Жанры: Публицистика, Биографии и Мемуары » Иван Иванов » Анафема: хроника государственного переворота (страница 37)


БЛЕФ ОБ ОРУЖИИ ЗАЩИТНИКОВ ПАРЛАМЕНТА

Стингер

Ачалов заразительно смеялся после доклада о том, что СМИ всюду сообщают о наличии у нас ракет класса «земля-воздух» «Стингер». Радовался, что шутка сработала. Просил придумать еще что-нибудь. Очевидно, что тот, кто назвал работника секретариата Хасбулатова по фамилии Стангер «ракетой», обладал большим чувством юмора. Это породило целый цикл. Наибольшее распространение получили «бухтелки», выдуманные прямо во время этого разговора Дмитрием и Василием: «Всю ночь разгружали гранатометы. Все подземные коммуникации заминированы!»

Об этом «минировании языком» самому Дмитрию напомнили 5 октября в 11.00 на втором этаже технических коммуникаций под «Белым домом». Именно тогда Дмитрий чудом выломал дверь и попал с двумя товарищами в подземный коллектор, идущий вдоль набережной в сторону Хаммеровского центра. Один из его попутчиков-офицеров всерьез напомнил ему о минах и успокоился, когда узнал о способе «минирования». Официальная пропаганда и образец бесчестьягенерал-майор МВД Аркадий Баскаев, — как всегда, лгали о заминированном подземелье, утверждая, что после расстрела «Белого дома»внем «обнаружены 102 мины».

Во время обхода Ачалов среди настенного народного творчества обнаружил рассмешившие всех нас частушки:

«Жили-были Дед да Баба.

Дед Руслан и Баба Ряба.

Вдруг однажды Дед тот глядь:

Оказалась Ряба — …нехорошая »

Ачалов тут же взял ручку и сказал, что обязательно покажет их Хасбулатову. Как и Филатов, его не менее подлый последователь — завхоз сельскохозяйственного техникума Рябов — серьезного отношения к себе никогда и ни у кого не вызывал. Продажность же бывших заместителей Хасбулатова, как и падких на сладкие посулы депутатов-перебежчиков, подтверждает печальную закономерность: полную беспринципность и отсутствие достоинства у большинства российских чиновников и «слуг народа».

Все баррикадники хотели верить, что в оружейках их дожидается две тысячи автоматов и говорили друг другу, что оружие будут выдавать во время штурма. Сказать им правду было невозможно. От них в оцепление и СМИ и просачивалась эта информация. Реальное положение с оружием знали только мы и Ельцин.

«БОЕВИКИ» И РАБОТА С ОЦЕПЛЕНИЕМ

С первых дней осады мы старались оказывать моральное и психологическое давление на эмвэдэшников оцепления.

Веслав обходил ОМОНы, представлялся, и его узнавали. Говорил, что если ОМОН полезет убивать баррикадников, то безнаказанно это сделать не удастся. Отпор будет профессиональный. Игра шла на именах нескольких реально присутствовавших рижан. Но и этого хватало.

Когда ОМОН зашел на нашу территорию со стороны набережной 27 сентября, по совету Василия организовали вокруг Дома патрули бойцов из спецназа «Барс». Немногочисленные «барсы» парными патрулями проходили с интервалом в полчаса вплотную с оцеплением, которое с их легкой руки окрестили полицаями. Полицаям не надо было объяснять, что у «барсов» реальный боевой опыт.

Забавно было видеть тогда по ТВ (министрам электричество протянули от кабеля уличного освещения), как Ельцин сам запугивал эмвэдэшников, зачислив в защитники Дома Советов весь рижский ОМОН и целый приднестровский батальон спецназа «Днестр». Самое удивительное, что в первой в российской истории (по рейтингу вранья) книге побывавшего главой государства убийцы на странице 375 эта тупая ложь еще и усиливается: «В состав их боевых формирований входили батальоны (?!) специального назначения „Днестр“ и „Дельта“ из Приднестровья («Дельта», вообще-то, является известным спецподразделением ЦРУ США, видимо, кремлевские «писатели» вписали эти бесподобные строки после просмотра соответствующего боевика. — Авт. ).

По-разному блефовали безоружные офицеры и «баркашовцы». Первые решительно объясняли, что если солдаты-эмвэдэшники посмеют сунуться в Дом Советов, то офицеры их встретят мощным огнем, отнюдь не холостыми патронами. Вторые по-мальчишески устраивали свои отрядные построения прямо перед цепями оцепления. Демонстративно не замечали полицаев. Завершали построение громогласными клятвами и шокирующим приветствием, которое, правда, было у многих русских князей, начиная с Александра Невского. Таким образом, язык и рука — вот все оружие, перемалывавшее части оцепления. Эффект поражал: нередко молоденькие солдаты начинали плакать, а дембеля клялись, что в случае приказа на штурм они просто сбегут.

Ерин вынужден был постоянно заменять «разложившиеся» части.

Факт: 29 сентября правительство РФ и Москвы предъявили ультиматум — до 4-го октября всем покинуть Дом Советов, в противном случае — «тяжкие последствия». 30 сентября 62 субъекта Федерации поддержали парламент и предъявили Ельцину ультиматум с требованием одновременных

перевыборов. Решающее заседание Совета Федераций назначено на 18.00 3-го октября. На 16.00 3 октября было назначено продолжение переговоров под эгидой Русской Православной Церкви.

Ельцин высказался против идеи досрочных одновременных перевыборов. Черномырдин тоже ответил отказом на требование мирного решения, заявив, что у них есть «другое решение». Решение расстрелять парламент к 4 октября было принято между 29 и 30 сентября, подготовка велась открыто.

30 сентября Шахрай назначается руководителем группы по правовому обеспечению указа №1400 с поручением завершить работы именно к 4 октября. 1 октября Полторанин разослал письмо главным редакторам с приказом-требованием «с пониманием отнестись к тем мерам, которые предпримет Президент 4-го октября», и «не драматизировать их возможные последствия». Днем 3 октября во все больницы Москвы но указанию ГУВД из Главного медицинского управления Москвы поступили телефонограммы о планируемом поступлении раненых.

Обосновать расстрел парламента должна была специально подготовленная провокация; по приказу «и. о. пэра» эмвэдэшникам поручалось палочной войной спровоцировать демонстрантов на ответное насилие.

Западные посольства, как всегда, все узнали первыми и сразу же провели совместное совещание. В совещании приняли участие сотрудники посольств США, Канады и ряда европейских стран. По данным компетентных органов, на случай провала силового варианта авантюры Ельцина они разработали и обсудили конкретный план приема и вывоза из России агентов влияния и наших казнокрадов — будущих «политических» беженцев. На Лубянке тоже состоялся открытый митинг сотрудников МБ, МВД и военной контрразведки в поддержку Конституции и парламента. В сочетании с ранее объявленным многозначительным ультиматумом Ельцину от имени без малого 40 областных управлений МБ эта поддержка имела для нас большое значение и была встречена на «Ура!».

В этот же вечер произошло настоящее побоище у станции метро «Баррикадная», когда ОМОН не просто избивал и калечил людей дубинками (преобладающий прием: оттеснение и удар дубинкой прямо по голове и спине отходящего), а еще и загонял демонстрантов в метро, нередко сбрасывая избитых вниз мимо эскалатора.


РЕЗОЛЮЦИЯ

митинга сотрудников центрального аппарата МБ РФ, управления военной контрразведки по {неразборчиво }, Управления МБ по г. Москве и Московской области

Мы, собравшиеся на митинг 30 сентября 1993 года сотрудники государственной безопасности констатируем, что 21 сентября с.г. в нашей стране совершено не просто надругательство над Конституцией РФ, а вопреки воле народа, выраженной еще на референдуме в марте 1991 года, предпринята попытка окончательно волевым решением изменить государственный строй.

В этот критический для государства и народа момент, неся ответственность за строжайшее соблюдение Основного закона и безопасность страны, мы требуем от руководства Министерства безопасности:

1. Не позднее 1.10.93 года провести в центральном аппарате МБ офицерское собрание, на котором дать принципиальную оценку трагическому развитию ситуации в России и позиции Коллегии нашего ведомства.

С целью его подготовки и проведения создать организационный Комитет из числа участников митинга.

2. Коллегии МБ обратиться к Президенту России Ельцину Б.Н. с требованием немедленно отменить его Указ №1400 от 21.09.93 года как грубо попирающий Конституцию, таящий в себе угрозу развала России, начала в обществе гражданского противостояния с непредсказуемыми последствиями.

3. Коллегии МБ, офицерскому собранию МБ войти в контакт с руководством других силовых министерств с целью достижения разумного компромисса и выработки мер по цивилизованному выходу из нынешней критической ситуации в рамках конституционных норм и соответствующих решений Конституционного Суда РФ.

Потребовать незамедлительно снять блокаду с Дома Советов РФ, позорящую страну перед мировым сообществом.

4. Немедленно снять цензуру в средствах массовой информации. Дать правовую оценку организаторам чудовищной провокационной акции в отношении лидера общественной организации «Союза офицеров» подполковника Терехова С.Н. и его соратников. Сообщить в средствах массовой информации о принятых мерах, донести народу правду о сползании страны во времена страшного мракобесия и фашизма, циничного попрания прав Человека и Гражданина.

5. Прекратить увольнение сотрудников МБ по политическим мотивам.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать