Жанр: Детектив » Юрий Наумкин » Сосна на развилке (страница 2)


Ехали молча. Несмотря на воскресный день, все собрались быстро, так как давно привыкли к тому, что милицейская служба требует самоотречения и оперативности.

- Хорошо, что вас застали, Татьяна Михайловна, - обратился Лепихов к Светловой. - Наверное, на речку или по грибы собирались.

- Да, были планы, - с неопределенной улыбкой ответила Светлова. Хорошо, что проспала.

Василий Лукич давно знал эту красивую смуглолицую женщину. Она была местная. Лет семь назад, закончив школу, уехала в Москву, успешно закончила юридический факультет МГУ и, к удивлению всех однокурсников, а также жителей Видного, вернулась в родные места. За два года службы в милиции Татьяна Михайловна провела много самых разных и сложных экспертиз по делам. Пришел опыт, а с ним и подчеркнутое уважение сотрудников. Жила она со своей престарелой матерью Тихоновной, которая была известна в округе тем, что изредка, совершенно неожиданно для всех, разражалась, как гром средь ясного неба, простыми и складными стихами в областной газете "Вперед". Стихи были, как правило, грустные - о холодной осени или оторванном листе тополя...

- Так, значит, розыск поручен Глебову? - неожиданно для всех спросила Светлова, обращаясь к Лепихову.

- Да, он скоро будет здесь, - ответил тот и, обернувшись, глянул на Татьяну Михайловну, по-видимому ожидая продолжения разговора. Однако она молчала, задумавшись и ласково поглаживая собаку.

Многие в Видном знали о странных взаимоотношениях капитана милиции Глебова и Татьяны Михайловны. Глебов был направлен на работу в отдел уголовного розыска из Москвы. Пятилетний стаж практической работы в розыске, напористость, хватка, острый ум всегда ярко проявлялись в его работе. Розыскные дела, которые он вел, всегда отличались оригинальностью и смелостью решения, тщательностью и убедительностью собранных доказательств. Когда Светлова, закончив учебу, вернулась в Видное, они подружились. Их часто видели вместе после работы. Они очень подходили друг другу - все вокруг чувствовали, что вместе им хорошо. Однако недавно что-то изменилось в их отношениях, словно что-то сломалось. С тех пор они были очень вежливы друг с другом - и только.

Поэтому, когда Татьяна Михайловна вдруг спросила о Глебове, все насторожились, и даже строгого, немного суховатого подполковника Лепихова почему-то потянуло посмотреть ей в лицо - не написана ли на нем затаенная обида или грусть. Однако прочесть ему ничего не удалось.

Когда подъехали к месту происшествия, Петька Гыжиков, повергнув в изумление участкового Белкина, четко, по-военному подошел к Лепихову и доложил о том, что к месту происшествия никого из посторонних он не подпускал, что была "скорая" и отвезла потерпевшего в районную больницу. Лепихов кивнул и направился к подножию сосны, где на песке отчетливо были видны контуры человеческого тела. Некоторое время он постоял молча, внимательно осматриваясь вокруг, затем обернулся к Светловой:

- Приступайте, Татьяна Михайловна. Глебова ждать не будем. Может быть, он за следователем прокуратуры заедет.

Все без лишних разговоров принялись за работу. Татьяна Михайловна открыла чемоданчик, что-то из него достала, подошла к месту, очерченному Белкиным, и начала внимательно рассматривать следы на земле.

Немногословный и с виду сумрачный проводник собаки Альмы также подошел к сосне, отыскал глазами на земле наиболее четкие следы обуви и подвел собаку. Альма настороженно, изредка поглядывая добрыми глазами на хозяина, обнюхала их, покрутилась на месте и вдруг, натянув поводок, большими прыжками бросилась через кювет в лес.

В это время со стороны Видного послышался отчетливый в тишине полуденного леса стрекот мотоцикла. Петька Гыжиков, памятуя строгое указание Белкина никого к месту происшествия не подпускать, вышел на дорогу. Вскоре, едва различимый в пыли, появился мотоцикл. Петька поднял руку, показывая, что дорога перекрыта. Это был Глебов. Поставив мотоцикл на обочину дороги, он снял большие, закрывающие почти все лицо очки, повесил яркую брезентовую курточку на сук дерева и поздоровался. Это был высокий сухощавый человек лет тридцати пяти с густыми волнистыми волосами и светлыми глазами. Он выяснил у Белкина подробности преступления, сделал какие-то пометки в блокноте и стал дотошно разглядывать следы на песке. Потом отошел от сосны и медленно начал обследовать местность вокруг нее, постепенно расширяя круги. Возможно, где-то осталось орудие преступления. Что это могло быть? Палка, ломик, молоток, камень? Сейчас ничего не должно остаться вне поля зрения, каждая ветка может сказать многое. Как произошло преступление? Откуда появился преступник? Шел ли он рядом с потерпевшим и дружески беседовал с ним или вдруг напал неожиданно из-за сосны или из-за кустов?

Сейчас розыск находился на том этапе, когда необходимо было правильно сформулировать вопросы, которые бы исчерпывали все неизвестные составляющие преступления, с тем чтобы позже сосредоточенно и последовательно искать ответы на них. Ответы, которые должны привести к истине.

Тихо шумел листвой полуденный лес. Не торопясь, сосредоточенно работали люди возле могучей сосны на развилке дорог, металась в глухих зарослях леса овчарка Альма. В районной больнице, окруженный врачами, лежал без сознания молодой человек, числящийся в регистрационной книге как неизвестный.

Поиски Глебова ничего не дали. Ничего подозрительного ни рядом, около сосны, ни поодаль он не обнаружил, хотя и отошел от места происшествия довольно далеко. Теперь он начал делать круги в обратную сторону, приближаясь к сосне, проверяя и перепроверяя себя. Опять тщетно. Устав, он присел в тени деревьев недалеко от сосны.

- Ну что скажете, Василий Петрович? - обратился он к Белкину. - Какие есть соображения?

- Все думаю, кто мог это сделать. Если бы потерпевший был наш, сельский, тогда проще. А этот - откуда он, куда шел, к кому?

- Это и есть вопрос номер один, - сказал Глебов. - Впрочем, на него мы скоро получим ответ, я не сомневаюсь. - Продолжая рассматривать отпечатки на песке, он вдруг оглянулся, поискал глазами Светлову:

- Вас можно?

Татьяна Михайловна приблизилась к нему.

- Я думаю, этот след, - он указал на глубокий отпечаток на песке, может представлять интерес.

На лице Светловой вспыхнул яркий румянец.

- Он далеко от места расположения тела, и четко обозначен только носок следа, каблука не видно, - ответила она.

- Тем более. Такой след остается, когда человек прыгает, он отталкивается носком. Человек, который оставил его, наверняка прыгнул через кювет, а дальше - в лес.

- Если вы так считаете... - Светлова была явно недовольна: ей пришлось вновь разводить гипс, долго возиться с этим следом.

Глебов же вновь вернулся на свой пенек и обратился к судебно-медицинскому эксперту Фролову:

- Там много крови на земле...

- Да, я уже взял пробы для анализа, а экспертизу крови потерпевшего проведем прямо в больнице.

Когда все было закончено, Лепихов обратился ко всем сразу:

- Подумайте каждый, не забыли ли что сделать. Сейчас важна любая мелочь. Забудешь, упустишь - и все. Завтра здесь уже ничего не найдешь дорога ведь. Потом, помедлив, добавил: - Дождемся Чугуна. Может быть, собака взяла след.

- Вот бы здорово было! - размечтался Гыжиков. - Тогда и делать нечего.

Глебов мельком посмотрел на парня и невесело улыбнулся.

Жара, пыльная, дышащая сухим зноем дорога всех утомили. Устроились в тени придорожных деревьев. Глебов улегся прямо на траву недалеко от подполковника Лепихова. Ему импонировал этот молчаливый пожилой человек. В его больших зеленоватых глазах Даниил Иванович читал суровость и опыт прожитых лет. Годы войны, армейская служба навечно накладывают отпечаток на внешность. Подполковник чем-то напоминал Глебову отца. Вернувшись с фронта, тот прожил совсем недолго. Глебов помнил, как вместе с матерью навещал его в различных госпиталях. Потом похороны, речи приехавших в тот день фронтовых друзей отца, рыдающая у могилы мать, одиночные, раскатистые на пустынном подмосковном кладбище выстрелы... Почему он вдруг вспомнил отца сейчас? Только ли потому, что в зеленоватых глазах Лепихова промелькнуло что-то знакомое? Кто знает... Часто невозможно понять, с чем связаны воспоминания. Грустные или веселые, они вдруг по-новому высвечивают настоящее. И сейчас, лежа в траве у дороги, Даниил Иванович внимательно посмотрел на окружающих. Подполковник Лепихов, Татьяна Михайловна, что-то перебирающая в своем чемоданчике, краснощекий здоровяк участковый Белкин, настороженно наблюдающий за каждым его шагом, равнодушный и немногословный судебно-медицинский эксперт Фролов, сумрачный кинолог Чугун, пробирающийся сейчас где-то в глубине леса, - все они ради одного дела волею судеб и своей нелегкой службы собрались в воскресный день здесь, на этой безлюдной дороге, чтобы решить непростую задачу...

Чугун и Альма появились из леса только через полчаса - Трифон Иванович, с несколькими ссадинами на лице, был весь опутан паутиной. Собака часто дышала и виновато поглядывала на хозяина.

- К реке следы вывели, там пропали. - Чугун сел в тени, помолчал немного, потом добавил: - Отдохну и еще поищу вдоль берега. Там шалаш есть на другом берегу...

- Хорошо, - сказал Лепихов, - когда закончите, приходите в отделение, там переночуете.

- Может быть, в лесу придется, - уклончиво ответил Чугун. - Вокруг здесь походим. Странно мне, ведь вышел же он где-то из реки. Да и шалаш этот...

- Ну, вам виднее.

Все стали собираться, усаживаться в машину.

- Я съезжу ненадолго в Видное, зайду в больницу, к вечеру вернусь в Курки, - сказал Глебов, подходя к мотоциклу. Если не трудно, Василий Петрович, пристройте меня где-нибудь в селе. Несколько дней мне, по-видимому, придется провести здесь.

- Все сделаю как надо, Даниил Иванович, - заверил Белкин.

- Поговорите в селе с людьми. Надо, чтобы обошлось без сплетен и слухов, - сказал Лепихов, высовываясь из машины.

- Ясно, товарищ подполковник, - ответил Белкин.

Машина уехала. Белкин и Петька Гыжиков некоторое время молча стояли около сосны. Только что здесь были люди. Каждый думал, действовал, рассуждал, а теперь пусто и тихо, и ничто уже не напоминает о случившемся.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать