Жанры: Публицистика, Биографии и Мемуары » Иван Иванов » Анафема: хроника государственного переворота (страница 15)


24 сентября, пятница. «Белый дом»

Завтра, 24 сентября восход солнца в 7.19, заход — в 19.24. Ненастная погода с дождями, ночью и утром — +9° — +12° С. к вечеру понижение температуры до +4° — +6° С Местами возможен снег. Ветер юго-западный с переходом на северо-восточный 5-10 м/с, днем порывы до 15-17 м/с. Давление сегодня будет падать, завтра расти.

/23 сентября, «Вечерняя Москва» №185 (2109)/


В ночь с 23 на 24-е сентября Чрезвычайный Х Съезд народных депутатов России отстранил от должности основных участников государственного переворота и принял, в известном смысле, исторический пакет необходимых решений, автоматически квалифицирующий все дальнейшие действия Ельцина и его команды как незаконные — и с точки зрения мирового, и Российского права. В частности, впервые Съезд утвердил назначение силовых министров. Принятие этого пакета придает всем действиям и постановлениям бесспорный законный характер и большой вес. Очевидно, что других решений и не могло быть на съезде после однозначной оценки действий бывшего президента Конституционным Судом.

Уникальность принятых решений в том, что теперь, даже в случае установления диктатуры Ельцина, любые последующие его мероприятия, в частности, экономические, рано или поздно будут признаны незаконными и могут быть оспорены по суду. Сами же члены команды Ельцина с момента потери власти и до конца своих дней будут жить под угрозой и неотвратимостью уголовной ответственности за соучастие в государственном перевороте и массовом убийстве.

На Съезде выдвинули предложение об одновременных перевыборах депутатов и президента в период с декабря 1993 года по март 1994 года. Через несколько часов после своего открытия Съезд признал необходимость проведения одновременных досрочных выборов (Постановление «О политическом положении в Российской Федерации в связи с государственным переворотом» №5807-1 от 24 сентября 1993 года; пункт 6), отметив незаконность любых выборов в условиях продолжающегося государственного переворота. Постановлением Съезда «О досрочных выборах народных депутатов Российской Федерации и Президента Российской Федерации» №5813-1 от 24 сентября 1993 года определено провести одновременные перевыборы «не позднее марта 1994 года» (пункт 1), признав «незаконной деятельность иных избирательных комиссий…» (пункт 3).

Перед сном в узком кругу слегка отмечаем назначение Ачалова. Вернувшийся с первого ночного заседания депутатов, он сильно недоволен тем, что его назначили, предварительно не посоветовавшись, и даже не спросив, хочет ли он занять такой пост. Он удовлетворен лишь самим фактом, что министром его назначил именно тот Съезд, который чуть не «сдал» его же в августе 1991 года.

Ачалов сильно ругался на Вениамина Соколова, в этот день предложившего Съезду разрядить главное оружие Ельцина — трактовку государственного переворота как персонифицированный конфликт «Ельцин-Хасбулатов». Соколовым было предложено рассмотреть вопрос «О руководстве Верховного Совета» — фактически выдвинуть на передний план фигуру тугого Председателя парламента. Это, без сомнения, своевременное решение вызвало сумбурные и многословные возражения Руцкого, который по кругу раза три или четыре повторял одни и те же аргументы. Великий путаник, прошедший путь от патриота до преемника Ельцина (которого своим авторитетом афганского офицера он и посадил на трон во время президентских выборов!) и обратно, от горе-теоретика, надумавшего строить кибуцы в расстрелянных по указанию Свердлова казачьих станицах, до непримиримого борца с коррупцией, Александр Владимирович своим гневным протестом подписал приговор парламенту. Выступив против обновления и очищения Верховного Совета от тени Ельцина и былого соучастия в его преступлениях, он потерял поддержку многих противников режима, обрек пришедших защищать парламент на сложный внутренний компромисс — умирать за Россию и ее вчерашних разрушителей.

Ведь на известном Съезде депутаты 6 раз голосовали за кандидатуру Председателя ВС РФ, выбирая между Бабуриным и Хасбулатовым. При этом Ельцин 3 раза лично выступал и говорил, что он хочет видеть на посту Председателя Хасбулатова. Хотя Бабурин по количеству поданных за него голосов в первые туры голосования опережал ставленника Ельцина, усиленный подкуп и аппаратная обработка в кулуарах чиновных Депутатов и, в конечном счете, непоследовательность и традиционное предательство коммунистов, поддержавших линию Ельцина, решили дело. Не был бы Председателем ВС РФ Хасбулатов, Ельцин уже с 22 сентября жил бы на вилле в США или на нарах в Лефортово!

…Про себя подумал, что было бы, узнай Ачалов, чья умная голова стояла за всей этой акцией. Скорее всего, он собственноручно прибил бы одного из своих охранников. Дмитрий еще вчера обежал с этой идеей 7 влиятельных депутатов, половина из которых даже не решилась оценить перспективы подобной рокировки. Из источников в МБ РФ мы знали, что аналитические группы Ельцина (широко использующие в своей работе офицеров МБ РФ — специалистов по идеологическим операциям) весной разработали и запустили для хождения «в народ» несколько пропагандистских установок-клише, формирующих массовое сознание в пользу Ельцина. Из них сработала только одна — беспроигрышная «чеченская» карта. Откровенные притязания Ельцина установить режим личной и никому не подотчетной власти сначала ловко подменялись и маскировались проблемой противостояния двух малоприятных личностей, а затем с

эмбэшным изяществом оправдывались кажущейся безальтернативностью выбора: «Лучше уж русский Ельцин, чем чеченец Хасбулатов!»

Дмитрий правильно оценил, что если вовремя снять эту искусственно заложенную в сознание граждан установку и убрать почву для подобного программирования людей, то парламент сразу получит массовую поддержку населения, поскольку большинство давно недовольно экономической политикой режима, по достоинству оценило антироссийский характер «реформ», их колониальную сущность и чисто прозападную направленность. Все-таки не зря в свое время всполошился целый обком КПСС, когда кандидатуру Дмитрия выдвинули в народные депутаты СССР! Секретарь обкома по идеологии не поленился тогда выехать в трудовой коллектив, выдвинувший Дмитрия, и, пойдя на явный обман и нарушение закона, в последний момент смог блокировать умного государственника.

Депутаты Павлов, Соколов, Завгаев и ряд областных руководителей решили направить к Хасбулатову делегацию региональных лидеров, чтобы убедить его в необходимости сделать спасительный для страны и неожиданный для Кремля ход — предложить Ельцину последовать примеру спикера и добровольно подать в отставку. Кандидатура возможного преемника Хасбулатова не обсуждалась, остановились на том, что возможен временный вариант по схеме «и. о.». Однако, из-за традиционного предательства коммунистов, пообещавших составить делегацию, до заседания ничего так и не было сделано. На заседании же в защиту Хасбулатова после Руцкого не менее горячо и сумбурно выступил депутат Тарасов.

…С этого утра вокруг нас в оцеплении стоят солдаты дивизии имени Дзержинского, одетые в милицейскую форму.

Неожиданно приходит порученец Баранникова, а вскоре и он сам. После переговоров последнего с Шефом получаю задание: с Полушефом, водителем и охраной срочно выехать в 27-ю мотострелковую бригаду в Теплый Стан.

Майору Саше разрешается первый раз выдать на основные посты оружие из ящиков. На выходе сталкиваемся с председателем комитета ВС РФ по судебной реформе, законности и правопорядку, который с помощником-афганцем ранним утром обходил баррикадников. На улице холодно. Выезжаем на набережную, за нами никого не видно. По дороге из разговора начинаю догадываться, что нас там на самом деле не ждут и это, скорее всего, очередная импровизация, правда, уже со стороны Баранникова.

Бригада дислоцируется сразу за выездом из Москвы за окружной дорогой. На проходной какой-то капитан, несмотря на предъявленные полномочия и старое знакомство, отказывается нас пропустить и, тем более, соединить с командиром части. Всем московским воинским частям «маршалами в пиджаках» и позорным распоряжением Грачева категорически запрещено принимать представителей парламента. От испуга дежурный угрожает арестом, но пока не задерживает. Звонит кому-то рангом ниже комбрига. По их словам, командир части занят и не берет трубку.

Объезжаем забор и совершенно свободно проходим с Полушефом через второе КПП. Полушеф лишь помахал в воздухе удостоверением офицера Генерального штаба. Доходим до главного корпуса. Там нас хватают 6 офицеров. Полушефа, как старшего по званию, не трогают. Меня же, пряча глаза, за руки тащат подполковник и кто-то в меньшем звании.

Накрапывает дождь. На ходу достаю удостоверение с моими полномочиями от Председателя ВС РФ и исполняющего обязанности Президента и зачитываю подполковнику его и наши «права», напоминая, что человеческие жертвы уже есть. Капли дождя слегка размывают чернильные подписи Руцкого и Хасбулатова.

Ссылаюсь, что у нас еще и полномочия от трех силовых министров. Перебранка со стороны выглядела, должно быть, забавно. Я предупреждаю подполковника как официальное лицо, а он испуганно говорит, что ему ничего не предъявляли и он ничего не слышал. Смеясь, говорю, что это он будет объяснять не мне, а суду военного трибунала, поскольку мы вручили им официальные документы парламента.

Наше чувство правоты все-таки побеждает. Через несколько минут приходит раскормленный командир части и уединяется с Полушефом. Прощается тепло. Гарантирует, что на стороне Ельцина не выступит. Пообещал подумать и вмешаться в случае, если МВД решится атаковать Дом Советов.

Блатной генеральский сыночек — комбриг-27 полковник Александр Денисов действительно вмешался 3 октября. Только выступил он на стороне государственных изменников, во главе с Ельциным устроивших расстрел парламента и массовые убийства мирных граждан. 3 октября в 21.20 начштаба Денисова Яков Выродов привел бронетехнику бригады к Кремлю и обеспечил Ельцину надежный бронетанковый коридор до здания Генерального штаба и Министерства обороны, которым Ельцин лично воспользовался в 1.30 4-го октября. Буквально через несколько минут после прихода к Кремлю бронетехники 27-й МСБ, окрыленный этим радостным известием генерал-майор милиции Павел Голубец решительно отдал приказ начать расстреливать москвичей из БТРов в «Останкино». А 4 октября Денисов обеспечил всю вошедшую в Москву армейскую бронетехнику боеприпасами со своего склада. Это его снаряды и пули выпускали в нас танки Т-80ДУ и БМП-2, БТРы и БРДМки.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать