Жанр: Современные Любовные Романы » Барбара Бреттон » День, когда мы встретились (страница 7)


Мэгги привыкла считать себя сильной женщиной. Если было надо, она могла таскать тяжело груженные ящики. Она считала себя смелой. Она не пугалась, когда слышала какой-нибудь странный шорох ночью за окном, а однажды, обнаружив в комнате Николь огромного черного паука, поймала его голыми руками и вынесла в сад, потому что не хотела жить с этим непрошеным гостем в одном доме, но и убивать его было жалко. Она не испугалась высоты, когда понадобилось что-то отремонтировать на крыше.

И сейчас она была все такой же. Она просто не могла позволить себе стать другой, иначе ей пришлось бы в этой жизни весьма туго.

Но все это время в ней жила и другая женщина — женщина, которой порой не хватало прикосновения сильных, надежных мужских рук. Нет, она не питала никаких надежд, ей просто было сейчас так хорошо танцевать с ним…

Тапер закончил игру в самый неожиданный момент.

— Может быть, попросим его сыграть еще? — улыбнулась она.

— У меня есть идея получше. Пойдемте вниз, в бар, и поднимем по бокалу в честь вашего дня рождения!

Мэгги колебалась. Если она примет сейчас его предложение, то не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы догадаться, к чему это приведет в конечном счете. Всего один танец с ним уже казался таким восхитительным, таким волшебным, что просить о большем — все равно что просить, чтобы звезды светили ярче только ради тебя.

Мэгги напряженно искала ответ. Если бы она спросила у него, Конор бы ответил, что правильного ответа не знает никто, что остается лишь положиться на свои чувства и слепую фортуну. Эти два фактора всегда лежат в основе всех великих дел, всех великих открытий, всех великих авантюр.

Она думала. Он ждал.

Пора было покинуть место для танцев.

— Что ж, — произнес Конор, пожимая ей руку, — как хотите. Спасибо за танец.

— Спасибо и вам, — улыбнулась Мэгги. — Вы с честью выдержали испытание — ни разу не пожаловались, когда я наступала вам на ноги!

Пожалуй, что больше всего подкупало его в Мэгги — так это ее умение посмеяться над собой. Давно уже Конор не встречал человека, которому была бы свойственна эта черта. Как жаль, что приходится расставаться, не узнав о ней больше!

Мэгги не мешкая расплатилась, подхватила свою сумочку под мышку, и, выйдя из ресторана вдвоем, они направились к лифтам.

— Если вы вдруг надумаете, — сказал он, нажимая кнопку «вниз», — предложение остается в силе.

— Спасибо. — Она нажала кнопку «вверх». Гостиничные лифты обычно очень медленны, но на этот раз крайний справа лифт пришел почти мгновенно.

— Я надеюсь на встречу, — произнес он, когда Мэгги вошла в лифт.

— Я подумаю, — машинально ответила она.

Двери лифта стали медленно закрываться, и Конор вдруг словно потерял рассудок. Он задержал двери лифта руками.

— Не уезжайте! — попросил он. Ее глаза округлились.

— Не бойтесь, я не сошел с ума. Просто я чувствую, что не могу отпустить вас просто так. Мне кажется, между нами что-то происходит. Не уезжайте, Мэгги…

Он произнес ее имя так нежно, так тихо… А ведь они знакомы от силы полчаса!

Она знала, чем ей это грозит, и знала, как избежать опасности. Она должна улыбнуться, сказать «спокойной ночи», вернуться в свой номер, позвонить детям, немного посмотреть телевизор — и лечь спать.

Она это знала. Но не этого ей хотелось. Не это подсказывало ей ее сердце.

Мэгги перевела дыхание и вышла из лифта. Голова ее кружилась. Она сама бы испугалась своих действий, будь она в этот момент в здравом уме. Конор держал ее за руку, и Мэгги не хотелось, чтобы он отпускал ее, хотелось верить…

Все так же держась за руки, они прошли через холл с мраморными колоннами, высокими лепными потолками, огромными фонтанами, мимо понимающе-многозначительных взглядов седых вдов, для которых казино уже стало вторым домом, и спустились вниз по эскалатору.

Бар был темным и насквозь прокуренным, но таким, по идее, и должен быть бар. Они сели на маленькую кожаную софу за столиком у стены, достаточно близко к оркестру, чтобы слышать музыку, но не настолько близко, чтобы та заглушала их разговор.

… Последние два года она была очень занята. После развода ей пришлось строить свою жизнь почти с нуля. Дети, занятия, работа… А когда случилось несчастье с матерью, Мэгги, взвалив всю ответственность на себя, и вовсе оглянуться не успела, как пролетел целый год. Меньше всего приходилось думать о себе, и какую-то часть своей души Мэгги словно законсервировала и положила на хранение до лучших времен. Неужели теперь эти времена настали?

— Пожалуйста, бутылку шампанского и два бокала, — сказал Конор официантке.

— Какой сорт? — Рыжеволосая официантка с немыслимо большим

бюстом и осиной талией пожирала Конора глазами. Одета она была наподобие древнегреческой богини — в короткую тунику, оголявшую одно плечо. По возрасту официантка почти годилась Мэгги в дочери.

Конор повернулся к Мэгги. Любой другой мужчина из всех, кого она знала, на его месте стал бы строить из себя супермена и сам бы выбрал сорт вина. Не говоря уже о том, что вряд ли удержался бы от комплиментов официантке по поводу ее прелестей.

— Честно говоря, — призналась Мэгги, — я слабовато в этом разбираюсь. Целиком полагаюсь на ваш вкус.

Официантка с подозрением покосилась на нее, но Конор не растерялся и назвал какой-то сорт. Девушка, кивнув, удалилась.

— Я вижу, вы знаете толк в винах! — одобрила Мэгги, хотя на самом деле название ей ничего не говорило. — Впечатляет! — Она уютно устроилась на софе.

Можно ли чувствовать себя одновременно наивной девочкой-подростком на первом свидании и женщиной, искушенной в любовных делах до мелочей, — не говоря уже о том, что Мэгги не была ни той ни другой? Но именно так она себя сейчас чувствовала.

«Дотронься до меня, возьми мою руку в свою, поцелуй меня…»

Официантка появилась с бутылкой шампанского, двумя бокалами и ведерком со льдом и, поставив все это на стол, снова удалилась.

Конор умел обращаться с шампанским — ни плоских шуток, которые обычно отпускают в таких случаях, ни лишних движений. Он легко снял пробку, и вино чуть было не выплеснулось через край. Мэгги поспешила подставить бокал. Она ожидала, что Конор произнесет какой-нибудь патетический тост или предложит выпить на брудершафт, но он не стал делать ни того, ни другого.

— За наше случайное знакомство! — Мэгги подняла бокал.

— За наше случайное знакомство. И за ваш день рождения. «За игру в Золушку всего лишь на один вечер», — подумалось ей.

Вино было сладким, пузырьки словно танцевали на языке, Мэгги чувствовала, что теряет последние остатки здравого смысла.

Конор никогда не встречал таких женщин. Обычно женщины за бокалом шампанского говорили о ситуации на рынке акций или на Ближнем Востоке или о последних новинках детективной литературы. Он наклонился к ней.

— Когда я впервые увидел вас тогда, на стоянке, — сказал он, — мне особенно понравились ваши глаза. Синие, как небо.

Голова у Мэгги шла кругом. И не только от вина.

— Я заметила, как вы на меня смотрите. Но как ни странно, глаз ваших совершенно не запомнила. Зато я обратила внимание, какие красивые у вас волосы.

— А затем я увидел вас за столом регистрации.

— Когда я заполняла бланк гостиницы?

— А вы не помните? Я вам еще улыбнулся.

— Значит, все-таки мне? А я решила, что вы улыбаетесь брату.

— Вы тогда еще так на меня посмотрели… Точно такой же взгляд у вас был, когда я пригласил вас на танец.

— Этот взгляд означает «Я все держу под контролем». Он очень помогает, когда на самом деле я совершенно не могу справиться с ситуацией.

Кажется, только теперь из-под безупречной маски начала проступать настоящая Мэгги. Конору хотелось знать, какая же она на самом деле.

— Не можете справиться? О чем вы? Может быть, я могу чем-то помочь?

— Все происходит слишком быстро, — произнесла она чуть слышно.

Он не ошибся. Она явно чувствовала то же, что и он.

— Мы можем замедлить процесс, — предложил он. — Можем найти оптимальную скорость.

Она посмотрела на него, и он увидел свое отражение в ее огромных небесно-голубых глазах. Такое уже было с ним когда-то. Не так уж и давно…

— Я не уверена, что у нас получится, — прошептала она. В глазах ее стояли слезы.

— В чем дело, Мэгги? Я могу чем-нибудь помочь?

Как объяснить этому милому человеку, что женщина, которую он видит перед собой, не имеет ничего общего с реальной Мэгги О'Брайен? Эта стильная стрижка, этот макияж, эта изысканная одежда — все это так же фальшиво, как и ее жемчуг. Настоящая Мэгги — мать двоих детей с работой на полставки, учебой и бывшим мужем, который, едва успев развестись, уже нашел себе новую жену. От настоящей Мэгги Конор наверняка бы убежал как черт от ладана.

Мэгги не могла стать другой. Может быть, когда-нибудь и научилась бы, но у нее совершенно не было на это времени.

Она встала.

— Извините, — сказала она, — мне срочно надо идти.

На этот раз она не обернулась.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать