Жанр: Современные Любовные Романы » Барбара Бреттон » День, когда мы встретились (страница 11)


— Ради Бога, не здесь! — поморщилась она, любуясь окрестностями. — В таком красивом месте просто не может случиться ничего плохого.

— Вы правы, — согласился он. — Здесь и не случается ничего плохого.

Мэгги почувствовала налет грусти в его голосе, и эта грусть передалась ей. Она никогда не была особенно эмоциональной. Это Элли или Клер были готовы устраивать истерику по малейшему поводу. Мэгги просто не могла себе этого позволить. Чувство ответственности очень рано стало чуть ли не единственным ее чувством, может, потому, что она была старшей сестрой, как бы второй матерью.

— Дело не в женщине, — вдруг произнес Конор. Мэгги резко повернулась к нему.

— Что? — вырвалось у нее.

— По поводу вашего вопроса… — Их глаза на мгновение встретились. — Так вот, чтоб вы знали — дело не в женщине.

Мэгги была поражена. Как он прочитал ее мысли? Он что, ясновидящий?

— Я настолько любопытна?

— Нет. Я просто хочу, чтоб вы знали.

Они уже находились в Кейп-Мей и направлялись к пристани. Казалось, все пространство было заполнено рыбацкими лодками, частными яхтами и прогулочными катерами, обещавшими китов и дельфинов либо возврат денег.

— У меня когда-то была такая. — Конор указал на большую яхту, безмятежно покачивавшуюся на волнах.

— Была?

— Знаете, как говорится: каждый, кто не имеет машины, мечтает ее купить, а кто имеет, мечтает от нее избавиться. То же самое и с яхтой. Мне приходилось так часто чинить ее, что уже не оставалось времени на ней плавать.

— Не могу представить вас в роли моряка, — задумалась она. — Скорее я вижу вас летчиком.

— Летчиком? Да из меня летчик… Стыдно признаться, но меня в самолете тошнит.

— В самом деле? Понимаю вас! У меня та же история. Что я только не перепробовала — от наушников с успокаивающей музыкой до двойного мартини, — и все равно от одной мысли о самолете у меня поджилки трясутся…

Они перекинулись еще несколькими фразами о борьбе с «самолетной болезнью» и погрузились в уютную тишину, если можно назвать уютной тишину между людьми, которых неудержимо тянет друг к другу.

Конор лихо заруливал на поворотах, и Мэгги нравилось это лихачество. Похоже, ей начинал нравиться бесшабашный образ жизни, когда очертя голову бросаешься в приключения, не зная, что может тебя ожидать в следующий момент. Для ее сестер такие приключения были довольно-таки типичны. Для Мэгги они были столь же нереальны, как полет на Луну. Мэгги перестала следить за дорогой и готова была ехать куда угодно.

Тем не менее она была весьма удивлена, когда машина вместо цивильной стоянки остановилась в довольно диком месте. Мэгги с удивлением посмотрела на Конора.

— Это другой Кейп-Мей, — пояснил он. — Тот, который создала матушка-природа еще до того, как здесь появились архитекторы.

Конор вышел из машины и обогнул ее, чтобы открыть

дверцу для Мэгги. Только один мужчина на ее памяти делал это для нее — вчерашний водитель, и то потому, что отрабатывал свои чаевые.

Единственным признаком цивилизации на «стоянке» были две довольно жалкого вида торговые палатки. На од-64 ной была вывеска «Еда», на другой — «Сувениры», хотя можно было себе представить, что за сувениры могла предложить столь затрапезная лавчонка.

Дул сильный ветер, снова начал накрапывать дождь, и Мэгги пожалела, что не захватила куртку.

— Подождите минутку. — Конор открыл багажник и достал оттуда толстый трикотажный свитер с логотипом какого-то университета на спине. — Думаю, вам это не помешает.

— Вы читаете мои мысли!

Мэгги с наслаждением натянула свитер. Он хранил едва ощутимый запах Конора, и Мэгги с трудом преодолевала искушение уткнуться носом в его складки. Рукава были ей слишком длинны.

— Он вам великоват. — Конор внимательно посмотрел на нее. — Но это все, что я могу предложить.

— Мне он нравится. — Она подняла воротник свитера как можно выше. — Спасибо!

Ему было приятно смотреть на нее в его свитере и думать о том, что когда он снова наденет его, тот будет хранить тепло ее тела. Что может быть чувственнее?

Они прошли по берегу, и Конор показал ей местную достопримечательность — броненосец «Атлантус», находящийся здесь со времен Первой мировой войны. Он чувствовал себя довольно плохим экскурсоводом.

«Замолчи. Пусть она сама смотрит вокруг».

Но ему казалось, что если он замолчит, она услышит стук его сердца, которое бешено колотилось при одном соприкосновении их рук.

«Скажи хоть что-нибудь! — мысленно ругала себя Мэгги, слушая его рассказ. — Задай вопрос, прокомментируй, поспорь, в конце концов! Не молчи как дура и не пялься на него так! Он может решить, что ты глупа как пробка».

Но ей нравилось идти молча и просто слушать звук его голоса, шум ветра, биение собственного сердца. Она боялась, что если откроет рот, то ляпнет что-нибудь глупое.

Они шли, держась за руки, и это казалось таким естественным. Рука Мэгги в его руке казалась Конору совсем маленькой, не больше воробьиного крыла, но на удивление сильной. Этими маленькими руками она одна, без посторонней помощи, строила жизнь для себя и своих детей, и за это Конор уважал ее, пожалуй, больше всего.

У него не было ни роз, чтобы устлать ее путь, ни сверкающих алмазов, чтобы насыпать их полной мерой в ее подставленные ладони. Все, что у него было, — это слова. И он рассказывал ей о фазах Луны, о траве, о скалистых берегах, о песчаных дюнах, медленно сползающих в море. А когда у него не хватило слов, оставалось лишь поцеловать ее.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать