Жанр: Научная Фантастика » Андрей Николаев » Таро Бафомета (страница 37)


Стволы деревьев были толстые, узловатые, подлесок редкий - видимо кроны закрывали свет и под пологом леса мало что могло пробиться к солнцу. Он ощупал кору, дотянулся и сорвал веточку, поднес к лицу. Липа... Это же липовый парк возле бывшей усадьбы Белозерских! Неужели добрался? Припадая к деревьям, словно они добавляли ему сил, он пошел на лай, доносившийся из деревни. Вскоре деревья впереди расступились. Недостроенная усадьба возвышалась темным силуэтом закрывающим звезды. Вот и мангал, в котором они с Мариной и Пашкой готовили шашлык, колода с воткнутым топором, вырезанное из коряг семейство лешего стояло рядком, будто встречая Корсакова. В мангале светились угли - видно и сегодня здесь устроили небольшой праздник. Знать бы по какому поводу...

Корсаков обошел дом, поднялся на крыльцо и постучал. Звук пропал в толстой двери, как камень в болоте. Корсаков забарабанил кулаками, потом повернулся к двери спиной и пару раз саданул ногой.

В окне рядом с крыльцом вспыхнул свет, за дверью послышались торопливые грузные шаги, потом хриплый спросонья голос сказал:

-- Я вот сейчас выйду и голову оторву!

-- Пашка, открывай, зараза, - крикнул Корсаков, - это я, Игорь.

-- О, черт, - загремела щеколда, дверь распахнулась. Воскобойников, голый по пояс, в тренировочных штанах с пузырями на коленях, всмотрелся в Корсакова, - Игорь? Ну, ты даешь жизни! Заходи.

Корсаков ввалился в дом, прошел в холл с камином и рухнул на стул. Воскобойников подошел, оглядел его критическим взглядом.

-- Сейчас угадаю, - сказал он, - ты шел пешком от Москвы, потом силы кончились и остаток пути ты полз на карачках. Правильно?

-- Очень смешно, - проворчал Корсаков, - ты один?

-- Марина спит. Вернее, спала, пока ты не стал дверь выламывать.

-- Водка осталась?

-- А куда она денется, - пожал плечами Павел, - я теперь непьющий. Кстати, и некурящий тоже. С твоей легкой руки.

-- Опять я виноват.

-- А кто? - сварливо спросил Павел, но по глазам было видно, что он совсем не собирается ругаться, а даже наоборот. Он оглянулся на дверь, понимаешь, Игорек, если спишь с человеком в одной постели, то запах табака скрыть невозможно.

-- Ага... - пробормотал Корсаков, - вот значит как. Ну, что ж, поздравляю.

-- Спасибо, - Воскобойников поскреб мощную волосатую грудь, - мы жениться решили. Осенью, к зиме поближе, - он снова расплылся в улыбке, вот здесь закончим, - он обвел рукой вокруг, - и свадьбу сыграем. Знаешь, кто будет главным гостем?

-- Кто?

-- Ты, старый развратник, ты!

-- Спасибо, ребята. С удовольствием буду главным гостем. Если только жив останусь. Меня сейчас только что собаками не травят.

Павел присел на стул.

-- Ну-ка, рассказывай.

-- А-а, - Корсаков махнул рукой, - все равно не поверишь. Лучше выпить налей.

-- Кто это тут выпивать собрался, - Марина, в коротком халатике и наспех убранными волосами возникла в дверях, - господи, Игорь! Что с вами случилось?

-- Долгая история, Мариночка. Так что, мне-то можно выпить? Ей-богу, в лечебных целях.

-- Только если будете закусывать, - Марина открыла холодильник и стала вытаскивать продукты, - подогреть котлеты?

-- Необязательно.

Воскобойников принес бутылку водки, водрузил ее на стол. Марина положила на тарелку несколько котлет, соленый огурец, нарезала сыр и хлеб.

Корсаков сорвал с бутылки крышку и дрожащими руками наполнил стопку.

-- Эк тебя колотит, - покачал головой Павел, - опять загулял?

-- Если бы загулял не так обидно было, - Корсаков махнул стопку, сразу налил еще и снова залпом выпил. Сморщившись, похрустел огурцом, - а скажите мне, граждане реставраторы, кино у вас поблизости не снимают. Про рыцарей, про колдунов, про крестьянские войны?

Павел и Марина переглянулись.

-- Вроде нет, - прогудел Воскобойников с тревогой глядя на Игоря, - а что?

-- Да скачут по полям всякие. Все копьем ткнуть норовят. А еще костры раскладывают, заманивая добрых путников.

Марина, не сводя с него глаз, присела на стул. Воскобойников задумчиво подкрутил ус.

-- Слушай, а ты точно не того, - он щелкнул пальцем по горлу, - не перебрал, а?

-- Трезвый, хоть портрет пиши. Ладно, - Корсаков решил не посвящать друзей в подробности своих приключений, - Марина, я в прошлый раз тут в картишки играл, пасьянс раскладывал...

Марина слегка прищурилась.

-- Игорь, давайте не будем темнить. Пасьянс из карт Таро не раскладывают.

-- А, значит, вы видели колоду. Скажите, вы ее случайно никуда не засунули. Ну, может валялись карты на столе, мешали вам и...

-- Нет, - девушка покачала головой, - карты я видела, но не прикасалась к ним. Вы заснули прямо за столом, а будить я вас не стала. Вы, конечно, знаете, что это Таро Бафомета? Так вот, к этим картам я даже прикасаться остерегаюсь.

-- Что, потерял? - спросил Воскобойников, - какие-нибудь старинные, дорогие.

-- И старинные, и дорогие тоже, но дело не в этом. Владельцы требуют вернуть, - уклончиво ответил Корсаков, - карты для них нечто вроде фамильных драгоценностей.

-- Ох, не договариваете вы, Игорь, - покачала головой Марина. - Я перебирала бумаги, когда вы уехали и знаете что нашла? Имя офицера - ребенка Анны Александровны. В бумагах довольно туманно упоминается об услуге, оказанной этим офицером. Кто-то очень влиятельный сделал все возможное, чтобы он не попал в число пяти приговоренных к смерти декабристов, хотя он и присутствовал на Сенатской площади. К сожалению, офицер умер по дороге в Сибирь на Большекольшевском этапе Вятской губернии от воспаления легких.

Неизвестные благодетели посчитали, что род офицера не должен прерваться и настояли, чтобы ребенок, зачатый в тайной связи офицера с княжной Анной родился на свет. Более того, они принудили отца Анны после ее смерти признать ребенка своим. А теперь самое интересное: мальчик по матери Белозерцев, а по отцу, - Марина сделала паузу, - ну, кто угадает?

-- Не томи душу, - пробурчал Воскобойников.

-- Наполеон Бонапарт, - предположил Корсаков, которому водка уже ударила в голову.

-- Наполеон к тому времени уже помер, - уточнила Марина, - по отцу мальчик - Корсаков, - эффектно закончила она. - При крещении получил имя Николай. Ну, как вам такой расклад, ваше сиятельство Игорь Алексеевич?

-- Вот это номер! - воскликнул Павел, - говорил же тебе: подавай документы на наследство.

Корсаков задумчиво кивнул.

-- Значит мы с Анютой родственники.

-- Да, - подтвердила Марина, - она твоя пра-пра... и так далее бабка.

-- Нет, я про другую Анну, - немного смутился Корсаков, - недавно встретил девушку, ее сходство с портретом княжны просто поразительное. А вчера узнал, что ее бабка по отцу дворянского рода и фамилия бабки Белозерская.

-- Так вы с ней приходитесь друг другу братом и сестрой? - спросил Павел.

-- Братом и сестрой? - вроде бы даже испугался Корсаков. Он прикинул что-то про себя и вынужден был согласиться, - если я - тоже потомок Анны Александровны, то получается, что так. Только очень дальние. Даже не седьмая вода на киселе, а семьдесят седьмая. Это не страшно, - он улыбнулся, - скажу честно, мне не хотелось бы ее потерять.

-- Давай, давай, - Воскобойников хлопнул его по плечу, - берись за ум, Игорек.

-- Подождите, - Марина встала, я принесу бумаги. - Там прослеживается история рода вплоть до тысяча девятьсот семнадцатого года.

Она вышла из холла. Корсаков приподнял бутылку, посмотрел на Воскобойникова. Тот отрицательно покачал головой, Игорь пожал плечами и налил себе.

После всех приключений, после забега по пашне, нападения рыцаря и схватки с мужиками возле костра его охватила приятная истома. Если бы еще карты нашлись - совсем не о чем было бы беспокоиться.

Вернулась Марина с папками. Она разложила их на столе, придвинула поближе стул.

-- Вот, Игорь, смотрите. Род Корсаковых-Белозерских принимал участие практически во всех определяющих историю России событиях. Вот здесь сведения о Сергее Корсакове, участнике Крымской войны, вот записи об участии Александра Корсакова в обороне Порт-Артура. Тут же сведения, что поручик Николай Корсаков находился в охране поезда Николая Второго и имел все шансы спасти монархию. Об этом упоминается в дневнике императрицы. Она пишет, что запись эта сделана со слов самого Николая Второго. Подробности неизвестны, но согласитесь: очень странно, что ваши предки находились вблизи эпицентра событий, меняющих лицо страны.

-- Да минет меня чаша сия, - провозгласил Корсаков, поднимая стопку. Как там говорится: блажен, кто посетил сей мир, в его минуты роковые! Не желаю быть блаженным, желаю быть просто Игорем Корсаковым, веселым и беззаботным. Ваше здоровье, господа реставраторы! - он лихо опрокинул водку в рот, по-гусарски прокатил ее до локтя, подбросил и со стуком поставил на стол.

-- Так, - сказал Воскобойников, забирая бутылку, - эти симптомы мне знакомы. Следующим номером будет желание изобразить на холсте находящихся поблизости дам в неглиже. А так, как дам, кроме тебя, Марина, здесь не наблюдается, то я, на правах хозяина, прекращаю возлияния.

Марина фыркнула, Корсаков тоже рассмеялся.

-- Ладно, идите спать, молодожены. Эх, вот так-то, во грехе...

-- Еще слово и ты горбатый, - предупредил Воскобойников, поднося к носу Корсакова объемистый кулак.

-- Молчу, молчу. Мариночка, вы идите, а я, пожалуй, посижу с бумагами. Вот если чайку поставите - буду благодарен.

Марина включила чайник.

-- Мы вам постелим в той же комнате, - сказала она.

Корсаков пожелал им спокойной ночи, закурил и углубился в бумаги.

Постепенно текст на написанных от руки копиях и фотобумаге исчез и он погрузился в историю рода Белозерских - Корсаковых. Записи относились к периоду с тысяча восемьсот двадцать седьмого года, с года рождения ребенка Анны Александровны и продолжались до революции, после которой то ли некому стало вести летопись семьи, то ли архивы были уничтожены. Последний из упомянутых, Николай Корсаков, поручик лейб-гвардии кавалерийского полка, действительно присутствовал при последних минутах царствования Николая Второго, последнего Российского императора.

Невидящим взглядом Игорь смотрел перед собой, а видел стоящий на запасном пути станции Дно, что под Псковом, императорский поезд. Мела мартовская метель, часовые, закутанные в полушубки, бродили вдоль вагонов. Царь иногда выходил из вагона и в сопровождении адъютантов прогуливался в перелеске. Среди обслуги и офицеров охраны бродили неясные слухи о злоумышленниках, загнавших царский поезд на запасные пути и лишивших императора связи со Генеральным штабом и Санкт-Петербургом. Некоторые намекали о возможном отречении Николая в пользу сына Алексея, либо брата Михаила, но такие разговоры никто не поддерживал.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать