Жанр: Документальное: Прочее » Вокруг Света » Вокруг Света # 7-2005 (2778) (страница 14)


И тут на площадку с трудом выходит Старик. Видно, что он очень слаб. Руки и ноги в артритных шишках. На спине и левом предплечье видны затянувшиеся шрамы, одно ухо обморожено. «Отец племени» тяжело садится на припеке, прислонившись к камню, – как раз против смельчака, который, наверное, мог бы убить его одним ударом, но не смеет – ведь он, как и все жители пещеры, с детства помнит его уже зрелым могучим охотником. Многие годы он водил за собой и учил Племя, его почитают едва ли не больше, чем череп сайгака. И потом – этот взгляд, под которым все сжимается и никнет.

Нарушитель спокойствия пытался выдерживать его несколько секунд, но скоро отвел глаза и тоже сел. Тогда Старик рявкнул, и вся группа на солнцепеке пришла в движение. Женщины метнулись в пещеру за обернутыми в шкуры (мера защиты от песцов) остатками мяса. Когда оно наконец поджарилось на костре и аппетитно задымилось, Старик исполнил свой долг и право: лучший кусок взял себе, затем оделил взрослых, мальчиков подростков, и в последнюю очередь тем, что осталось, – женщин и детей.

А после трапезы, когда насытившиеся охотники задремали, а мелюзга убежала возиться в пыли, Хромой выбрал кремень из заранее приготовленной кучки и принялся за свою неторопливую, кропотливую работу, работу начала мира. Камень мерно и осторожно ударяет о камень. Инструмент надо чувствовать. Надо знать угол наклона и попадать всегда в ту ложбинку, которая уже наметилась. Надо добиться правильного скола. Мастер, лучше всех делавший каменные ножи, погиб в той несчастной бизоньей охоте, но Хромой, по счастью, успел многому у него научиться. 

Триумф и трагедия каменного века

По окончании дневного сна Старик не смог подняться на охоту, которая предстояла несложной, но требующей, однако, участия многих, так что собрались даже женщины. Он остался с детьми и Хромым – впервые за четверть века, целую неандертальскую жизнь.

Жизнь же ушла с его соплеменниками в тундру, за жирными леммингами, которые летом кишат под копытами оленей, но крупная добыча сейчас неандертальцам не по зубам. А эту мелочь наловить легко – в холодную погоду можно просто разрывать руками норы и вытаскивать сонных грызунов. Еще прилетели птицы, но что с ними делать? Подбить в полете нечем, подкрасться не получается. Остается только высматривать яйца, ведь деревьев вокруг нет, – значит, гнезда на земле. Однажды, уйдя в этих поисках довольно далеко от пещеры, племя столкнулось с неандертальцем-чужаком, занимавшимся тем же самым – впервые с далекого

прошлого лета. Он был один, поэтому его легко убили и утолили голод, после чего удовлетворенные вернулись домой.

Но не всегда так везет, особенно к концу теплого сезона. Яйца в тундре больше некому откладывать. Лемминги забиваются в разветвленные «туннели». Но после долгих месяцев охоты на сусликов в степи племя, конечно, знает, как поступать с норными: надо затыкать отверстия нор тлеющим мхом и тогда дым сам выкурит обитателей. Грызуны через некоторое время начнут выскакивать один за другим – и тут только успевай колотить их палками и камнями – о правильной расстановке охотничьих сил заботится Верзила…

…И он справился. Охота в этот день удалась как никогда – племя возвращается к пещере с «триумфом», сгибаясь под тяжестью лемминговых тушек. Старик, увидев шумную толпу, одобрительно кивнул и начал было распоряжаться, но был перебит раздраженным бормотанием Верзилы.

Событие, случающееся только раз в жизни неандертальца, да и то не каждого, произошло очень быстро. Младший человек навис над старшим. Соревнование взглядов – в полной тишине – едва ли продолжалось больше трех секунд. Старик сделал движение, чтобы встать, но соперник резким толчком опрокинул его на спину. Тот уже не пытался подняться. А потом новый вожак просто пошел в тундру за охапкой свежей зелени для Сайгачьего Черепа.

И вечером, когда неандертальцы ели, впервые не Старик раздавал еду. Впервые его не было в общем кругу. Впервые другой мужчина послал к нему одного из малышей с палкой жареного мяса. Очень хорошего мяса, но получил его низложенный «лидер» последним.

К утру он умер от унижения и старости. И соплеменники понесли его к другой – погребальной пещере, на ту сторону холмистой гряды, где земля мягкая и ее легко копать.

Уже выстлано маленькими березками и ивами дно в специальной круглой яме. Тот, кто научил племя выживать, лежит на боку, подтянув колени к голове, в той самой позе, в которой пришел в мир. Ему оставляют двух самых больших жареных леммингов и отправляют в долгий поход. Никогда и никуда еще не ходил он один.

Осталось посыпать погребение сверху землей и положить пару камней. Жаль, что не достать рогов сайгака. Возможно, когда подростки станут охотниками, они добудут их и вернутся сюда. Если не забудут. 

Алексей Пахневич, кандидат биологических наук, Наталья Фирсова




Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать