные с биографией прекрасной незнакомки из Бодрума, подводные археологи так и не смогли.

Уж коли речь зашла об

амфорах с вином, поведаем еще об одной находке, завершившейся дегустацией древнего напитка, выдержка которого намного превысила все мыслимые и немыслимые техноло-гические сроки. Во время работы одной из экспедиций Жака Ива Кусто на его знаменитою научном судне "Калипсо" у крохотного ска-листого островка Гран-Конглуэ, близ побережья Прованса летом 1952 года французские аквалангисты нашли на морском дне останки галеры, на палубе которой под слоем затвердевшего ила и песка среди прочего груза удалось обнаружить множество греческих амфор, некогда заполненных вином, а теперь - морской водой. Но однажды ныряльщикам попалась закупоренная амфора с сохранившимся со-держимым. Торжественно вскрывается пробка, и густая мутная жид-кость льется в стаканы: древнегреческое вино опробывают прежде всего сам Кусто и его помощник .Цальман.

Хотя морская вода не проникла в вино, алкоголя в нем уже не было. Едва пригубив напиток древних греков, вернее, то, во что он превра-тился за долгие столетия незапланированной выдержки, Лальман сразу же его выплюнул, зато Кусто неторопливо, словно коньяк, выпил свою порцию и так прокомментировал результаты дегустации: "Видно, не-важный виноград вырос в тот год..." Без особого удовольствия жидкость попробовали и некоторые другие - наиболее любознательные члены экспедиции, а остатки выплеснули из амфоры за борт. Правда, тут же и пожалели: нужно было, конечно, оставить немного экзоти-ческого античного напитка для химического анализа. К сожалению, все дальнейшие попытки найти хотя бы еще один сосуд с вином, успехом не увенчались.

Более удачливым в этом отношении оказался мексиканский ны

ряльщик, который в 1959 году, погрузившись вводу у кораллового

рифа в нескольких километрах от побережья штата Юкатана, нашел валявшуюся на дне бутылку с ромом. Напиток пришелся ему по вку-су, и спустя какое-то время он вновь отправился на добычу. И что же? На этот раз море оказалось необычайно щедрым, подарив своему гостю не только еще десяток таких же бутылок, но и золотые часы в придачу. Гравировка на крышке часов, где было указано "London'1738" и имя мастера, позволила более или менее точно уста-новить дату кораблекрушения. Кстати, внутри часов сохранился даже обрывок английской газеты, которая рассказывала своим чи-тателям о подвигах венгерского генерала Зекендорфа, отважно сра-жавшегося в том же 1738 году с турецкими войсками, а на обороте публиковала рекламное объявление лондонской аптеки, настоятельно рекомендовавшей пользоваться патентованными средствами от по-дагры и ревматизма.

Дальнейшая судьба бутылок с ромом двухвековой выдержки нам неизвестна, но, пожалуй, пора уже от алкогольных напитков перейти к закуске, также добытой со дна морского. Не желали ли бы вы отве-дать, например, рыбных консервов, которые, вполне возможно, пред-назначались для легионеров Юлия Цезаря, дислоцированных два тысячелетия назад в отдаленных провинциях Римской империи? Да-да, не удивляйтесь: амфоры с гарумом - так назывался ароматный рыбный маринад, считавшийся одним из любимых блюд древних римлян,- были обнаружены на дне моря у небольшой деревушки Альбенга, расположенной на побережье Лигурийского моря. Произош-ло это вскоре после второй мировой войны, однако еще задолго до этого до ученых доходили слухи о том, что местные рыбаки нет-нет да и вытаскивали невод с древними амфорами.Слухами всерьез заинтересовался профессор Нино Ламболья -директор Института по исследованию Лигурии. В Альбенгу быланаправлена группа водолазов, которые довольно быстро нашли на глу-бине около 50 метров античную галеру с множеством амфор напалубе и в трюмах. По просьбе ученого аварийно-спасательнаяслужба предоставила в его распоряжение судно "Артильо II", котороеи стало плавучей базой отряда подводников, занявшихся разгрузкойдревнего транспортного судна. Не прошло и двух недель, как из пучины было извлечено более тысячи амфор, причем большинство их оказались целыми и невредимыми.Ломболья и его помощники приступили к изучению амфор и ихсодержимого. К удивлению ученых, некоторые амфоры были заполне-ны... сосновыми шишками. С какой целью? О назначении шишекоставалось только гадать, хотя гипотез на. этот счет предлагалосьнемало. Во многих сосудах находился более подходящий груз - орехи,кстати, неплохо сохранившиеся за двадцать столетий: ныряльщики судовольствием щелкали их в свободное от работы время. Однакобольше всего оказалось амфор с уже упоминавшимся гарумом, ко-торый изготовлялся во многих городах империи как для собственного потребления, так и для продажи в другие провинции и страны.Не только амфоры, но и множество других старинных вещей уда-лось извлечь из воды: сотни предметов бытовой 'утвари и личногообихода, детали судна, в частности неизвестно для чего служившее свинцовое колесо. Вполне закономерный интерес ученых вызвали три воинских шлема весьма необычной формы и некоторые другие элемен-ты снаряжения римских легионеров. Поскольку число находок мно жилось не по Дням, а по часам, решено было соорудить для ни^х спе-циальное музейное здание. Итальянская печать, широко освещавшая водолазные работы, назвала их итоги крупным достижением под-водной археологии. Но вместе с тем раздавались и голоса, критико-вавшие руководство экспедиции за целый ряд существенных промахов, в частности, за то, что не было. выполнено ни одного эскиза места находки, не сделано ни одной фотографии.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать