Жанры: Публицистика, Биографии и Мемуары » Иван Иванов » Анафема: хроника государственного переворота (страница 3)


21 сентября, вторник. «Белый дом»

«Полномочия Президента Российской Федерации не могут быть использованы для изменения национально-государственного устройства Российской Федерации, роспуска либо приостановления деятельности любых законно избранных органов государственной власти, в противном случае они прекращаются немедленно».

Ст. 121(6)Конституции Российской Федерации.


Так гласила Конституция РФ, и для любого законопослушного россиянина Ельцин, нарушивший статью 121-6 основного закона, стал просто государственным преступником.

Каждый гражданин оказался перед простым выбором: промолчать и остаться сторонним наблюдателем, стать соучастником государственного преступления или же открыто проявить свое несогласие и выступить на защиту закона и поруганного государства.

Уверенности в том, что силовые структуры будут действовать на стороне законной власти, не было, и именно это обстоятельство определило мой личный выбор 21 сентября 1993 года. Так оказался я участником событий, начавшихся в будничной суете и закончившихся кровавой драмой.

…Около 14.00 я приехал в «Белый дом» к Шефу — Владиславу Алексеевичу Ачалову, чтобы начать оформление в парламентские структуры моих отставных офицеров. Накануне Председателем Верховного Совета (ВС РФ) было принято запоздалое решение о дополнительных мерах по укреплению безопасности парламента России. Серьезную обеспокоенность руководства Президиума вызывали, с одной стороны, неоднократные недружественные действия спецслужб президента в отношении ВС РФ, а с другой, тревожные и труднообъяснимые контакты их руководителей с представителями специфических структур других государств, почему-то тщательно скрываемые Кремлем от МБ, СВР и ГРУ ГШ МО [1] России.

В различных парламентских структурах нам были выделены дополнительные штатные единицы. Работы принципиально не стали доверять спецслужбам. Ачалов лично поручился за меня Хасбулатову. Тем не менее, секретариат Хасбулатова устроил дополнительную проверку на предмет отношений с охранными структурами президента, особенно с Главным управлением охраны РФ (ГУО РФ). Гарантией надежности стал мой послужной список. В результате, контроль за всеми работами и дополнительными мерами безопасности ВС РФ был возложен на советника по вопросам обороны генерал-полковника Ачалова, а выполнение их основной части — на меня как на генерального подрядчика.

…В кабинете 13-42 было несколько знакомых лиц. Все чего-то ждали. Получил от В. А. Ачалова, которого все мы привыкли между собой называть Шефом, замечание за недельное отсутствие и приказ — никуда не уходить. На месте были все нужные люди. Выяснилось, что во время моего отсутствия произошли большие перемены, и сегодня Ельцин, возможно, попытается ввести чрезвычайное положение. Оказывается, произошла утечка информации с ряда секретных совещаний Ельцина. Часть их участников сразу бросилась к Руцкому и Хасбулатову с информацией о кремлевском заговоре.

Первое такое совещание началось в 12.00 в воскресенье 12 сентября 1993 года в Ново-Огареве. На совещании присутствовали: Ельцин и его министры Козырев (МИД ), Грачев (МО ), Ерин (МВД )и Голушко (МБ ). Было принято секретное решение о насильственном разгоне парламента России 19 сентября 1993 года, и министры-заговорщики поставили свои подписи под проектом антиконституционного указа. Затем там же и по этому же поводу состоялось совещание президента с Барсуковым и Коржаковым — «ключевыми фигурами в предстоящем действии», по собственному признанию Б. Н. Ельцина. В 11.00 в понедельник, 13 сентября в Кремле Ельцин переговорил с Виктором Черномырдиным и получил его согласие. Во вторник в 15.00 на Президентском Совете Ельцин предложил его членам подумать над вариантами возможных действий в случае сопротивления ВС РФ «конституционной реформе» (это к вопросу об уголовной ответственности советника президента Сергея Станкевича и ряда других). В среду, 15 сентября состоялось совещание Совета Безопасности (СБ), возглавляемого Олегом Лобовым, на котором члены СБ поддержали кремлевских заговорщиков и не один час обсуждали конкретные технические аспекты плана государственного переворота. Стало также известно, что на заключительном совещании в пятницу 17 сентября было принято решение перенести акцию с 19 на 21 сентября, время «Ч» определено — 18.00 или 20.00 часов вечера (вышеперечисленные факты документированы и сегодня публично признаются самими их участниками).

Последним к Хасбулатову прибежал генерал-полковник Константин Кобец. Генерал-связист появился с подробной информацией о состоявшейся утром 20 сентября коллегии министерства обороны по поводу планируемого в ближайшие дни введения прямого президентского правления и разгона Верховного Совета и Съезда. Кобец утверждал, что, несмотря на давление министра обороны Павла Грачева, было принято решение о так называемом нейтралитете армии. Во время коллегии МО состоялся прямой телефонный разговор Ельцина и Грачева, во время которого Павел Сергеевич вслух переспрашивал президента о наличии приказа на штурм Дома Советов, заодно напомнив Борису Николаевичу собственные его слова: «Армия — вне политики…» По словам генерала-информатора, Ельцин раздраженно бросил трубку.

Вчера, т.е. 20.09.1993 г., были замечены активные перемещения войск в Москве и ее окрестностях. Весь день у руководства сплошной

чередой идут всевозможные консультации и совещания, в 17.30 по этому же поводу проходит заседание Президиума Верховного Совета. Известно, что в 12.00 у Ельцина началось решающее закрытое совещание с участием Черномырдина, Ерина, Грачева и Голушко. В Кремль уже вызвана группа телевизионщиков и директор Федерального агентства правительственной связи и информации при Президенте РФ (ФАПСИ) Старовойтов.

Данное обстоятельство было, пожалуй, самым значимым признаком переворота, поскольку у нас еще были свежи в памяти недавние «художества» ФАПСИ, совершенные во время последнего визита правительственной делегации Азербайджана в Москву. Последней каплей, переполнившей чашу терпения руководства ВС РФ в отношении бесцеремонных действий спецслужб президента, как раз и стала грубая попытка местных офицеров ФАПСИ подслушать переговоры Руслана Хасбулатова с делегацией Гейдара Алиева. Из республик часто поступала серьезная информация, свидетельствующая, что в России политика давно закончилась — осталась одна уголовщина. В частности, из Азербайджана был получен компромат на «и. о. мэра» Москвы. По данным военной контрразведки МО Азербайджана, ему вменялась торговля оружием и поставка его Армении.

Любителей чужих секретов, схваченных за руку (точнее, за провод с направленным микрофоном, названый ими… выпадающей телевизионной антенной) немедленно выселили из того крыла здания ВС, где находилось руководство, а вопросам обеспечения всесторонней безопасности и защиты Верховного Совета от спецслужб президента, наконец, было уделено самое серьезное внимание.

— Несмотря на неприятие парламентским руководством Старовойтова, публичная критика этого одиозного чиновника в начале сентября, в известном смысле, была вынужденной и объяснялась лишь крайней необходимостью воспрепятствовать назначению на важный пост Министра безопасности России личного ставленника Ельцина. Как один из этапов подготовки государственного переворота, 27 июля 1993 года был освобожден от должности Баранников (министр безопасности РФ с 18 января 1992 года). Во время майских массовых избиений демонстрантов он, в отличие от начальника ГУВД Москвы Владимира Иосифовича Панкратова (который был начальником ГАИ Москвы при печально «прославившемся» министре внутренних дел СССР Щелокове. — Авт. ), не пошел на незаконные действия, продемонстрировав тем самым «нелояльность» министерства безопасности (МБ РФ).

В конце августа в прессу просочилась информация о согласии принять назначение на вакантный пост министра безопасности Александром Старовойтовым — директором ФАПСИ. Послужной список доказавшего делом свою беспринципность и личную преданность Ельцину кандидата успела опубликовать газета «День». В нескольких телевизионных передачах «Парламентский час» Старовойтова и ФАПСИ также подвергли серьезной и обоснованной критике. В частности, в одной из них было подробно рассказано о стремительной карьере в ФАПСИ юного «генерала Димы» и приобретенной им за рубежом на многие миллионы государственных долларов недвижимости (в частное пользование для Шу-шу).

Гр-н Д. О. Якубовский [2] (1963 года рождения, в 1992-1993 гг. проживал в Канаде) за каких-то полгода при помощи Кобеца и Шумейко сумел «подняться» от вузовского капитана запаса до заместителя директора ФАПСИ, а с осени 1992 года еще и полномочного представителя правоохранительных органов, специальных и информационных служб в Правительстве Российской Федерации.

Обычно причиной быстрого взлета сомнительных лиц из кремлевского окружения служит место, которое они занимают для своих хозяев в том или ином российском «экспортном» мафиозном спруте. В частности, некий юноша Якоб совместно с неким Самсоном Филипповичем (вчерашним полковником и помощником Шу-шу, позднее — генерал-лейтенантом и первым директором некоего АО «Росвор») по личному заданию вице-премьера разработал и помог реализовать схемы хищения основных валютных поступлений от российского государственного экспорта оружия. Досадной неприятностью и ощутимой материальной потерей для «оружейной» кремлевской мафии неожиданно обернулась независимая позиция министра внешних экономических связей Сергея Глазьева, имевшего неосторожность уволить со своих постов за явные злоупотребления своего первого заместителя В. Шибаева, курировавшего торговлю оружием Российской Федерации, и сверхпредприимчивого директора «Оборонэкспорта» России армянина Караогланова — «патриота Армении и московской мэрии». Ощутимый удар по оружейной мафии вызвал бурную ответную реакцию в Кремле, среди разъяренных обитателей которого замелькали и ранее якобы непричастные к экспорту оружия высшие должностные лица…

По оперативным данным, своевременно поступавшим в аппарат генерал-полковника В. Ачалова, премьерский казнокрад Якоб еще совсем недавно вальяжно вызывал к себе на личную аудиенцию «многозвездных арбатских» генералов. Последние, к немалому удивлению Ачалова, один за другим послушно прибывали к нему на известную фешенебельную дачу в Подмосковье, где и получали специфический инструктаж.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать