Жанры: Публицистика, Биографии и Мемуары » Иван Иванов » Анафема: хроника государственного переворота (страница 16)


На обратном пути по дороге заезжаем в Академию Генерального штаба. Там рядовые поста охраны повторяют внушенные им небылицы о мнимом убийстве солдат охраны штаба ОВС СНГ. На наши кобуры смотрят с опаской.

На въезде с набережной к «Белому дому» за нами пристраивается БМВ с «крутыми» парнями. Закрываем перед их носом заграждение.

Первый приказ о сдаче оружия

По возвращении неожиданно получаю приказ сдать в оружейку Департамента охраны все автоматы. Такой приказ равносилен тому, чтобы добровольно отправиться по этапу. Я не поверил. Однако, начальник милицейской группы из оружейки утверждает, что 50 автоматов с внешних постов в подъездах уже лежат в ящиках, ждут лишь наши последние 24.

После приезда некоторое время не понимаю, что происходит. Оказывается, у высшего руководства ВС РФ очередная истерика в связи с новым указом Ельцина от 24-го сентября, на этот раз уже о разоружении Департамента охраны ВС, и официально полученным ультиматумом. По ультиматуму, в случае нашего отказа подчиниться, воинскими частями экс-президента будет предпринят вооруженный штурм Верховного Совета. Ультиматум привез генерал-лейтенант Калинин и передал депутату Уражцеву, тот в 11.00 зачитал его прямо на Съезде.

Неутомимый старичок — генерал Калинин — вернулся в «Белый дом» во время нашего отсутствия. Ему действительно удалось после трехчасового ожидания встретиться с генералом Кобцом. Тот официально и выдвинул нам этот ультиматум — если до 5.00 25 сентября мы не выполним пять пунктов ультиматума и не сдадим оружие, они пойдут на беспощадный штурм парламента. Зам. министра обороны Ельцина потребовал: сдать все оружие, распустить Съезд народных депутатов и полностью освободить от людей здание Верховного Совета, а перед этим съезд должен был отстранить наших силовых министров и выдать виновных в «нападении» на штаб ОВС СНГ. По требованию Константина Кобца Калинин вынужден был под его диктовку записать ультиматум слово в слово.

По телевизору в комнате сбора охраны смотрю в «Новостях» выступление этого генерала-связиста Кобца, который с пеной у рта обвиняет Шефа в организации нападения на штаб ОВС СНГ. Ему вторит Грачев, не скрывая своей личной неприязни: «Эти преступные действия однозначно были организованы лично господином Ачаловым!» (Документировано видеоматериалами). Чувствуется, что Ельцин целенаправленно нагнетает обстановку и под сурдинку провокации со штабом ОВС СНГ действительно надо ожидать прямого нападения на «Белый дом».

Среди нас растет глухой ропот. Многие вслух вспоминают кровавый пример Бендер, расстрелянных из орудий на третьей неделе после разоружения. Иван матерится, вспоминая погибших там друзей, и, горячась, напоминает, что тогда из-за разоружения потеряли от 5 до 9 тысяч только убитыми. Это — поучительный пример гибельной доверчивости при подписании фиговых листков миротворческого соглашения. Напоминаем об этом одному из старших офицеров и сообщаем о нежелании садиться из-за предательства Хасбулатова. Всем ясно, что сразу же за сдачей оружия последует штурм «Белого дома». Высказываю генералу свое мнение: в случае штурма все будет сделано так, что никто не сможет пробиться к ящикам с оружием в ОМТО. Сказал, что не буду принимать участие в организации сдачи автоматов, пока Ельцин на свободе.

Вообще, расхожим становится мнение, что этот переворот идет по одному из вариантов, перечисленных в сентябрьском номере газеты «День» — переворот носит геополитический характер и спланирован отнюдь не инвалидной командой Ельцина; кроме того, переворот согласован с Хасбулатовым и совершается лишь с одной целью — выявить и завлечь в мышеловку реальную оппозицию, а затем прихлопнуть ее раз и навсегда. Нейтрализация нескольких тысяч наиболее решительных людей из состава оппозиции, включая ее идеологических лидеров, — залог резкой смены политической палитры в России, гарантия правления послушного Западу кремлевского окружения в течение нескольких лет и достижение главной цели — завершения разрушительных для России, но выгодных Западу и ориентированных лишь в пользу последнего, необратимых «реформ». Ведь даже слепому сегодня видно, что все «наши» реформы проводятся исключительно в экономических и геополитических интересах Запада, целенаправленно разрушая отечественную наукоемкую промышленность.

В этот день, наконец, проявилась и ключевая фигура закулисы в происходящих событиях. Еще за шесть недель до государственного переворота многие обратили внимание, что начиная с первой недели августа усилилось «промывание мозгов» граждан через электронные СМИ, осуществлявшееся на средства прозападных фондов. Один за другим с экрана ТВ объявлялись заказные опросы «общественного мнения» по рейтингу главных политических фигур. Завороженный российский обыватель наблюдал на экранах своих ТВ, как на красочных диаграммах стремительно повышался рейтинг г-на Григория Явлинского, который с девятого или десятого места в августе непосредственно перед сентябрьскими событиями был передвинут на… первое, опередив по «популярности» даже президента. Правдоподобие этим нехитрым манипуляциям придавали ясные глаза привычных ведущих и наукообразные комментарии политических обозревателей. В этот день с пакетом заранее подготовленных предложений Явлинский попытался взять на себя инициативу «создать новую, устойчивую систему власти», рекомендуя устранить съезд народных депутатов (пункт 4) и предлагая Ельцину взять на

себя политическую ответственность за проведение выборов на всей территории РФ (пункт 6).

К тому же, в наш штаб поступили точные данные, что непосредственно перед путчем Хасбулатов негласно встречался с Ельциным. Было также зафиксировано, что в первые сутки Председатель ВС четыре раза разговаривал по спутниковому радиотелефону с Вашингтоном и представителями Государственного Департамента США. Эти контакты стоили нам потери воинской части N, накануне собиравшейся перейти на сторону парламента и способной в одиночку перетянуть чашу весов двоевластия на нашу сторону. Представители ее командования верно вычислили наиболее перспективную и ничем не запятнавшую себя фигуру на российском политическом Олимпе… и «поставили» на него. В первые же дни они вступили в контакт с парламентом и провели предварительные переговоры. Получив настораживающую информацию, они сразу предупредили о закулисных контактах Хасбулатова. Отходя, честно объяснили свою позицию — что в темные и, тем более, закордонные игры они не играют.

Если полученные от них сведения особо не скрывали, то о них самих всю информацию сохранили в тайне — о факте переговоров с частью знало всего несколько человек. В связи с тем, что часть не решилась перейти на сторону парламента, вопрос о ней отпал сам собой. По непроверенным данным из другого источника становится известным, что прошедшей ночью ОМОН должен был напасть на «Белый дом» и разогнать съезд. Отмена акции, по данным источника, якобы была вызвана ночным звонком Клинтона своему Ельцину.

Вопрос о Хасбулатове неоднозначен. С одной стороны, в течение трех лет это был верный проводник политики Ельцина и его личный ставленник, с другой, как признают специалисты, он как профессор-экономист сыграл важную роль в развенчании экономической аферы авантюриста Гайдара. В отношении же Егора Гайдара, служившего рядовым обозревателем журнала «Коммунист», у меня стойкое личное предубеждение. Появилось оно, когда я стал одним из пяти очевидцев фиаско его единственной, наверное, в жизни попытки совершить честный гражданский поступок.

В декабре 1989 года во время работы II-го съезда народных депутатов СССР он появился в номере моего приятеля-депутата полковника Николая Петрушенко в гостинице «Россия», когда я там случайно находился. Обозреватель журнала «Коммунист» пришел с просьбой вернуть материалы, утром переданные им сподвижнику полковника-антигорбачевца — координатору российского депутатского клуба народному депутату СССР Сергею Васильеву. В свою очередь, к журналисту они попали из редакции. Не прошло и 10 часов, как Гайдар «героически» избавился от разгромных документов против одного из Решений Политбюро ЦК КПСС и вот он уже шел на попятную. В документах речь шла о проекте строительства в Западной Сибири для Запада за счет России нескольких нефтехимических комплексов. Несмотря на наличие отрицательных заключений по этому проекту со стороны МВЭС СССР и экспертов Внешэкономбанка, буквально через несколько дней после получения их отрицательных выводов Горбачев и Политбюро ЦК КПСС приняли положительное решение по проекту. Единственный аргумент, который Гайдар, причмокивая, смог тогда выдвинуть, чтобы оправдать свою трусость, меня просто поразил.

Гайдар попросил вернуть ему материалы только потому, что координатор российского клуба, оказывается, слишком явно защищает интересы русских на съезде. Присутствовавшие при том разговоре просто возмутились, а депутат СССР полковник Николай Петрушенко вынужден был напомнить обозревателю главного коммунистического журнала, что сам он украинец, и что многие их единомышленники — люди разных национальностей. Сцена была совершенно постыдная. А наш, облаченный в демократический свитерок, партийный журналист выглядел униженно и крайне неприлично.

Памятуя о том позорном для него и для любого мужчины поступке, я в свое время не поверил, что такого ничтожного человека могли назначить премьером России. Убедившись же, что это назначение мне не приснилось, пришел в ужас. Позднее, уже от капитана II-го ранга Пономарева узнал, что существует копия заключения из медицинской карты Гайдара. Там черным по белому записано, что внук писателя-убийцы страдает известным нервным заболеванием, в силу чего судом любой страны он, скорее всего, будет признан недееспособным. Видит бог, сказалась на потомстве нездоровая лютая жестокость, с которой 16-летний Аркаша Голиков лично казнил пленных белогвардейских офицеров, рубил шашкой 12-летних детей, топил в прорубях селян… Таким образом, после бегства из России известных лиц Интерпол на законных медицинских основаниях откажется выдать больного и убогого новому Правительству Российской Федерации.

Несмотря на очевидные заслуги Хасбулатова в противостоянии с таким премьером, как-то раз окружив Ачалова, мы все же высказали свою настороженность в отношении Председателя ВС. Ачалов нас уверил, что Хасбулатов не предаст. В частности, сегодня тот ему сказал, что ни на какие сделки со спившимся Ельциным он не пойдет, и в случае штурма из «Белого дома» его вынесут только мертвым.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать