Жанр: Русская Классика » Николай Наседкин » Джуроб (страница 7)


Анна (глухо). Ты хочешь, чтобы я... ушла?

Насонкин. Хочу.

Наливает уже в фужер, пьёт. Анна напряжённо думает, затем порывисто встаёт, одевается и уходит. Уже из проёма дверного обернулась - так глянула, что Насонкин ёжится. Входная дверь хлопает. Насонкин хватает кота, прижимает, гладит.

Насонкин (Баксу). Что ж, Рубикон перейдён, с прошлым покончено! Давай-ка, брат, ещё немножко за новую жизнь да и на этом завяжем...

Выпивает, машинально закусывает, даёт коту еды. Звонок в дверь. Появляется Телятников.

Телятников. Привет, болящий, мать твою! Ты чего это учудил, а? Решил, бляха-муха, ему морду бить за тогдашнее, а он - уже готовенький! Прости, друг, сегодня только из Липецка приехал - не знал, тонзиллит твою, что ты в больнице! Кто это тебя? За что? Что за мудошлёпы?

Насонкин. Да ладно - уже разобрались. Это ты меня прости, Аркадий Васильич! Видишь, как Бог меня за тебя наказал - три недели отвалялся?

Телятников. Брось, бляха-муха! Я и сам старый дурак! Чего привязался к этой твоей бабе (кивает на портрет)... Всё, всё! Не бабе - девчонке! Кто хоть она такая - я забыл?

Насонкин. Джулия Робертс... Ты, что, даже "Красотку" не смотрел?

Телятников. Да не смотрю я, в манду, эту забугорную муть! Артистка, говоришь? Мне тоже когда-то нравилась эта... Как же её?.. Нонна Мордюкова! Во баба! Знаешь?

Насонкин. О, да! Нонну Мордюкову я знаю: действительно, уж баба так баба!.. Стоп, Аркадий, а чего это мы насухую-то? Ну-ка! (Плескает в два фужера)

Телятников. Во, бляха-муха, это совсем другой коленкор! А ведь и у меня с собой е, как хохлы гутарят, - в больницу к тебе прихватил... (Достаёт из карманов куртки бутылку портвейна и яблоко)

Насонкин. Нет, нет, это ты спрячь. Нам сейчас водки хватит, да и мешать не стоит. Ну - поехали. За здоровье! (Выпивают, занюхивают хлебом) Как, Аркадий, пишется-сочиняется?

Телятников. Хреново! Стихи совсем перестали печатать, а если печатают, то платят - мандавохам на смех.

Насонкин. Что, и за откровения твоей Клавы Гэ мало кинули?

Телятников. Куда там! Как раз - кинули! Вон (кивает на портвейн) едва на "чернила" хватает, а сигареты уж стрелять приходится... Коромысло им в пах! А вот раньше!.. Раз, помню, приехал из Воронежа после выхода очередной книжки, пришёл к ребятам в редакцию молодёжки, уже поддатый, конечно, бляха-муха, и на спор весь пол в кабинете сплошь устелил четвертными купюрами - гуляй, братва, мать вашу!..

Насонкин вдруг совсем перестаёт слушать гостя, смотрит, не отрываясь, на портрет Джулии, встаёт, подходит, проводит подушечкой большого пальца по её губам.

Насонкин. Хай! Я соскучился...

Телятников. Та-а-ак! Понятно! (Наливает себе, заглатывает) Всё, я пошёл - учёный уже, бляха-муха!

Насонкин, не замечая исчезновения Телятникова, включает компьютер, смотрит на портрет Джулии Робертс.

Глик четырнадцатый

Квартира. Насонкин сидит перед компьютером с полузакрытыми глазами и фантазирует-бредит вслух, не замечая, что уже запустил программу, что Джулия уже в комнате, позади него в кресле, хочет окликнуть его, но при первых же его словах замирает, слушает. Одета она точь-в-точь, как Анна Скотт в начальной сцене "Ноттинг Хилла", когда впервые заходит в магазин Таккера: чёрный беретик, белый тонкий свитерок под чёрной кожаной курточкой, тёмные брюки, чёрные кроссовки.

Насонкин. Не будет одеяла. Я отброшу одеяло прочь. Я сначала всю-всю её рассмотрю, налюбуюсь... А затем начну это упоительно путешествие. Я буду целовать лицо: глаза, нос, губы, мочки ушей - тихо, нежно, не торопясь... Затем исследую губами всю шею, спущусь в тёплую впадину подмышки, полную упоительных запахов... После этого совершу восхождение пересохшими губами на холмик груди, дотошно обследую напрягающийся под поцелуями тёмно-розовый стыдливый сосок... Затем соскользну по влажной ложбине живота к нежной ямочке, которую столько раз видел на экране - всю исследую кончиком языка, зацелую, оближу, заставляя Джул сладко поёживаться от щекотки... Потом... Потом мне придётся свернуть чуть вправо, специально обогнуть-миновать соблазнительный курчавый мысочек (это - на потом, это - финал пьянящего путешествия!), проследовать по бесконечному матовому бедру к чуть приподнятой милой коленке и дальше - к узкой длинной ступне... Джул под моими ласками опьянеет, голова её начнёт медленно перекатываться по подушке то в одну, то в другую сторону, напряжённая рука, когда я вернусь к пропущенному мысочку, начнёт нервно гладить мой затылок, прижимая моё лицо, мои ненасытные губы к своему сладкому лону всё теснее, теснее, теснее... Дыхание её будет становится всё слышнее, надрывнее и вскоре начнёт прерываться всхлипами, хриплым шёпотом...

Под Джулией скрипит кресло. Насонкин испуганно встряхивается, оборачивается, вскакивает, густо багровеет.

Насонкин. Джул?!

Джулия. Прости, я тогда так внезапно исчезла - не попрощавшись...

Насонкин. Не попрощавшись?

Джулия. Ну да, в дверь же позвонили... Не хочу, чтоб меня видели. Почему тебя так долго не было?

Насонкин. Меня?! Хотя, да, конечно... Джул, а ты не помнишь про медальон?

Джулия. Какой медальон? Этот? Что я должна про него помнить?

Насонкин. В нём, наверное, портрет?

Джулия. Да. Но тебе не надо смотреть. Будь умницей, Колья!.. Понимаешь, всё зашло так далеко, что я не знаю - почему мы с ним до сих пор вместе... Ну, а ты - влюблён?

Насонкин. А вот на

этот вопрос нет достойного ответа... Тьфу, это же Таккер говорит... А я? Ну, конечно! Ты же это видишь!! Ты это знаешь!!!

Джулия. Я о тебе думала...

Насонкин. Да?!

Джулия. Каждый раз, когда я пытаюсь завести нормальный роман с нормальным человеком - происходит катастрофа...

Насонкин. Анна, мне очень приятны твои слова?

Джулия. Почему "Анна"? Ты уже с женой меня путаешь?!

Насонкин. Никакой жены у меня уже нет, и ты это знаешь. А слова про "нормальный роман с нормальным человеком" говорит твоя Анна Скотт Уильяму Таккеру, и ты их сейчас просто повторила...

Джулия. Нет, не просто! Я их именно СЕЙЧАС сказала и именно ТЕБЕ... Между прочим, всё уже на свете сказано и повторяется...

Насонкин. Что ж, тогда продолжим по сценарию: что тебе приготовить чай? кофе? ванну?

Джулия (смеётся). Вау! Да ты все диалоги помнишь наизусть? Только Хью про кофе не упоминал и вопрос этот звучал раньше... А, впрочем, я не о том... Да, ванну было бы неплохо...

Насонкин. Вау?! Кстати, ты прости, мне бы тоже потом не мешало - я из больницы...

Джулия. Ой, Колья - "вау"? Представь, если я начну говорить: чаво? У нас это дурацкое "вау" говорят только девочки-подростки, дешёвые проститутки да манерные педики... Ужас, откуда оно опять ко мне прилепилось? Я ведь давно уже его не употребляю... (Подумав, вдруг грозит шутливо пальцем) Колья, это твои штучки! Перестань меня зомбировать!..

Насонкин. Так как насчёт ванны?

Джулия. Как, она ещё не набирается?!

Насонкин секунд десять смотрит ей в глаза, срывается с места, летит в ванную, слышен шум воды. Вбегает в комнату, запыхавшись, будто ванная находится, по крайней мере, в соседнем доме.

Насонкин (кричит). Всё! Всё готово! Сейчас, только полотенце!..

Джулия сидит на диване, зажав кисти рук меж колен. На крик Насонкина улыбается. Он распахивает дверцу шифоньера, копается в белье, находит полотенце, словно рыбак-счастливец громадную щуку, несёт его в вытянутой руке в ванную. И - застывает. Джулия, стоя спиной к нему в нише, укладывает свитерок на стул рядом с диваном. Ослепительно-белая полоска лифчика резко выделяется на матово-загорелой коже. Она расстёгивает пояс брюк, наклоняется, снимает их, также вешает на спинку стула, стягивает следом чёрные колготки, остаётся в белых трусиках, поднимает руки, высвобождает волосы, стянутые резинкой, встряхивает головой, поворачивается и видит Насонкина. Она тянется за одеждой, но спохватывается, просто прикрывает грудь поверх лифчика ещё и ладонями, смотрит с явным смущением.

Джулия. Вот... решила здесь... В ванной места мало... (Смущение её уступает место горделивому спокойствию, она выпрямляется, убирает руки. Идёт к ванной, на ходу быстрым движением расстёгивая лифчик, просто, обыденно, совсем "по-семейному" говорит)  Ну, идём? (Выхватывает у него из рук полотенце, исчезает в ванной, оставив дверь открытой. Шум воды стихает. Выглядывает) Ну, что, так и будешь стоять?

Насонкин (разводя руками, делая нелепые жесты и округляя глаза). Что, и мне раздеваться??!!

Джулия (внятно, почти по слогам). Колья, ты должен немедленно раздеться и идти сюда.

Насонкин. Совсем раздеться?!

Джулия. Нет, носки можешь оставить - если ты привык мыться в носках!

Насонкин. Но я хотел позже...

Осекается под её взглядом, ковыляет в нишу, стягивает ватными руками с себя брюки, рубашку. Подходит к столу, делает из горлышка пару добрых глотков. Осматривает свои семейные трусы, бросается к шкафу, выуживает голубые плавки...

Глик пятнадцатый

Квартира. Поздний вечер. Насонкин лежит в постели. Из кухни появляется Джулия с подносом, одетая, как  в аналогичной сцене "Ноттинг Хилла" - в одной мужской рубашке.

Джулия. Завтрак в постель.

Насонкин (блаженно лыбясь). Какой же завтрак? Ужин!

Джулия. Всё равно! Или сначала - под душ?

Насонкин (глянув на часы). Да воды уже нет, теперь только в шесть утра дадут.

Джулия. Почему только в шесть?

Насонкин. Потому что экономят шибко.

Джулия. Кто?

Насонкин. Да кто, кто! Наши чинуши... в кожаных пальто! Они почему-то уверены, что с десяти до двенадцати, с четырнадцати до восемнадцати и по ночам люди у нас не пьют чай, не стирают, в туалет не ходят, пожары не тушат и, уж тем более, душ не принимают... Радетели хреновы!

Джулия. А мэр, что же, не знает об этом?

Насонкин. Мэр?.. Вот у вас, в Нью-Йорке кто мэр?

Джулия. Рудольф Джулиани, чудесный человек! Мы его зовём - просто Руди, Руди Джулиани.

Насонкин. Ну, вот видишь, ДЖУЛИЯ, разве может человек с фамилией ДЖУЛИАНИ быть плохим человеком и мэром? А у нас в Баранове мэрит-рулит Юрий Ильинский - фамилия вроде тоже удачная, знаменитая (был такой артист), а толку...

Джулия (со смешком пытается стащить с него одеяло). А может, мы пока без воды обойдёмся?

Насонкин (удерживая край). Что ты! Погоди! Надо ж поесть!..

Джулия (с притворным ужасом). Колья, что я слышу?! Ты мне отказываешь? Ты уже меня не хочешь?!



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать