Жанр: Научная Фантастика » Андрей Николаев » Таро Бафомета (страница 10)


-- Так и так сломают, - Корсаков пожал плечами.

-- Не имеют права, - неуверенно возразил Владик.

-- Ха, ты моего папашу не знаешь, - сказала Анюта.

-- Что, крутой?

-- Что есть, то есть, - вздохнув, подтвердила девушка.

Слышно было, как с грохотом слетела с петель дверь на лестницу.

-- Где они?

Дверь в комнату распахнулась, ударив метнувшегося за ширму Лосева. Мужчина лет сорока с красным от ярости лицом, ураганом ворвался внутрь, дико огляделся. Он был в дорогом костюме с измазанным известкой рукавом - видно приложился к стене в подъезде. Очки в тонкой золотой оправе криво висели на мясистом коротком носу. Следом вбежали накачанные ребята - то ли охрана, то боевики, что, в сущности, одно и то же.

Мужчина отшвырнул ширму, она порхнула через всю комнату и накрыла все еще лежавшего на матрасе Корсакова. Лосев, в джинсах и кое-как застегнутой клетчатой рубашке, выступил вперед. Анюта, в трусиках и майке, жалась за его спиной.

-- Это возмутительно, - дрожащим голосом начал Владик, - я не позволю...

Мужчина в очках вдруг сник и устало показал на него своим охранникам.

-- Разберитесь.

Один из них, похожий на комод парень с татуированной шеей, всадил кулак Лосеву в живот, второй качок тут же огрел Владик по затылку и тот, сложившись пополам, рухнул на пол. Анюта бросилась вперед, вытянув пальцы и визжа, как сумасшедшая.

-- Оставьте его, скоты.

Ее схватили за руки, стараясь держать крепко, но не причинять боли. Она извивалась, пыталась пнуть коленом, ударить головой.

-- Прекрати немедленно, - сурово сказал мужчина, морщась от ее криков, - посмотри, на кого ты похожа, как ты себя ведешь?

-- Это ты как себя ведешь? - завизжала Анюта, - ты думаешь, если денег вагон, то все можно?

-- Не все, но почти, - назидательно подняв палец отозвался мужчина. Уведите ее, а с этими я сейчас разберусь.

Анюта видимо хорошо знала, что в устах папочки значило обещание разобраться.

-- Нет, не надо. Я пойду с тобой, только не трогай их. Они - художники.

-- Вот этот художник? - папа подошел к лежащему на полу Владику и брезгливо тронул его носком ботинка, - встать! - неожиданно заорал он, багровея.

Лосев поднялся, опираясь рукой о стену. Лицо его было серым, изо рта текла слюна, дышал он с трудом, с всхлипом всасывая воздух.

-- Нельзя ли потише? - попросил Корсаков, пытаясь выбраться из-под ширмы.

Папа, не обращая на него внимания, брезгливо взял Лосева за рубашку двумя пальцами и подтянул к себе.

-- Это он художник? Это с ним ты спала? Или с обоими сразу? - он метнул косой взгляд в сторону ворочавшегося на матрасе Корсакова.

-- Вы мне льстите, папа, - пробормотал Игорь, пытаясь завязать ботинки, - мои лучшие годы давно позади.

-- Молчать! - рявкнул мужчина, и, обернувшись к дочери, спросил с горечью, - для этого я тебя кормил-поил, холил-лелеял? Ночей не спал...

-- Бляди тебе спать не давали и рулетка, - Анюта, вывернувшись из рук телохранителей, бросилась к Владику. Ее снова поймали, оттащили к двери.

-- ...для того за границей училась, чтобы с патлатыми спидоносцами на помойке жить? - продолжал монолог папа.

Корсаков фыркнул - папа напомнил ему короля Лира в исполнении Юри Ярвета, когда тот обличал неблагодарных дочерей. Мужчина взглянул на него и дернул щекой - погоди, мол, и с тобой поговрим.

В дверях показался еще один мордоворот.

-- Александр Александрович, там менты из местного отделения подъехали.

-- Так заплати и пусть отваливают. Ну, что, пакостник, - папа брезгливо поглядел на Лосева, - как гадить, так мы первые, а как ответ держать - в кусты?

-- Могу ответ... если угодно, я даже готов жениться на вашей дочери.

-- Да-а? А моего согласия ты спросил? Родительского благословения ты спросил, змееныш помоечный?

-- Я не понимаю, о чем вы, - слабо трепыхаясь в его руках, пролепетал Владик.

Корсаков скривился - Владик терял лицо, становясь похожим на нашкодившего кота, которого хозяин ухватил за шкирку.

-- Сейчас поймешь, - Александр Александрович повлек за его рубашку на середину комнаты и, чуть отступив, скомандовал, - дай-ка ему еще, раз не понимает.

"Комод" резко выбросил кулак, приложив его Лосеву в глаз. Тот отлетел, влип в стену и сполз по ней, закатывая глаза.

-- Подонки, убийцы, ненавижу, - закричала Анюта.

-- Так, - удовлетворенно сказал Александр Александрович и обернулся к Корсакову, - ну, а ты кто такой? Тоже художник?

-- Представьте себе, да.

-- И что же мы рисуем?

-- А вот, к примеру, - Игорь ткнул пальцем в портрет Анюты, висящий на стене.

Александр Александрович шагнул поближе. Корсаков увидел, как заходили желваки на его скулах. На портрете Анюта, обнаженная, сидела на полу по-турецки, в руках у нее горела свеча, трепетное пламя бросало резкие тени на ее тело, отражалось в зеленых глазах, смотревших из-под нахмуренных бровей. Александр Александрович пригнулся, разбирая подпись в углу холста.

-- Вы Игорь Корсаков?

-- Да, я - Игорь Корсаков.

Александр Александрович помолчал.

-- Вам повезло - я видел ваши работы в галерее Эберхарда в Штутгарте. Иначе за то, что вы изобразили мою дочь в столь непотребном виде... - он сделал многозначительную паузу, - А что вы здесь делаете, позвольте узнать? Вы же художник с именем.

-- Живу я здесь, папа, - ответил Корсаков.

-- Не сметь обзывать меня отцом! - вновь

разозлился Александр Александрович.

-- Как угодно, я думал, что вам будет приятно.

Анюта истерически расхохоталась.

-- Картину вашу я забираю, - непререкаемым тоном заявил Александр Александрович.

-- Она не продается, - возразил Игорь.

-- А не сказал, что покупаю, я сказал - забираю. Анна, он с тобой спал?

-- Я попросил бы не оскорблять даму в моем присутствии, - заявил Корсаков.

-- Он мой учитель! - внезапно сказала девушка.

-- Учителей тебе буду выбирать я! - Александр Александрович обернулся к Игорю, - вон отсюда, или вам помочь?

-- Зачем же, я и сам, - Корсаков тяжело встал с матраса, подхватил куртку, снял с гвоздя шляпу - настоящий ковбойский "стетсон", и вальяжно прошествовал к дверям, - пардон, забыл кое-что, - натянув шляпу поглубже, он обернулся к татуированному парню, - как здоровье, дружок?

-- Не жалуюсь, - ухмыльнулся тот.

-- Ну, это пока, - Игорь без замаха врезал ногой ему в пах, и, не теряя времени, добавил кулаком в лицо.

Парень, опрокинулся на спину, а Корсаков, приложив два пальца к полям шляпы, подмигнул Александру Александровичу. Взвизгнула Анюта, Игорь заметил летящую сбоку тень, но отреагировать не успел - темнота поглотила его, как лавина зазевавшегося лыжника.

Она пришла проводить тюремную карету, но лучше бы она этого не делала. Бритый наголо, в полосатой арестантской одежде, Корсаков старался не обращать внимания на любопытствующих - слишком давили кандалы, слишком тяжко гнула к земле арестантская роба. Причем, не столько тело, сколько душу.

Она, как всегда, не вышла из кареты, только отдернула занавеску. Корсаков увидел, как побледнело ее лицо, когда она нашла его в толпе ссыльных, и горько усмехнулся. Да, вид, конечно, непрезентабельный: обвислые усы, недельная щетина, цепь от ножных кандалов в руках... Уезжай, любовь моя, у нас все в прошлом.

После ритуала гражданской казни его еще два месяца гноили в казематах и лишь под осень отправили по этапу. Тюремный фургон с решетками на окнах повезет к формированию, а оттуда серой лентой потянется этап по раскисшим дорогам, обходя города, вызывая скорбь и слезы у деревенских баб. Воры, убийцы, беглые крепостные, поротые, клейменые и он - Алексей Корсаков. Бывший полковник лейб-гвардии гусарского полка, бывший кавалер золотого оружия, бывший дворянин, бывший любовник... бывший! Впереди лишь звон кандалов, затерянный в снегах Сибири гарнизон, зуботычины капрала и шпицрутены за малейшую провинность.

Уезжай, Анна, все в прошлом!

Игорь очнулся уже под вечер от холода. Обрывочные образы, заполнявшие сны, исчезли. Осталась только тоска и боль.

Застонав, он открыл глаза. Он лежал на полу, лицом вниз. Прямо перед глазами шевелил усами жирный рыжий таракан. Усики его двигались, словно он собирался ощупать Игоря - съедобен тот или нет. В комнате царил разгром: холсты, со следами ботинок, были разбросаны по полу, дверь висела на одной петле, фанерные окна выбиты. На глаза попался растоптанный в блин "стетсон". Ни Владика ни Анюты не было. Корсаков со стоном приподнялся с пола. Руки подламывались, в голове звенело, будто сон продолжался и цепи каторжников позванивали, отмечая каждый шаг, пройденный этапом на пути в ссылку.

В коридоре послышались осторожные шаги, в дверь просунулась голова в шерстяной лыжной шапке с помпоном. Корсаков узнал одного из соседей Трофимыча, мужичка без определенного места жительства, родом то ли из Вологды, то из Архангельска, осевшего в столице после пустяковой судимости.

-- Эт чой-то здеся? - прошепелявил Трофимыч, почесывая заросший подбородок.

-- ... твою мать... сам не видишь? - просипел Корсаков, пытаясь подняться, - помоги встать.

Трофимыч кинулся к нему, подхватил под руки.

-- Эко тебя отходили.

Постанывая, Корсаков встал и повис на нем.

-- В ванную, - только и смог сказать он.

Трофимыч, осторожно поддерживая, помог ему добраться до ванной комнаты. Самой ванны, конечно, не было, но воду еще не отключили. Игорь отвернул кран и сунул голову под струю. Трофимыч придерживал его за плечи, не давая упасть. Защипало разбитое лицо, он осторожно потрогал бровь. Глаз заплыл, губы были разбиты, ребра болели так, что каждый вдох вызывал дикую боль. Кое-как смыв кровь, Корсаков напился воды и потащился в комнату. Трофимыч семенил рядом, охая и вздыхая.

-- Нас-то целый день не было, а приходим - двери нету, то есть оторвали и бросили во дворе, я наверх глянул - у вас тоже все нараспашку, - бормотал он, поддерживая Игоря под локоть.

Корсаков плюхнулся на матрас и застонав, привалился к стене.

-- Может надо чего, Игорек?

-- Погоди, дай отдышаться. - Корсаков собрался с мыслями, - вы никого не видели?

-- Никого.

Анюту папаша увез - это ясно, а вот куда Владик делся? Может папа Владика грохнуть? Наверное может, если захочет, только не здесь. А скорее всего, какую-нибудь пакость сотворит - заявление об изнасиловании, или еще чего.

-- Может, полстаканчика примешь, а? - участливо спросил Трофимыч, тебе бы поспать, отлежаться.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать