Жанр: Документальное: Прочее » Вокруг Света » Вокруг Света # 7-2005 (2778) (страница 17)


Против брони

Наиболее простым и массовым противотанковым средством пехоты остается ручной противотанковый гранатомет (РПГ).

Современные РПГ разнообразны по механизму метания гранаты, но большинство работает по принципу безоткатного орудия, реактивному или комбинированному. В первом случае часть пороховых газов, образующихся при сгорании метательного заряда, выбрасывается через казенный срез ствола и реакция струи компенсирует отдачу. Пример РПГбезоткатного орудия – шведские М2 и М3 «карл густав». В реактивных РПГ граната имеет собственный реактивный двигатель (как у российского РПГ-29). В любом случае позади РПГ образуется опасная зона глубиной до 20—30 м. Хороший результат дала комбинированная активно-реактивная схема, реализованная советскими конструкторами под руководством В.К. Фирулина в гранатомете РПГ-7 – граната выбрасывается из ствола стартовым зарядом, а ее двигатель включается на удалении от гранатометчика. Прицельная дальность стрельбы по танкам выросла со 100—150 м (у РПГ2) до 500 м. РПГ-7 и его модификации состоят на вооружении более чем в 50 странах мира. Комбинированная схема использована и в американском Mk153 SMAW.

С конца 1970-х годов большое внимание стали уделять возможности стрельбы из закрытых помещений и укрытий, и тут пригодилась разработанная еще в годы Первой мировой безоткатная схема «пушки дэвиса»: через казенный срез ствола при выстреле выбрасывается «противомасса», примерно равная гранате по массе, состоящая из пластиковых чешуек или пористого материала, в воздухе она быстро рассыпается и теряет скорость. Опасная зона значительно сокращается, к тому же уменьшается звук выстрела, демаскирующий РПГ и утомляющий гранатометчика. Так построены германские РПГ «панцерфауст»-3 и «армбруст», французский АВ-92 «матра».

С самого начала своего развития РПГ делились на образцы одноразового и многоразового применения. С широким внедрением в 1960—1970-е годы пластмасс и легких сплавов появились новые одноразовые РПГ, отличающиеся меньшим весом, большей боеготовностью и простотой обращения. Специалисты относят их к третьему поколению РПГ (первое было создано в 1940—1950-е годы, второе – в начале 1960-х) и для отличия называют их «реактивными противотанковыми гранатами». За рубежом первыми такими РПГ стали американский 66-мм М-72 и шведский 74-мм «миниман», в СССР – РПГ-18 «муха» (разработчики В.И. Барабошкин, И.Е. Рогозин, В.А. Чулицкий). Затем появились советские РПГ-22 и РПГ-26, шведский АТ-4 и другие. Эффективная дальность стрельбы реактивной гранатой, легко носимой бойцом с собой и спокойно выбрасываемой после выстрела, не превышает 250—300 м.

Основой поражающего действия у всех РПГ остается кумулятивный заряд. Для поражения танков с комбинированной бронезащитой приходится наращивать калибр и массу боевых частей гранаты. Широкое применение динамической защиты вызвало интерес к тандемным боевым частям с двумя последовательно установленными кумулятивными зарядами, а также к боеприпасам, поражающим цель со стороны крыши. Это делает достаточно громоздкими даже одноразовые РПГ, пример тому – советский 105-мм РПГ-27 (разработчики Ю.И. Радченко, А.Ф. Кораблев, В.А. Чулицкий), британский 94-мм LAW-80 или французский 112-мм «апилас». По оценкам специалистов, бороться с боевыми танками будут только 20% всех РПГ, остальным достанутся менее защищенные цели. Так что потребность в легких реактивных гранатах пока только возрастает.

Общее направление развития РПГ – повышение меткости. Один из путей – установка более совершенных прицелов. Игра стоит свеч – даже с ночным прицелом, лазерным дальномером и баллистическим вычислителем РПГ раз в 20 дешевле переносного ПТРК. Еще один путь – корректируемые в полете гранаты, как у шведского MBT-LAW «бофорс». Такой боеприпас опять же дешевле, чем ПТУР. По сути, РПГ – это носимая артиллерия ближнего боя, а в современных войнах она не может оставаться чисто «противотанковой». Дабы расширить возможности РПГ, к ним создаются выстрелы различного назначения, так что само название «противотанковый гранатомет» становится условным. Скажем, отечественный РПГ-7В1 кроме противотанкового выстрела с тандемной боевой частью получил в боекомплект термобарический (сочетание объемного взрыва и зажигательного действия) и осколочный выстрелы. Характерно появление в 1990-е годы «штурмовых реактивных гранат» с многоцелевыми боевыми частями. Стоит отметить и широкое применение Российской армией в боях легкого реактивного пехотного огнемета РПО-А «шмель» с термобарической боевой частью.

Высокоточный ряд

После Второй мировой войны высокоточное оружие развивалось стремительно. При этом оно отнюдь не лишило пехоту ее роли – напротив, усилило ее значение. Уже в 1960-е годы стало ясно, что самым эффективным средством борьбы с бронецелями становятся переносные, возимые, самоходные и авиационные противотанковые ракетные комплексы (ПТРК). Поясним: ПТРК включает противотанковую управляемую ракету (ПТУР) и пусковую установку с аппаратурой наведения и управления. Уже в арабо-израильской войне 1973 года около 800 израильских танков (из 900 потерянных машин) было подбито советскими ПТРК первого поколения «малютка» (создан в калужском КБ машиностроения под руководством C.П. Непобедимого).

Поколения ПТРК определяются прежде всего системой управления. ПТРК первого поколения имели систему ручного командного наведения, когда оператор наблюдал за целью, прицельной маркой и трассером ракеты, совмещая их с помощью рукоятки управления. Нужна была хорошая

тренировка, чтобы не увести ПТУР «в небо» или в землю, а ближе 300—500 м наведение было невозможно. Низкая скорость ракеты уменьшала вероятность попадания и повышала уязвимость расчета – ему дольше приходилось оставаться на месте.

ПТРК второго поколения – а именно они наиболее широко применяются ныне – получили полуавтоматическую систему наведения. Оператор удерживает в прицеле цель, а отслеживание ракеты и выдача команд управления возложены на автоматическую аппаратуру. Вероятность попадания возросла с 0,5—0,6 до 0,8—0,95, причем по целям, движущимся под различными углами, увеличилась максимальная и уменьшилась минимальная дальность стрельбы. Развитие элементной базы и совершенствование алгоритмов управления уменьшили объем и массу бортовой аппаратуры ракеты, освободив место для более мощных боевых частей. Команды на ракету в большинстве комплексов передаются по тянущемуся за ней проводу. Таковы советский «метис» (разработан в тульском КБ приборостроения под руководством А.Г. Шипунова), американский «дрэгон», франко-англо-германский «милан». Дальность стрельбы переносных ПТРК не превышает 2 000– 2 500 м, а у легкого французского «эрикс» она не более 600 м. Но мотострелки (мотопехота) и десантники могут рассчитывать и на имеющиеся в подразделениях возимые ПТРК с большей дальностью, например, установленные на БМП.

К третьему поколению ряд специалистов относят ПТРК с управлением по лучу лазера – как у российского «корнет» разработки того же КБ приборостроения. Снимаются ограничения по дальности и скорости полета ПТУР – максимальная дальность стрельбы у «корнета» в 1,5 раза больше, чем у близкого по классу «конкурсМ» с проводной линией. Повышается вероятность поражения цели, причем не только наземной, но и воздушной – вертолета, например.

Другие специалисты считают, что новое поколение ПТРК должно воплощать принцип «выстрелил и забыл». Это дает возможность быстро перенести огонь, произвести следующий выстрел, сменить позицию. Для переносных ПТРК это означает необходимость установки на ракету головки самонаведения и аппаратуры распознавания цели и выработки команд управления. Вместе с эффективностью растет и стоимость. Тем не менее такие ПТРК уже появились – например, американский AAWS/М «джавелин» с тепловым самонаведением, запуском ракеты с плеча и поражением цели сверху.

Поражение целей сверху ударным кумулятивным ядром (у того же «джавелин» или у шведского RBS-56 «билл»), как и применение тандемных боевых частей у ПТУР «прямой атаки», вызвано ростом защищенности танков. Для борьбы с ПТУР танки и бронемашины могут использовать системы активной защиты и оптоэлектронные помехи, а это требует принятия соответствующих мер противодействия противодействию в аппаратуре ПТРК. Сегодня «умное» оружие противостоит «умной» броне.

Цель – тепло

Одним из главных противников подразделений сухопутных войск сегодня стали самолеты, боевые вертолеты, беспилотные ударные летательные аппараты, действующие на сверхмалых высотах. Все эти цели – скоростные, маневренные – защищены броней либо имеют совсем малые размеры. Пулеметов в зенитном положении для борьбы с ними оказалось недостаточно. И в 1960-е годы на вооружение пришел еще один тип высокоточного оружия – переносные зенитные ракетные комплексы (ПЗРК).

Уже в первом поколении ПЗРК выявились два основных направления – ракеты с тепловой головкой самонаведения (ГСН, как в американском «ред ай» или советском «стрела-2», разработанном в КБ машиностроения под руководством С.П. Непобедимого) и командный метод наведения (как в британском «блоупайп»). При командном наведении легче «разглядеть» цель на фоне помех и над самым горизонтом, есть возможность вести огонь и по наземным целям. Зато при наличии ГСН реализуется принцип «выстрелил и забыл» – работа оператора сводится лишь к начальному прицеливанию комплекса, предшествующему захвату цели ГСН, и производству пуска. Это существенно облегчает подготовку стрелков-зенитчиков. Тепловые ГСН отслеживают цель по тепловому излучению разогретого двигателя. Их эффективность проявилась сразу. Так, с 6 по 23 октября 1973 года, по сообщению советских СМИ, с помощью ПЗРК «стрела-2» было сбито 23 из 150 потерянных Израилем самолетов. С успехом применялись «стрела-2» и «стрела-2М» и во Вьетнаме. Мощным зенитным средством в руках афганских душманов оказались американские «стингеры», сбившие немало советских вертолетов и самолетов. Из всех огневых средств пехоты именно ПЗРК вызывают сегодня наибольшую тревогу в связи с ростом международного терроризма.

Чувствительность головки самонаведения ПЗРК первого поколения позволяла вести огонь по целям только вдогон– когда видно сопло двигателя. А для надежного прикрытия войск требовалось поражать самолет противника и на встречных курсах, пока он еще не успел нанести удар по боевым позициям. Следующую проблему для тепловых ГСН поставило широкое использование помех в инфракрасном диапазоне – «тепловых ловушек». Так, постановка помех тепловым ГСН израильскими самолетами во время войны 1982 года значительно снизила эффективность стрельбы по ним ПЗРК «стрела-2М».



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать