Жанр: Научная Фантастика » Андрей Николаев » Таро Бафомета (страница 23)


-- Марина, скажите, вы любите Пашку? - спросил он, внимательно глядя ей в глаза.

Она не опустила взгляд, но жаркий румянец покрыл ее щеки.

-- Да, я люблю его, - сказала она с вызовом, - и что дальше?

-- Ну, слава Богу, - сказал Корсаков, - тогда вот что я вам скажу: этот толстокожий, - он указал на маявшегося в нескольких шагах от них Воскобойникова, - кроме, как чинить всякое старье, в смысле реставрировать то, от чего другие бы с негодованием отказались, ничего больше не может. Я уверен, что ваши чувства взаимны, но если вы ждете, что он объяснится вам в любви, то вы глубоко ошибаетесь. Поэтому: берите быка, в смысле - Пашку, за рога и ведите его в стойло, в смысле - в загс. Я уверен, упираться он не будет.

Марина оглянулась на Павла. Тот сделал вид, что сильно заинтересовался маневровым тепловозом на соседних путях.

-- Вы знаете, Игорь, я уже догадалась, что он, что называется, тюфяк. Особенно при общении с женщинами. Я не хотела навязываться - а вдруг я ему безразлична.

-- Вовсе нет. Поверьте, он только и ждет первого натиска, чтобы сдаться на милость победителя. Если вы найдете в себе силы - действуйте.

Подошла электричка. Воскобойников стиснул Корсакова так, что у того затрещали ребра, напомнив про охранников Александра Александровича.

-- Продал друга? - шепнул Павел.

-- Не продал, а сдал в вечное пользование, - сдавленно промычал Корсаков, - пусти, убивец, а то на помощь позову.

Марина подала ему руку, твердо пожала, потом подалась вперед и чмокнула Корсакова в щеку.

-- Спасибо вам.

-- Не за что, - пожал плечами Игорь, - желаю удачи.

-- Да, Игорек, если что - сразу возвращайся. Договорились? - Павел хлопнул его по плечу.

-- Договорились, - успокоил друга Корсаков.

Уже из электрички, через стеклянные двери, он увидел, как Марина повернулась к Воскобойникову и требовательно о чем-то спросила. Павел, слегка отступив под ее напором, развел руками и, судя по его несчастному виду, промямлил что-то невразумительное. Корсаков усмехнулся. Так и надо с Пашей. Хватит, погулял. Пусть хоть у него будет все в порядке.

В Москве шел мелкий дождь. Шлепая по лужам, Корсаков спустился в метро, купил телефонную карту и позвонил в пятое отделение милиции. Участкового на месте не оказалось. Голос дежурного показался Корсакову знакомым, но представляться он не стал и только спросил когда Сергей Степанович появиться в отделении.

-- Месяца через три, - сказал дежурный, - в командировку посылают Сергея Степановича. А кто его спрашивает?

Корсаков повесил трубку и попытался вспомнить номер домашнего телефона Федорова. С третьей попытки он попал, куда хотел - Федоров сам подошел к телефону.

-- Здравствуйте, Сергей Степанович, - сказал Корсаков.

-- Здравия желаю, - буркнул участковый. Похоже, он был не в духе, - кто говорит?

-- Э-э... помните, я как-то задал вопрос: к чему кандалы снятся?

В трубке долго молчали. Наконец Федоров откашлялся.

-- Помню. Я еще ответил: к ним, кандалам, значит, и снятся.

-- Надо бы поговорить, Сергей Степанович. Вы моя последняя надежда.

-- Поговорить не помешало бы, - согласился Федоров, - только запарка у нас на участке. Пожар, да еще и убийство в придачу. Начальство озверело, понимаешь ли. Всех на ноги подняли - убийцу ищем.

Что-то не так, подумал Корсаков. Он завтра уезжает, значит его к расследованию не привлекают. Ага, он дает мне понять, чтобы я к Арбату и близко не подходил, но неужели дошло до того, что его телефон могут прослушивать?

-- Сергей Степанович, может, все-таки выкроите время - уж очень хотелось бы встретиться. Я ведь понимаю, вы домой на минутку заскочили...

-- Правильно понимаешь. Работы по горло. Как в прошлом году. Помнишь?

Игорь попытался понять, к чему клонит Федоров. То, что днем появляться на Арбате нельзя, да и вечером тоже не стоит - это понятно, но с другой стороны, Корсаков в районе каждую подворотню знает. Если Федоров все-таки решит его сдать, то больше надежды уйти через знакомые проходные дворы. А что это в прошлом году случилось?

-- Это когда азеров с наркотиками накрыли? - как бы вспоминая спросил Корсаков.

Торговцев героином взяли с поличным при сделке возле гостиницы, в одном из Арбатских переулков. Федоров должен был понять намек. Так и случилось.

-- Точно, накрыли голубчиков, - проворчал участковый, - побегали мы тогда - темно уже было: не то восемь, не то девять вечера.

-- Десять, - поправил его Корсаков, - десять вечера было, Сергей Степанович. Так как насчет встречи?

-- Извини, друг, не могу. Завтра снова на участок, а что поделаешь: каждый день - на ремень! Так что в следующий раз.

-- Жаль, ну, желаю удачи, - Корсаков повесил трубку и взглянул на часы. До десяти вечера оставалось еще четыре часа

Можно было позвонить Шестоперову, узнать, как прошла экспертиза коньяка, но если милиция начнет задавать Лене вопросы - может заложить, что Игорь в Москве. Не со зла, а просто с перепуга. При всей своей крикливости и недовольстве порядками Леня весьма дорожит возможностью ездить за границу, когда вздумается и если его припугнут подпиской о невыезде... Нет, пусть уж спокойно пишет свои картины, ругается с галерейщиками и трахает ненавистных американок.

Бывшей жене звонить тоже нельзя ни в коем случае - уж ее адрес у милиции точно имеется.

Оставалось только слоняться по городу в ожидании встречи с Федоровым. Корсаков съел шаурму под пиво, походил по компьютерному

рынку, расположенному возле Савеловского вокзала.

Может пока разобраться с картами Таро? Он нащупал в кармане футляр. Где бы узнать, что это такое? Лучший вариант - сходить в Ленинку, когда-то у него был пропуск, но было это больше десяти лет назад, так, что этот вариант отпадает. Корсаков хлопнул себя по лбу. А Лариса Маврина? Помнится, как-то он встретил ее на Арбате и даже не сразу узнал - такая она стала важная, даже напыщенная.

Дело было зимой, Лариса плыла мимо Корсакова в длинной песцовой шубе, надменно поглядывая по сторонам. Игорь как раз принимал по пятьдесят грамм с коллегами - мороз был дикий и приходилось каждые полчаса согреваться народным способом. Она скользнула по нему взглядом, явно не узнавая, но потом резко обернулась.

-- Корсаков? Опять пьешь? - воскликнула она на всю улицу и решительно направилась в его сторону.

Игорь ухмыльнулся - он знал Ларису, когда она позировала начинающим художником и была стеснительной худой девчонкой. Впрочем, стеснительность прошла быстро, как и худоба и из скромной девчонки, приехавшей в Москву за красивой жизнью, они быстро превратилась в громогласную разбитную девку, всегда готовую повеселиться в компании молодых гениев. Судя по всему, жизнь у нее удалась. Она раздобрела - это видно было даже под шубой, появился второй подбородок. В ушах у нее сверкали золотые серьги размером с блюдце, а на пухлых пальцах поблескивали крупные перстни.

-- Корсаков! Старых друзей не узнаешь, - всех знакомых мужчин она называла исключительно по фамилии.

-- Как не узнаю! Здравствуй, Лариса, - Корсаков обнял ее, пытаясь сомкнуть руки на обширной талии, - какая ты стала важная, гладкая, красивая.

-- Ой, да ладно, - она махнула на него рукой, будто в смущении. На самом деле смутить ее не могло ни что, как помнил Игорь, - расскажи, как ты? Я думала, ты за границей.

-- Что я там забыл? Здесь все свои, - Корсаков обвел рукой коллег, проверенные ребята. Не нужен нам берег турецкий! А ты, все позируешь или как? Рубенс удавился бы, увидев такую натурщицу, - сказал он, подмигивая коллегам, замершим с пластиковыми стаканчиками в руках.

-- Точно, - поддержали его, - не Рубенс, так Коровин точно потерял бы сон.

-- Ох, мальчики, ну какая из меня натурщица. Может за встречу нальете, все-таки девушке? - она жеманно повела плечом.

-- Водку пьешь еще, или только шампанское? - Корсаков налил ей полстаканчика.

-- Скажешь тоже: шампанское, - Лариса лихо опрокинула водку в густо накрашенный рот и с хрустом раскусила предложенное яблоко, - я теперь не Лариса. Да! Перед вами, уважаемый господин Корсаков, госпожа Флора, потомственная целительница, ведунья, колдунья, экстрасенс и еще там что-то такое... если интересно, могу дать визитку - там все написано.

-- Да-а, - протянул Корсаков, - видать неплохо целителей кормят.

-- Не жалуюсь. Хочешь - судьбу предскажу, хочешь - заговор отведу. А уж погадать, так это раз плюнуть.

-- Нет, спасибо. Предпочитаю далеко в будущее не заглядывать - привык жить настоящим, - отказался Корсаков.

-- Может встретимся, посидим, вспомним былое? - предложила Лариса, наших видишь кого-нибудь?

-- Леня-Шест появляется иногда, а так - всех растерял.

-- Ну, Шестоперова приводи. Я теперь на Бауманской живу. Квартира большая. Гульнем, как бывало, а?

-- Можно, - согласился Игорь.

Он записал телефон Ларисы. На прощанье они расцеловались и Лариса поплыла дальше, помахав восхищенно взирающим на нее художникам пухлой ладонью.

-- Царственная женщина, - сказал один, причмокнув от восторга.

Эта встреча была прошедшей зимой и Корсаков без труда вспомнил номер телефона.

Трубку сняли быстро, томный голос принадлежал явно не Ларисе.

-- Вас приветствует секретарь госпожи Флоры, могу ли я вам чем-нибудь помочь?

-- Можете, - подтвердил Корсаков, - если позовете Ларису.

-- Госпожа Флора сейчас работает, но вы можете записаться на прием. Если вы назовете ваше имя...

-- Игорь Алексеевич, - сказал Корсаков.

-- Очень приятно. В девятнадцать часов...

-- Вы мне просто адрес скажите, девушка, - прервал Игорь заученный монолог секретарши.

-- Мы располагаемся по адресу: метро Бауманская, улица Спартаковская, из метро...

Корсаков записал адрес в блокнот, поблагодарил секретаршу и повесил трубку. "Еще, чего доброго, в очереди стоять придется к госпоже Флоре", подумал он, спускаясь в метро.

До Бауманской он добрался за полчаса, сделав две пересадки: на Новослободской и на Курской. Выйдя из метро, перешел трамвайную линию, направляясь к Елоховской церкви, затем свернул на Спартаковскую. Лариса обосновалась в старом трехэтажном доме постройки начала двадцатого века. Во дворе густо росли тополя, дети ковырялись в песочнице, мамаши в сторонке покуривали, изредка оглядываясь на своих чад.

Корсаков поднялся на третий этаж по широкой лестнице с деревянными перилами, остановился возле двери, обитой черным дерматином, сверился с адресом и нажал кнопку звонка. В квартире прогудел гонг, дверь медленно приоткрылась на длину цепочки.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать