Жанр: Исторические Любовные Романы » Елена Езерская » Петербургские лабиринты (страница 3)


— Владимир? Нет, что вы! — вздрогнула Анна. — С чего вы взяли?

— Он так смотреть на вас!

— Ему нет до меня никакого дела. У него.., другие увлечения.

— А вы? Вы любить Владимир?

— Я даже боюсь думать об этом, — покачала головой Анна. — Он пугает меня. Он такой непредсказуемый…

— Вы бояться, что он нет ответ на ваши чувства, да? — участливо спросила гостья.

— Мне кажется, если я растеряю все свои чувства по дороге в театр, то не смогу быть на сцене по-настоящему страстной.

— Я думать — настоящий чувства важнее, чем изображаемый, — Мария пристально посмотрела Анне в глаза, и та отвела взгляд.

— Не знаю, — наконец, промолвила она.

— А знаете, как я признаться в любовь мой жених? Я написать ему стихи.

— Вы очень смелая, — улыбнулась Анна. — И я так рада нашему знакомству.

— Что это? Часы? — гостья обернулась в сторону деревянных напольных часов — предмет особой гордости барона Корфа. — О! Я пора! Мне надо бежать!

— Бежать никуда не надо, — остановила ее Анна. — Наш конюх Никита вас отвезет.

— Но… — растерялась Мария.

— Никаких «но»! — успокоила ее Анна. — Пойдемте, я провожу вас.

Вернувшись в гостиную, Анна вдруг вспомнила, что Корф хотел видеть ее, но он появился сам, и они столкнулись в дверях. Корф побледнел и хотел обнять Анну, но она отстранилась от него — вежливо и холодно, словно и не было того мимолетного, но такого счастливого объяснения вчера в карете.

— Что еще случилось? — надменно поинтересовался Корф. — Вы опять чем-то недовольны?

— Вы были нелюбезны с моей гостьей.

— Это пока еще мой дом, и гости сюда приходят только званными.

— Я всего лишь помогла бедняжке…

— Ах, оставьте! — разозлился Корф. — Всем не поможешь! И потом — благородство всегда наказуемо.

— Это вы о госпоже Болотовой? — иронически осведомилась у него Анна.

— Госпожа Болотова завтра же покинет этот дом. Ей предстоит дальняя дорога.

— Она так быстро надоела вам?

— Мне незачем к ней привыкать. В ней нет ни капли искреннего чувства. Она — та же актриса, только играет в жизни, а не на сцене.

— Так вот в чем дело! — понимающе улыбнулась Анна. — Вы не верите актрисам.

— Анна! Боже! — воскликнул Корф. — Я не это хотел сказать.

— Быть может, но того, что я услышала, достаточно, чтобы понять, к чему вы клоните, и в действительности думаете обо мне.

— Анна, что с вами? Я не узнаю вас. Мы едва-едва стали понимать друг друга. Но теперь я вижу — ваше сердце осталось холодным, равнодушным и полным непонимания. И я даже сомневаюсь теперь — есть ли оно вообще?!

— Что? Да как вы смеете?!

— Впрочем, я забыл! Вы же актриса! И способны выражать ваши чувства лишь на сцене. Но на сцене мы с вами никогда не увидимся. Слышите? Никогда!

— Когда-нибудь, Владимир, вы пожалеете о том, что сейчас сказали, — сухо произнесла Анна. — Извините, я должна отдохнуть, репетиция немного утомила меня. Как оказалось, режиссеру тоже была нужна моя страстность. Но, думаю, на всех ее не хватит, так что мне придется выбирать — или страсти в этой гостиной, или на сцене.

— И что вы выберете?

— Я сообщу вам, когда приму решение, — Анна гордо кивнула Корфу и вышла, намеренно хлопнув дверью.

В коридоре ее едва не сбил насмерть перепуганный Матвеич, и Анна поспешила подняться к себе. А Матвеич между тем ворвался в гостиную с криком «Там, там!» и был бледен до неузнаваемости.

— Угомонись, Матвеич! — отмахнулся Корф. — Мне не до тебя сейчас.

— Но барин! — взмолился слуга. — Там к вам…

— Я же сказал — меня ни для кого нет дома! Закрой эту чертову дверь и оставь меня в покое!

— За этой чертовой дверью, по-видимому, творится нечто весьма интересное, — весело сказал Александр, входя в гостиную. — Так хлопнуть ею могла только очень страстная и прехорошенькая, надеюсь, дама. Верните ее, мне любопытно взглянуть.

— Вы… Ваше высочество! — растерялся Корф. — Как? Почему здесь?

— Не рады меня видеть, барон? — удивился Александр. — А ваше письмо было таким дружеским. Я не мог не откликнуться на него.

Корф развел руками, пытаясь вспомнить о письме.

— Было любезно с вашей стороны сообщить о своем приезде, — Александр прошел к дивану и удобно расположился на нем.

— Простите, я не предложил вам сесть… — пробормотал Корф.

— Понимаю, вы хотели бы навестить меня во дворце, но вы сами должны понимать — там слишком много ушей и соглядатаев. Итак, где та особа, которая мечтала бы попасть на сегодняшний бал-маскарад?

— Особа? — Корф почувствовал, что земля уходит у него из-под ног.

— Какая-то актриса, которой покровительствует ваша семья. Так вы покажете эту даму мне или вы настолько ревнивы, что держите ее взаперти?

— Нет-нет, — смутился Корф. — Матвеич, пожалуйста, вели Анне спуститься. Сию минуту. Сейчас!

— Вели? — улыбнулся Александр. — Вы ведете себя просто, как султан какой-то. Э, да здесь, кажется, амур?

— Чего стоишь? Иди! — прикрикнул на Матвеича Владимир, пытаясь увести наследника от опасной для него темы разговора.

— На самом деле, я признателен вам, барон, что вы написали мне, — признался Александр. — В моем окружении совсем не осталось людей, которым я мог бы доверять.

— Не уверен, что мы успели стать друзьями, — удивился Корф.

— Но и как противник вы вели себя достойно и порядочно. А это уже немало. И я бы желал продолжить наше знакомство, ибо мне уже сейчас стоит подумать о том, чтобы окружить себя верными и честными офицерами.

— Если вы помните, ваше высочество, я

был уволен со службы, — тихо произнес Корф.

— Нет ничего невозможного, барон, — уверенно сказал Александр. — А вот и она… И она прелестна!

— Вы велели мне явиться? — Анна с преувеличенной вежливостью поклонилась Корфу и его гостю.

— Да, — смутился Корф, — то есть нет.., я просил, я звал, я… Впрочем, вот, Александр Николаевич, позвольте вам представить, воспитанница моего отца, актриса и певица Анна Платонова. А это…

— Я знаю, — кивнула Анна и снова поклонилась — на этот раз только наследнику и с величайшим почтением, — ваше высочество…

— Вы просто очаровательны, — Александр с присущей ему галантностью продемонстрировал желание поцеловать прекрасной даме руку, и Анна после некоторого колебания подала ее наследнику. — Весьма приятно. Надеюсь, что и голос ваш столь же привлекателен, как и его хозяйка.

— Анна, — попросил Корф, — спойте нам что-нибудь. Пожалуйста.

— Это честь для меня, — улыбнулась Анна и села к роялю.

На этот раз она спела одну из известных ей песен, и Александр был тронут. Простая мелодия своей безыскусностью и искренностью напомнила ему принцессу Марию, и он искренне поблагодарил Анну за пение.

— Уверен, — бодрым тоном сказал Александр, — вы произведете фурор на балу. Ибо я намерен видеть там вас обоих сегодня. Надеюсь, столь высокое общество не смутит вас, сударыня, и вы порадуете нас своим пением?

— Я уже пела однажды, на балу у графа Потоцкого, — просто сказала Анна.

— А! — вспомнил Александр. — Это там…

— Это там я имел честь познакомиться с вами лично, ваше высочество, — быстро вмешался в его воспоминания Корф.

— А вы еще и шутник! — кивнул Александр. — К счастью, та дуэль и ее причина остались далеко в прошлом. Не правда ли?

— Это было лишь мимолетное увлечение, стреляться было глупостью.

— Для меня все выглядело иначе — я с ума сходил от ревности! Ольга умна, чертовски красива, в ней бушевала такая страсть!

— Да, она одна из тех женщин, которые способны довести до безумия…

— Ваше высочество, барон, вы позволите мне покинуть вас? — Анна вопросом напомнила им о своем существовании.

— О, простите! — расшаркался Корф. — Это так глупо — восхвалять достоинства одной женщины, находясь в обществе другой — не менее прекрасной и умной.

— И талантливой! — воскликнул Александр. — Помните: мое приглашение в силе!

— Не стану вам мешать, — Анна сделала вид, что приняла их извинения и, попрощавшись до вечера, вышла из гостиной.

— Неловко получилось, — смутился Александр.

— Любовь лишает нас здравомыслия, — признал Корф.

— Нет-нет! — покачал головой Александр. — Ольга — в прошлом. В самом ближайшем времени я женюсь. Моя невеста — полная ей противоположность. С Марией я оценил тепло и покой, я счастлив!

— А ваша невеста любит вас?

— Более и мечтать не о чем! Хотя, знаете, в последнее время мне подозрительно часто стали приходить мысли об Ольге. Она снится мне, и, признаюсь, это немного тревожит.

— А, если бы…если бы она оказалась здесь, сейчас, как бы вы поступили? — осторожно спросил Корф.

— Не знаю, — Александр задумался, — не знаю. Но.., вы заговорили об Ольге, почему? Вам что-нибудь о ней известно? Может быть, она опять в Петербурге?

— О нет, нет! — воскликнул Корф. — Просто я хотел бы понять, легко ли забыть женщину, которая была смыслом твоей жизни.

— Я уже сказал вам — возможно все, тем более, когда жизнь обретает новый смысл. Но мне пора возвращаться во дворец, пока меня не стали искать. Увы, — развел руками Александр, — жизнь правителей — всегда под прицелом. Мы не властны над собою, находясь под бременем власти. Еще раз простите за вторжение. И жду вас на балу. Впрочем, это не столько бал, сколько галантное развлечение. Репетиция рыцарской карусели. Не отказывайтесь, хотя бы ради Анны — она восхитительна!

Корф принял от Александра приглашение в форме новогодней открытки и вышел из гостиной проводить его.

Едва дождавшись, когда карета наследника выедет на улицу, Корф бросился наверх к Ольге. Оттолкнув стоявшую на часах Полину, Корф в бешенстве ногой с силой толкнул дверь и ворвался в комнату.

— Что это значит? — весьма умело изумилась Ольга.

— Что это значит? — передразнил ее Корф. — Да как вы посмели написать наследнику от моего имени?!

— Вы отказались мне помочь, и я сама должна была позаботиться о себе.

— Будь вы мужчиной, я вызвал бы вас на дуэль! — Корф был разъярен и бледен.

— А я с удовольствием пристрелила бы вас прямо сейчас! — воскликнула Ольга, вплотную подходя к нему. — Вы трус!

— Ваша любовь — как лавина в горах, никого не пощадит на своем пути!

— А настоящая любовь лишь такой и может быть!

— Вы слепы, — покачал головой Корф. — Александр не любит вас. Он любит другую. Любит по-настоящему. И скоро женится на ней. Он сам мне это только что сказал.

— Он?.. Сказал?.. — Ольга почувствовала, что ей не хватает воздуха. — Он был здесь? Как, когда?..

— Вы сами виноваты — написали ему от моего имени, и Александр Николаевич пришел, чтобы лично передать мне и Анне приглашение на маскарад. И она будет петь для гостей.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать