Жанр: Фэнтези » Дэйв Волвертон » Властители рун (страница 14)


— Готовность — мать мужества, — напомнил он себе наставление, вынесенное из Палаты Сердца. Однако сейчас все знания, почерпнутые им в Доме Разумения казались … недостаточными.

Нужно было подготовиться к дороге, в которой скорее всего не обойтись без стычки. Габорн спешился, и первым делом швырнул на землю свою украшенную пышным пером щегольскую шляпу. В пути ему лучше выглядеть не богатым купцом, а бедным крестьянином, не наделенным никакими дарами.

На сей случай в седельной суме Габорна хранился поношенный серый плащ. Принц достал его, накинул на плечи, после чего натянул лук. У него не было секиры, способной рассечь броню, — лишь легкая дуэльная сабля да кинжал, закрепленный у колена ремнем. Размяв руки и плечи, Габорн несколько раз взмахнул клинком, настолько привычным, словно он был продолжением его руки, и бережно вложил оружие в ножны.

Принц не мог замаскировать своего скакуна, горделивого и прекрасного, словно ожившая статуя, изваянная из камня, или отлитая из металла. В глазах жеребца светился деятельный, почти человеческий ум.

Склонившись к конскому уху, принц шепнул:

— Друг мой, мы должны ехать быстро, но не поднимая шума.

Конь кивнул. Габорн не мог судить, насколько хорошо были поняты его слова. Разумеется, жеребец не был способен полноценно, воспринимать человеческую речь, но, получив дары ума от других лошадей, откликался на некоторые словесные команды. Иные люди проявляли куда меньшую сообразительность.

Поначалу принц не решился ехать верхом и повел коня в поводу. Понимая, что и впереди и позади войска Радж Ахтена вьются конные патрули, он не хотел, чтобы его вырисовывающийся в тумане силуэт стал мишенью для какого-нибудь лучника.

Принц припустил бегом и скоро набрал темп, который мог легко поддерживать в течение всего дня. Вокруг простирались затянутые странным туманом, неестественно тихие и пустынные луга.

Из-под его ног бросались врассыпную полевые мыши, с дуба прокаркала одинокая ворона. Облачком взмыла в воздух воробьиная стайка. Откуда-то из леса донеслось мычание коровы, которую некому было подоить. Все это, так же как шелест травы и приглушенный стук конских копыт, не могло отвлечь Габорна от размышлений. Пробегая по скошенным лугам и сжатым полям, он оценивал свои возможности.

По меркам Властителей Рун, принц не был слишком могуч, да никогда и не стремился к могуществу, оплаченному ценой человеческих страданий. Ему не хотелось бы жить с чувством неизбывной вины.

Однако, уже после его рождения отец стал приобретать для него дары: два ума, три мускульной силы, три жизнестойкости и три изящества. Он обладал зрением двоих человек и слухом троих, пятью дарами голоса и двумя обаяния.

Все это давало определенные преимущества, но в открытом бою принц едва ли смог бы выстоять против «Неодолимых» Радж Ахтена. У него не имелось дара метаболизма, к тому же он пустился в путь без доспехов. При таких обстоятельствах ему приходилось рассчитывать лишь на хитрость, отвагу да резвость верного коня

По пути Габорну встретились еще два дома — обитатели обоих были убиты. У первого из них принц задержался. Он нарвал в саду яблок, дал поесть коню, и несколько штук положил в карман.

За последним домом поля кончались — впереди виднелась густая поросль дубов, кленов и ясеней. Здесь начинался Даннвуд. Листва на деревьях уже поблекла. В других местах это происходило в самом конце лета, но здесь, в низинах, лес надевал осенний наряд раньше. Следуя вдоль опушки, Габорн учуял запах кожи, конского пота и смазанной брони. Но на виду никто не показывался.

Принц нашел уходившую в лес, проложенную дровосеками тропу и задержался у самой кромки деревьев, чтобы подтянуть подпругу. Он уже собирался вскочить в седло и пустить коня во весь опор, как, вдруг, услышал треск ломающихся ветвей.

За деревьями, всего футах в сорока перед ним, стоял фраут.

Здоровенное заросшее рыжевато-коричневым мехом чудище таращилось на него огромными, серебристыми глазами. Великан напряженно всматривался в туман, видимо, силясь разобрать, кто перед ним — друг или враг. Фраут был двадцати футов ростом и восьми футов в развороте плеч. Его мохнатую шкуру покрывала кольчуга, оружием ему служила длиннющая дубовая жердь, обитая железными кольцами. Рыло страшилища выдавалось вперед, превосходя длиною лошадиную морду. Пасть усеивали острые зубы. В облике великана не было ничего человеческого.

Гигант подергал круглым маленьким ухом, отгоняя надоедливое насекомое, отпихнул в сторону дерево и подался вперед.

Габорн прекрасно знал, что ему нельзя делать резких движений, иначе фраут сочтет его за врага. Скорее всего он до сих пор не напал на Габорна потому, что всадники Радж Ахтена тоже носили темное платье, и ездили на конях с рунами силы.

Однако Габорна должен был неминуемо выдать запах, ведь, в отличие от него, солдаты Волчьего Лорда пахли хлопком, карри и оливковым маслом.

Габорн хотел нанести удар первым, но понимал, что его сабля не пробьет кольчугу. Ввязываться в схватку с сомнительным исходом было бы неразумно. Стрелять тоже: даже удачный выстрел не уложит такую громадину мгновенно.

Лучшим решением представлялось выждать, подпустить великана поближе, а когда тот наклонится, чтобы принюхаться, располосовать ему саблей глотку. Стремительно и бесшумно.

— Друг, — негромко, успокаивающе произнес Габорн, отпуская поводья и опуская лук. Великан оперся о свою орясину и вытянул рыло, принюхиваясь с расстояния десяти футов.

Далеко, слишком далеко.

Приблизившись на фут, фраут снова втянул ноздрями воздух. Расстояние между его глазищами должно быть составляло добрую пару футов. Широкий нос сморщился. К счастью, великаны не отличались острым чутьем.

Габорна обдало зловонным дыханием — смердело гнилым мясом. Принц приметил, что на морде чудовища запеклась кровь: не иначе, как фраут подкрепился падалью.

Размеры чудища устрашали.

— Я ничто перед ним! — сквозило в мозгу Габорна, — Ничто! Он может швырнуть меня в воздух, словно щенка!

Огромные, длиной чуть ли не в человеческий рост лапы были способны сокрушить кости, а острые когти — разорвать в клочья живую плоть. То, что Габорн — Властитель Рун сейчас не имело никакого значения.

Принц с ужасом взглянул в серебристые глаза — каждый величиной с тарелку — и тут его осенило. Нет, разить надо не в глотку, а в глаз. Горло прикрывает толстая, мохнатая шкура, тогда как глаза ничем не защищены.

Существо было старым, на его морде, даже под мехом, виднелись шрамы.

— Не иначе, как один из тех, что пришли с севера по льду, — подумал Габорн, и пожалел, что не знает языка фраут. Возможно, с этим зверюгой удалось бы договориться.

Великан опустился на колени, еще раз принюхался, и глаза его округлились от удивления.

Габорн выхватил саблю и, сделав молниеносный выпад, вонзил се в огромный глаз. При ударе клинок слегка искривился, но острие проскользнуло за глазницу и глубоко погрузилось в мозг. В тот же миг принц выдернул саблю и отскочил в сторону. Из раны хлынула кровь:

Габорн не ожидал, что ее будет так много.

Великан откинулся назад и схватился за глаз. Нижняя челюсть его бессильно отвисла, однако он все же вскочил на нога, сделал несколько нетвердых шагов и задрал морду к небу.

Но, даже умирая, фраут успел предупредить сородичей. Его громоподобный рев потряс лес и тут же к югу, к северу и к востоку от того места, где находился Габорн, великаны взревели в ответ.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать