Жанр: Научная Фантастика » Андрей Николаев » Таро Бафомета (страница 27)


-- Ты же хотел десерт, - ее рука опустилась ниже.

Корсаков поперхнулся, кофе потекло по подбородку. Анюта невинно захлопала глазами.

-- Столик же перевернем, белье испачкаем, - взмолился Корсаков.

-- Плевать!

-- Ах так... - он откинул одеяло, поднос полетел на пол.

Схватив ее за руки, он раскинул их и прижал к постели, поцеловал ее в шею, потом опустился ниже и припал к груди. Анюта глубоко вздохнула...

По розовому шелковому пододеяльнику расплывалось кофейное пятно, но они этого уже не замечали.

Корсаков вышел на балкон, закурил. Ветерок остудил разгоряченное тело. Пальцы немного подрагивали. Игорь усмехнулся - надо же, в кои то веки руки дрожат не с похмелья, а от физической и эмоциональной усталости. Он чувствовал себя опустошенным, но странным образом был уверен, что это ощущение вскоре сменится наполненностью новыми чувствами, новыми красками, которые приобретал мир, жаждой жизни и уверенностью в исполнении желаний. Проблемы отодвинулись на второй план, он забыл о людях, которые преследовали его, о том, что его, возможно, разыскивает милиция, обо всем на свете, кроме той девчонки, которая спит сейчас под испачканным кофе одеялом.

Выбросив окурок Корсаков осторожно вошел в комнату. Анюта спала, обхватив плечи руками, одеяло сбилось на сторону и он поправил его, бережно укрыв ее. Она спала, чуть приоткрыв рот, спутанные волосы разметались по подушке. Он присел, глядя ей в лицо, которое показалось ему необыкновенно красивым. Ресницы ее дрогнули.

-- Почему ты так смотришь? - шепотом спросила она.

-- А почему ты притворяешься, что спишь?

-- Я сплю, только почему-то я даже во сне чувствую, когда на меня смотрят.

-- Я художник и мне позволено смотреть на женщину, даже когда она спит. К тому же я не просто смотрю - я любуюсь.

-- Тогда можно, - разрешила она и от смущения зарылась лицом в подушку.

Чтобы не мешать ей спать, Игорь побродил по квартире, выкурил несколько сигарет. Делать было нечего, звонить некому... хотя почему некому? А Леня? Корсаков отыскал трубку радиотелефона, ушел на кухню и закрыл за собой дверь. Номер телефона Шестоперова он теперь запомнил наизусть. Однако на звонок никто не отозвался. Может быть Леня загулял на проценты от продажи коньяка, а может работал запоем и отключил телефон.

Корсаков вернулся в холл и включил телевизор. Шла заставка программы новостей. Игорь прибавил звук и вышел в лоджию, которая тянулась через обе комнаты и кухню. Он едва не пропустил сообщение, и только услышав краем уха знакомое имя бросился в комнату.

-- ...Максимович, тридцати девяти лет, его знакомая и трое охранников. Один охранник банкира в критическом состоянии был доставлен в больницу. Нападение произошло в загородном доме, принадлежащем банкиру. На его теле обнаружены следы пыток. По предварительной версии убийство произошло из-за разногласий в сфере финансовой деятельности потерпевшего. Прокуратурой возбуждено уголовное дело по факту убийства, ведется следствие. Переходим к международным новостям...

Нашарив за спиной кресло, Корсаков упал в него.

-- Твой знакомый? - Анюта стояла в дверях встревожено глядя на него.

-- Недавно встречался.

-- Его позавчера еще убили - мне отец рассказывал. У него свои источники в прокуратуре. Еще Сань-Сань сказал, что банкиру отрезали пальцы перед смертью, а потом вонзили нож в сердце. И нож необычный: длинный, узкий, рукоять в виде креста.

-- Зачем он тебе такие подробности рассказывает?

-- А-а, приехал сам не свой. Я пристала, ну он и рассказал. Сань-Сань как услышит про убийство какого-нибудь предпринимателя или депутата, так начинает трястись - следующий я, говорит.

-- Значит есть чего бояться.

-- Большие деньги - большие хлопоты, - философски заметила Анюта.

-- Ничего себе хлопоты - за жизнь трястись, - хмыкнул Корсаков, - нет уж, лучше я буду нищим, но живым.

-- Ты же сам только что от кого-то бегал, - напомнила девушка.

Корсаков нахмурился. Может, убийство Трофимыча и банкира каким-то образом связано? Чушь! Кто был Трофимыч, и кто Михаил Максимович! Однако, уж очень совпало все по времени. Допустим, Трофимыча зарезали, пытаясь что-то найти в особняке. Потом поняли, что Корсаков мог забрать интересующую их вещь, выяснили, с кем он встречался и пришли к банкиру. Однако сработали профессионалы, если с охраной справились. Интересно, что они выпытывали у банкира, и что он им рассказал? Скорее всего все, что знал. Может это они и гонялись за Корсаковым по Арбату? Если так, то надо предупредить Шестоперова пока не поздно - он тоже участвовал в сделке.

Корсаков снова позвонил Леониду домой и опять никто не взял трубку.

-- Мне надо уехать, - сказал он.

Анюта вздохнула.

-- Надолго?

-- Хочу проведать Леню Шестоперова, я тебе про него рассказывал.

-- Хочешь, я тебя отвезу.

-- Это было бы хорошо, - кивнул Корсаков и пошел одеваться.

Куртка висела в прихожей, он критически оглядел ее. Да, в метро в таком виде не пустят - рукав порван, спина в известке. Брюки были не в лучшем состоянии.

-- Если ты не против, - сказала Анюта, наблюдавшая за ним, - у меня есть кое-что из одежды.

-- Откуда?

-- Игорь! Я уже не маленькая девочка, чтобы давать тебе отчет о своей жизни. Есть и все!

-- Ладно, проехали. Давай, что есть.

Девушка принесла ему джинсы, толстовку и кожаную куртку.

-- Подходит?

-- Как на меня шили, - буркнул Корсаков.

Анюта исчезла в спальне. Игорь приготовился к долгому ожиданию, но через пять минут она

вышла уже одетая в дорогу. Волосы она заколола в хвост, чуть подвела глаза и слегка коснулась губ помадой.

-- Едем?

-- Едем, - Игорь чмокнул ее в щеку, - ты молодец.

-- Не перехвали, - счастливо улыбнулась она.

Красный автомобильчик бодро вырулил на Пятницкое шоссе и намертво встал в пробке. До выезда на кольцевую автодорогу тащились минут сорок. Корсаков проклял все на свете, но другой дороги из микрорайона Митино не было.

-- Можно еще на электричке до Тушино, а там на метро, - неуверенно предположила Анюта, терзая коробку передач, - тут недалеко платформа "Трикотажная", но, говорят, здесь не все электрички останавливаются.

-- Нет уж, - отказался Корсаков, - едем, как едем. Может я напрасно волнуюсь и Леня валяется в стельку пьяный, а телефон просто не слышит.

На кольцевой движение было тоже сумасшедшее, но машины хотя бы двигались. Анюта вела автомобиль уверенно, хотя и несколько авантюрно: немилосердно подрезала, переходя из ряда в ряд; нахально втискивалась между попутными машинами.

Шестоперов жил около метро "Варшавская", по кольцу дорога заняла полчаса, но на Варшавке они опять застряли. Повернув на Чонгарский бульвар, Анюта вопросительно взглянула на Игоря.

-- Куда теперь?

-- Ты - никуда. Вот здесь остановись. Так, теперь сидишь в машине и ждешь меня. Если в течении часа я не появлюсь - уезжаешь и забываешь о том, что мы знакомы.

-- Еще чего. Я иду с тобой, - Анюта решительно отстегнула ремень безопасности.

-- Ты сидишь здесь и ждешь, поняла? - Корсаков почувствовал, что начинает злиться, - одному мне будет легче скрыться, если что.

-- Почему скрыться? Шестоперов тоже замешан в твоих неприятностях?

-- Не знаю, но рисковать не хочу. Девочка, - Корсаков привлек Анюту к себе и коснулся губами уголка губ, - ну, не спорь ради Бога.

Анюта шмыгнула носом.

-- Ладно, уболтал. Но учти, если ты не придешь через час, я иду за тобой.

-- Согласен, - кивнул Корсаков, выбираясь из малолитражки.

"Пусть идет, - подумал он, - все равно не знает, где Леня живет".

Несколько раз он обошел вокруг дома Шестоперова, пытаясь разглядеть, открыты ли окна в его мастерской, но деревья загораживали обзор. За квартирой могли присматривать и Корсаков некоторое время посидел на лавочке во дворе, наблюдая за подъездом. Несколько старушек сидели возле подъезда, обсуждая свои вечные проблемы: внуков, зятьев и невесток, погоду.

Ощущая на себе их подозрительные взгляды, Корсаков с независимым видом подошел к двери и набрал на домофоне номер квартиры Шестоперова. Подождав, нажал "сброс" и набрал снова. Бабки примолкли, наблюдая за ним.

-- Вот незадача, - Корсаков обернулся к ним, огорченно качая головой, должен дома быть, а не отзывается.

-- А вы к кому? - спросила тощая бабулька в цветастом платке.

-- К Леониду Шестоперову. Художник, на последнем этаже живет.

Бабка поджала губы.

-- А вы кто ж ему будете?

-- Товарищ по институту. Учились вместе. Вот, узнал, что Леня в Москве, - как можно доверительнее сказал Корсаков, - решил проведать. Позавчера созванивались, он сказал - приезжай. Может вышел на минутку, не знаете?

-- Нету друга твоего, парень, - оглядевшись, как будто опасалась посторонних ушей, сказала бабка.

Корсаков почувствовал, как перехватило дыхание. Он откашлялся.

-- Неужели за границу опять уехал? - спросил он, как бы недоумевая.

-- "Скорая" его увезла. Только вчера вот, рано утром. Мы как раз в магазин собрались, - старушки закивали, соглашаясь, - вдруг "скорая помощь" подкатывает и спрашивают его квартиру. Мы подождали, а они вскорости выносят друга твоего на носилках. Белый, как простыня, стонет, избитый весь, руки забинтованы...

-- О, Господи... - пробормотал Корсаков, - может он упал просто? Ну, выпил, поскользнулся.

-- Нет, - бабка поджала губы, - он, конечно, любил загулять. Богатый был, хоть и запойный. Иной раз всю ночь куролесил, но чтобы так... Напали на него прямо в квартире. Уж не знаю, кто приходил к нему - у нас уже участковый спрашивал, а только сам он так изувечить себя не мог. Участковый сказал - руки ему поломали. Ночью чего-то гремело у него, будто мебель падала - я как раз под его квартирой проживаю. Уж хотела идти к нему, да посовестить - ведь люди спят, а вот не пошла - Бог уберег. Не то и меня бы, как его, - она покачала головой. - В собственном дому убивают, а правительству хоть бы хны! Так что ищи своего друга в больнице, парень.

-- А в какую больницу отвезли?

-- Да кто ж его знает, - бабка пожала костлявыми плечами, - это в "скорой помощи" узнавай.

Корсаков поблагодарил словоохотливую старушку и побрел к бульвару. Кому мог помешать художник Леонид Шестоперов? Тем более что в России его знали только большие специалисты по постсоветскому искусству. Конкуренция отпадает сразу, стало быть ниточка протянулась от банкира. Он мог под пыткой упомянуть Шестоперова... но что им надо от Лени и кто же это такие? Может, они и сейчас наблюдают? Корсаков почувствовал, как по спине побежали мурашки - двор был весь в зелени, народу мало. Затащат в машину и пикнуть не успеешь.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать