Жанр: Современные Любовные Романы » Барбара Бреттон » День, когда мы встретились (страница 25)


— Где ты была? — спросила Рита, когда Мэгги скинула свой плащ и повесила его на спинку стула. — Я услышала примерно в полшестого, как ты заводила машину.

— Если я скажу, что у меня были кое-какие дела по хозяйству, ты поверишь?

Рита посмотрела на дочь, размешивая сахар в кофе:

— А ты хочешь, чтобы я поверила?

Мэгги села за стол и налила себе полчашки кофе.

— Хочу, если после этого ты от меня отстанешь. Рита осторожно дотронулась до ее запястья:

— Мэгги, если у тебя какие-то проблемы…

Меньше всего Мэгги хотелось, чтобы мать волновалась, тем более из-за несуществующих проблем. Лучше уж выложить все начистоту. Мэгги отпила кофе, словно надеясь, что кофе придаст ей уверенности, и, собравшись с духом, произнесла:

— Мама, я познакомилась с мужчиной. Его зовут Конор. Я думаю, это серьезно.

Рита долго молчала. Мэгги знала, что думает мать и почему.

— Из вас троих, — проговорила наконец Рита, — о тебе я всегда беспокоилась больше всего.

— Обо мне? — удивилась Мэгги. — Казалось бы, обо мне ты должна беспокоиться как раз меньше всего.

Элли была упрямой и честолюбивой, Клер — взбалмошной, словно ребенок. Мэгги же всегда была женщиной без особых претензий, покладистой и вполне предсказуемой.

— У тебя всегда были самые большие амбиции, — заявила мать.

Мэгги рассмеялась:

— Амбиции? Не знаю, может быть, со стороны виднее, но мне всегда казалось, что амбиции — это по части Элли и Клер. А я если и мечтала когда-нибудь о чем-нибудь, то лишь о хорошем браке, хорошей семье. По-моему, желания весьма скромные и вполне законные!

— Вот именно. Неудачный брак был бы для тебя слишком большим ударом.

Мэгги заерзала на стуле, чувствуя себя неуютно,

— Я не думаю, чтобы мне это грозило.

— Элли и Клер рассказывали мне что-то о каком-то пеньюаре. Сначала я было не поверила, но выходит, что это правда. Осторожней, Мэгги, ты можешь совершить большую ошибку!

— Я не знаю, что там наговорили обо мне Элли и Клер, но, кажется, ты спешишь с выводами.

— Сестрам ты можешь вешать лапшу на уши, но меня не проведешь. У тебя все на лице написано!

Мэгги посмотрела на свое отражение в зеркальном боку кофейника. На нее смотрела женщина, светившаяся счастьем, словно последняя дура.

— Я знаю, что делаю, — сказала она. — У тебя нет причин ни о чем волноваться.

— Я тоже думала, что знаю, когда выходила замуж за Кэла.

— У тебя была совсем другая ситуация. Папа умер, ты осталась одна с тремя маленькими детьми. Неудивительно, что Кэл показался тебе подарком небес!

— А чем отличается твоя ситуация? — продолжала настаивать мать. — Двое детей, старшей скоро думать о профессии, у тебя самой работа на полставки и никаких перспектив.

— Мама! — В голосе Мэгги появились решительные нотки, которых у нее не было раньше. — Наши ситуации нельзя сравнивать. Чарлз, слава Богу, жив, да и от обязанностей отца — материальных или еще каких-нибудь — вроде бы не отказывался. Дети, слава Богу, обуты и одеты — может быть, не в шелка, но и не в лохмотья. Кроме того, почему же это у меня никаких перспектив? Я учусь в школе, и рано или поздно это, надеюсь, окупится! — Мэгги злилась от того, что приходится объяснять все это матери.

— Вот что я тебе скажу, — продолжала та, — нельзя знать человека, пока не выйдешь за него замуж. Встречаться — это не то. Можно хоть двадцать лет встречаться — и все равно всего не узнаешь, пока не начнешь жить с ним постоянно. Но может оказаться поздно.

— Да, не спорю, — согласилась Мэгги, — не ошибается разве что Господь Бог. Но почему же ошибку нельзя исправить? Разводы, кажется, у нас не запрещены! Ты же развелась с Кэлом, когда увидела, что он за тип.

— Я не сразу это увидела.

— Но в конце концов увидела же! А это главное. Рита помрачнела от нахлынувших воспоминаний.

— Я на все для вас готова, девочки, — вздохнула она. — Я за вас жизнь отдам.

— Я знаю, мама. — На глаза Мэгги навернулись слезы. — Мы все это знаем. — Она сжала руку матери: — Хотела бы я быть хотя бы вполовину такой же хорошей матерью, как ты.

В глазах Риты тоже блеснули слезы, но она улыбнулась и сжала руку Мэгги в ответ.

— Я не знаю лучшей матери, чем ты, Мэгги. Нельзя любить своих детей больше, чем ты.

Мэтт позвонил во вторник поздно вечером.

— Слушай, старик, — сказал он Конору, — я тут достал четыре билета. на бокс, на чемпионат мира. Мы с Полом и Эдди заедем за тобой завтра в полседьмого.

— Звучит потрясающе, — одобрил Конор. — Но у меня уже есть кое-какие планы на завтрашний вечер.

Конор ждал на ужин Мэгги и был просто обязан сотворить какой-нибудь кулинарный шедевр.

— К черту все планы! Чемпионат мира, сечешь? Это не каждый день бывает!

— Придется пропустить.

— Ничего не понимаю! Ты не идешь на чемпионат мира?!

— Ты не ослышался.

— Почему, черт возьми? Ты работаешь или что?

— Или что.

— Женщина?

Конор вдруг понял, почему Мэгги не торопится сообщать об их романе своим родственникам. Родственники действительно порой могут свести с ума.

— Да, — признался Конор, придерживая трубку плечом и осматривая содержимое холодильника. — Женщина. — Не было причин лгать, хотя и раскрывать все карты тоже не следовало бы.

— Я ее знаю? — Нет.

«Тебе и знать не надо, — подумал он. — По крайней мере пока».

Мэтт был младшим в семье, над ним тряслись с колыбели, и он всерьез верил, что весь мир вращается вокруг него и все вокруг

будут рады разбиться в лепешку, чтобы исполнить самые бредовые его желания. Он всегда жил в своем вымышленном мирке.

Теперь Мэтт, должно быть, уже докладывал всем родственникам и знакомым, что у Конора появилась некая пассия, ради которой он готов не пойти даже на свой любимый бокс.

Может быть, пора уже им с Мэгги открыть карты? Все равно ведь рано или поздно придется. Это будет серьезным испытанием для их чувств, но в себе Конор был уверен. Когда он видел Мэгги, слышал ее голос, ему казалось, что с каждым днем он влюбляется все сильнее. Еще неделю назад он не поверил бы, что он, Конор Райли, способен влюбиться как мальчишка. Раньше он был склонен думать, что любовь — это всего лишь красивое слово, придуманное для того, чтобы подобрать приличный синоним для банального сексуального влечения. Но то, что он испытывал сейчас к Мэгги, не имело с этим ничего общего.

В ее объятиях он забывал все свои горести. Даже Бобби. Впервые с того рокового дня он чувствовал себя спокойно.

Может быть, сказать ей о своих чувствах прямо сейчас? Снять эту чертову трубку и выложить ей все, что в его сердце, — и будь что будет. Может быть, он в один момент все потеряет, но он был готов к этому. Он уже испытал подобное в день смерти Бобби. Еще минуту назад ты мечтаешь, строишь планы. И вдруг одно мгновение меняет все, и ничего не вернуть назад.

Последний день в жизни Бобби, казалось, ничем не отличался от других дней. Работа полицейского — по крайней мере та, которой приходилось заниматься им, — довольно однообразна. Середину дня они провели на лошадиной ферме, расследуя кражу арабского скакуна. Владелица была очень огорчена пропажей любимца. Видно было, что она действительно вкладывает всю душу в свое дело, а не просто занимается им ради денег.

— Что ты об этом думаешь? — спросил Конор своего напарника, когда они садились в машину.

— Даже не знаю, что и думать. Давно уже не было такого запутанного дела…

По крайней мере хотя бы какое-то разнообразие. Обычно ограбления и их расследования бывали похожи друг на друга, как близнецы.

— Заедем по дороге в магазин игрушек, — попросил Бобби по пути в участок. — У Тины день рождения, я решил купить ей Барби.

Для Бобби мир вращался вокруг его жены и детей. Все, что он делал, он делал ради них. Бобби любил свою работу полицейского, но в глубине души мечтал о том дне, когда он наконец выслужит срок и выйдет в отставку, чтобы быть рядом с теми, кого он любит, все двадцать четыре часа в сутки. В сущности, Бобби Ди Карло хотел от жизни не так уж много.

Конор остановил машину перед магазином игрушек.

— Я мигом, — сказал Бобби. — Пять минут, не больше. Он вылез из машины и побежал к магазину.

Радио мурлыкало приятную мелодию, Конор откинулся на спинку сиденья и закрыл глаза. Солнце слепило его даже через закрытые веки и создавало в машине невыносимую Жару.

«Сколько раз хотел поставить кондиционер, и все руки не доходят!» — подумал Конор.

Вдруг он почувствовал какой-то толчок. Конор моментально выпрямился, словно пружина, раскрыл глаза — и увидел Бобби, бегущего обратно через стоянку.

Конор рванул дверь и выскочил на улицу. Он ничего еще не успел увидеть, но до его слуха донесся женский крик «Помогите!», послышались топот Бобби, мужские ругательства, рев заводимого мотора… Сомнений не было: кто-то пытался угнать автомобиль.

Несколько лет назад в их городке при подобных обстоятельствах была убита учительница. Сейчас женщине повезло больше — рядом оказались полицейские. Вместе с Бобби он справится — Конор был уверен в этом.

«Быстрее, Райли! Не стой на месте как истукан, беги на помощь!»

Бобби знал, как себя вести, как отвлечь внимание преступника, пока напарник придет на помощь. Все было отработано.

«Быстрее, Конор, быстрее!»

Ему казалось, что он еле-еле переставляет ноги. Да что с ним такое, черт побери?! С каких это пор он стал настолько не в форме, что уже не в состоянии пробежать какие-то жалкие метры?!

«Да быстрее же, ты же можешь быстрее…»

Женщина сидела на земле рядом со своей машиной. Бобби боролся с каким-то худощавым парнем в сером пиджаке. В руке парня был пистолет. Солнце блестело на металле, слепя Конора.

«Еще пятьдесят футов… Ты же можешь пробежать пятьдесят футов…»

Женщина отчаянно визжала.

«Да не сиди там, дура! Беги! Этому парню нужна не ты, ему нужна твоя машина…»

Конор бежал словно в замедленной съемке. Он бежал, бежал — и каким-то образом оставался на месте. Казалось, между двумя шагами проходили годы.

«Отбери у него пистолет, Бобби, отбери этот чертов пистолет! И не позволяй ему прижимать тебя к машине».

Взгляд Конора встретился со взглядом Бобби. Бобби словно говорил: «Уведи женщину, пока я держу этого придурка».

Парень, казалось, понял, чего хотел Бобби. Он пытался повалить полицейского. Бобби подставил ему подножку, и парень упал.

В этот момент Конор каким-то образом обрел наконец скорость.

— Быстрее! — Он схватил женщину за руку и оттащил, почти отбросил ее в безопасное место. — Оставайтесь там!



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать