Жанр: Детектив » Юрий Наумкин » Сосна на развилке (страница 9)


- Зачем же вам было его покупать? - вмешался участковый, но Глебов остановил его жестом.

- И когда же сделка? - спросил Даниил Иванович.

- Сегодня.

- Деньги уже отдали?

- Да, у нее оставил, - чувствуя недоброе и бледнея на глазах, сказал Сулимов.

Глебов посмотрел в его большие глаза, в которых застыл вопрос, и все понял. Наконец-то наступил тот момент прозрения, единственный и неповторимый в любом деле, когда под воздействием порой лишь одного слова разорванные факты вдруг сразу образуют прочную логическую цепь и все становится настолько ясно, что кружится голова.

- Она сама вам назначила встречу сегодня? - уже спокойно спросил Даниил Иванович.

- Да.

И здесь его память каким-то чудом вытащила из своих глубин мимолетное, уже забытое им мгновение, когда он этой ночью в комнате телефонистки, дожидаясь звонка дежурного из Владимира и бездумно просматривая график дежурств телефонисток, увидел знакомую фамилию Прозорова. Так вот оно!

- Она позвонила вам сегодня по телефону?

- Да.

Белкин наблюдал за Глебовым во все глаза. Вот когда наступил его час, думал он, вот когда наконец мы у цели! Между тем капитан мыслями был уже далек отсюда. То, что вдруг сейчас с такой ясностью открылось перед ним, требовало немедленных действий. Он поднялся, ощутив под мышкой тяжесть пистолета.

- Вызывайте Гыжикова, Василий Петрович, пусть останется здесь с ним. - Он кивнул на Марата и, обращаясь к Сулимову, добавил: - И не в ваших интересах бежать отсюда.

Белкин бросился исполнять приказ. Спустя несколько минут они с Глебовым снова были у дома Прозоровых. Как и ожидал капитан, окна были темны. Запертая в глубине дома, жалобно лаяла собака.

- Она ушла, - предположил Белкин.

- Она ушла с деньгами. Думаю, сейчас она на пути в Видное. Срочно свяжитесь по телефону с районным отделом и передайте, чтобы выслали людей навстречу. Пусть идут из Видного на Курки. Встретимся на дороге, где-нибудь недалеко от сосны. Передадите сообщение и догоняйте меня.

Ночь близилась к концу. Звезды потускнели, верхушки берез трогал утренний ветерок. Глебов бежал по обочине дороги, переводя дыхание, изредка замедляя шаг. Бежал с трудом - сказывалось напряжение последних дней и этой беспокойной ночи. За несколько дней, проведенных в Курках, он хорошо изучил местность и сейчас на свой страх и риск решил сократить путь - через лес выйти прямо к сосне. Он бежал, утопая ногами во мху, мягком и влажном от утренней росы. Несмотря на свежесть утра, пот лил с него градом. Его учащенное дыхание громко раздавалось в тишине леса, и он боялся, что это выдаст, испортит задуманное.

Наконец он свернул влево и почти сразу же увидел край небольшого откоса и чернеющую над ним крону гигантской сосны. Почти ползком, медленно и тяжело стал подниматься по этому откосу. Дорога была рядом. Он хотел уже привстать, как вдруг услышал совсем близко голоса - женский и грубоватый резкий мужской. Женский он узнал не сразу, Василиса говорила как-то надрывно, тяжело, голос у нее временами срывался. Капитан лежал, плотно прижавшись к земле, и думал, как поступить. Имея хорошую физическую подготовку, он всегда больше рассчитывал на свои руки, чем на оружие, но пистолет достал на всякий случай, решив заранее, что применит его только в минуту самой крайней опасности. Пока он готовился к прыжку, у сосны стало тихо. Он приподнялся и увидел, что мужчина и женщина лежат на земле. На секунду даже подумал, что это любовные объятия, но раздавшееся глухое злобное мычание мужчины и хрип Василисы подтолкнули его. Глебов бросился к ним. Он был совсем рядом, когда мужчина заметил его, на секунду застыл и хотел было приподняться. Но капитан навалился на него сверху и прижал своим телом к земле, судорожно ища его руки, чтобы завести их за спину. Однако мощный удар сбросил Глебова, и он скатился на землю. На долю секунды потерял сознание, но тут же увидел высоко над собой опухшее, неприятное до тошноты лицо мужчины и грязные, дрожащие пальцы рук, закрывающие собой небо. Огромным усилием воли капитан собрался в комок и, как пружина, выстрелил ногами, целя незнакомцу в живот. Прежде чем потерять сознание, понял, что попал.

Через неделю, когда все материалы по делу Рыжова и Прозоровой были оформлены и направлены в прокуратуру для дальнейшего расследования, врачи Видновской больницы признали, что Глебов может свободно передвигаться, и его выписали. Он провел несколько блаженных и чарующих дней в уютном и гостеприимном доме Светловых. И вскоре в управлении внутренних дел Владимирского облисполкома, в кабинете начальника уголовного розыска Виноградова капитан отчитывался о ходе и результатах дела. Собрался весь отдел, прибыли коллеги из Видного. Рядом с Татьяной Михайловной Светловой в отглаженной форме, несколько скованный, сидел участковый Белкин.

- Я решил собрать вас, товарищи, - начал полковник Виноградов, чтобы поговорить об известном вам деле Рыжова и Прозоровой. Обменяться мнениями о методике розыска, выслушать замечания, сделать выводы... Сначала послушаем капитана Глебова. Прошу вас, Даниил Иванович.

- На раскрытие преступления Рыжова и Прозоровой ушло около четырех дней. Как вы знаете, преступление - ограбление и нанесение тяжких телесных повреждений Васину - было совершено 15 июля на дороге Видное - Курки, на развилке, он задумался и добавил: - у сосны. Участковый инспектор товарищ Белкин, первым прибывший на место преступления, позаботился о сохранности следов, принял оперативные меры

по спасению находящегося в бессознательном состоянии потерпевшего Басина, быстро сообщил о происшествии в Видновский отдел. Все это в известной мере облегчило дальнейшую работу по розыску преступников. На месте преступления были сделаны слепки со следов обуви, оставленных преступником. Сразу же мы начали отрабатывать три версии: первая - преступление совершил житель села Курки Иван Кузьмич Прозоров, следы которого были обнаружены на дороге у сосны; вторая - преступление совершил Марат Сулимов, приятель потерпевшего, знавший о том, что последний собирается идти с крупной суммой денег в село Курки для покупки у Прозорова золотого креста; третья - преступление совершил неизвестный, следы которого также были обнаружены на месте преступления.

Глебов немного помедлил, собираясь с мыслями, чуть поморщился, превозмогая легкую боль в боку (впрочем, этого никто не заметил, кроме Татьяны Михайловны), и продолжал:

- Признаться, поначалу мы увлеклись первой версией, подозревая в совершении преступления Прозорова. Для этого имелись основания: его следы были обнаружены на месте преступления; он в конце концов признался, что находился у развилки примерно в то время, когда было совершено преступление; он знал, что из Владимира с большой суммой денег выехал для встречи с ним Сергей Басин. Однако в первый же день розыска мы с участковым Белкиным собрали значительный материал, положительно характеризующий Прозорова как человека и работника, в Курках он живет давно, уважаем. Словом, в отношении его мы решили ограничиться подпиской о невыезде. Здесь я хотел бы отметить свой просчет: я слишком увлекся отработкой этой версии, потратив на нее много времени и усилий в ущерб отработке двух других версий.

Внимательно следя за рассказом Даниила Ивановича, участковый Белкин изредка покачивал головой, как бы соглашаясь с каждым его словом.

- Потом я решил выехать во Владимир, - продолжал Глебов. - Мне казалось, что Марат Сулимов мог быть причастен к преступлению. Во всяком случае мне необходимо было отмести все сомнения на его счет. Однако после его допроса сомнения остались, я поделился ими с товарищем Виноградовым, и по его указанию за Сулимовым было установлено наблюдение. Из Владимира я снова вернулся в Курки. Здесь пришло неожиданное сообщение о нападении на сберегательную кассу в Видном. Как выяснилось позже, оба преступления совершил Рыжов. Этой же ночью из Управления по телефону мне сообщили, что Сулимов выехал в сторону Видного. Когда я "встречал" его на станции, был уверен, что мои догадки о его причастности к преступлению сейчас найдут подтверждение. Я проводил его до дома Прозоровых, и, когда с участковым Белкиным задерживал его там, эта уверенность не покидала меня.

Глебов замолчал, обвел присутствующих взглядом, вздохнул, переживая все случившееся, и продолжал:

- Однако после допроса Сулимова наступило прозрение. Я вдруг понял, что организатором преступления является Василиса. Полагая, что ей удалось завести розыск в тупик, что в отношении ее у меня нет подозрений, уверовав в свою безнаказанность, она решила еще раз использовать злополучный крест для приманки очередной жертвы. В качестве таковой она избрала Марата Сулимова, и довольно удачно: он не слишком щепетилен в вопросах чести, деньги для него превыше всего. Сбавив цену за крест, Василиса предложила ему немедленно приехать в Курки. Ночью Сулимов выехал за вожделенной покупкой. Этот визит для него мог закончиться так же трагически, как и для его друга Басина... После того как мы задержали Сулимова в доме Прозоровых, Василиса поняла, что ее планы рухнули. Прихватив деньги, крест, все ценности Прозорова, она побежала к своему сообщнику, рассказала, что изобличена, и предложила скрыться. Однако не учла преступную мораль: она стала для него опасна, значит, от нее следовало немедленно избавиться, а заодно отобрать все ценности, которые она принесла с собой. За этим занятием я и застал Рыжова у сосны на развилке...

Глебов помолчал, обдумывая, все ли сказал, и закончил:

- Вот, пожалуй, и все.

В кабинете на некоторое время воцарилась тишина. Потом задал вопрос молоденький лейтенант из отдела уголовного розыска:

- Кто такой этот Рыжов, как он попал в Курки?

- Дважды судимый преступник, освободившийся в начале этого года из мест лишения свободы. Попал же в Курки потому, что был связан с Василисой Тихоновной раньше.

- Что же их связывало? - спросила Татьяна Михайловна.

- Рыжов, когда я спросил его об этом, сначала долго не хотел отвечать, потом выложил все сразу. Не знаю, можно ли верить. Когда-то, лет десять назад, он влюбился в красивую подающую надежды выпускницу театрального училища. Был он скромным студентом. А Василиса уже тогда проявляла большой интерес к дорогим вещам и нарядам. Позже этот интерес стал маниакальным, вся жизнь ее была подчинена погоне за деньгами. Временами она их имела очень много, но чаще не имела ничего. Сначала он воровал и грабил для нее, выполняя все ее прихоти и желания, - так он во всяком случае утверждает. Позже просто отвык добывать деньги иным способом.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать