Жанр: Русская Классика » Николай Наседкин » Джуроб (страница 8)


Насонкин. Джул, ну не смейся, не надо...

Джулия. Всё! Всё, не буду. Давай, и правда, хоть кофе выпьем. (Наполняет из турки чашки).

Насонкин (садясь на постели). Джул, а я ведь всё мечтаю угостить тебя твоим любимым блюдом - "французским тостом". В Интернете выискал... Всё у меня есть или достать могу: и сливочное масло, и яблоки, и сахар, и яйца, и молоко, и даже сахарная пудра... А вот что такое "круассаны", коих надо четыре штуки, - хоть убей, нигде узнать не могу

Джулия (смеётся). Глупый! Это - обыкновенные французские булочки... Я, и правда, их люблю - когда свежие, с хрустящей корочкой... Чтобы в следующий раз, как миленький, угостил меня круассанами с яблоками! (Поднимает руку, чтобы поправить волосы)

Насонкин (шутливо вытягиваясь и козыряя). Есть! (Быстро наклоняется и целует-чмокает сквозь рубашку её левую грудь).

Джулия (прикрыв ладошкой место поцелуя). А кстати, ты не знаешь, Колья, куда в тот раз подевался мой лифчик?

Насонкин (делая лицо валенком). Какой лифчик? Не знаю я никакого лифчика! Что я, пацан какой, что ли, лифчики тырить! Может, он куда за диван завалился, может, под подушкой остался... Ха, лифчик!.. Вы, между прочим, Джулия Уолтеровна, как нам отлично известно, в манхэттенском закрытом клубе "Хогз энд Хайферс" (если я правильно произношу) сняли и подарили хозяину в коллекцию личных вещей голливудских знаменитостей, вот именно, свой лифчик!.. И не стыдно?

Джулия. Вау! Какие гадости ты про меня знаешь! А ведь после того случая и поползла сплетня, будто я голышом на столе в ночном клубе танцевала... Никаким не голышом! Сняла лифчик скромно, за дверью, в пустой комнате... Что, я виновата, да, если традиция такая?

Насонкин. Ну, вот, сейчас мы, опять, как в "Ноттинг Хилл", разыграем сцену: ты будешь каяться в грехах молодости, я - тебя успокаивать... Знаешь, мы с тобой, наверное, так от кино никогда и не уйдём!

Джулия. Да-а-а... От кино не уйти... Ты знаешь, а я ведь вообще не понимаю - живу я или снимаюсь в каком-то непрерывном сериале... Другие актёры, смотрю, всё время как перед объективом, даже когда не снимаются, а я, наоборот, про камеры вообще забываю даже на площадке... Не представляю, как это ИГРАТЬ роль... (Смеётся) Помню, даже напугала Ричарда в "Красотке", ну, в той сцене, где я ему ширинку расстёгиваю: он, бедный, аж отталкивать меня начал...

Насонкин (криво усмехаясь). А что, если б не оттолкнул?

Джулия. Колья, ты смешной! Но раз тебе так интересно - отвечу: я бы, конечно, и сама потом остановилась, но обнажила бы конец Гира перед камерой до конца - это уж точно! (Заливается смехом)

Насонкин (в восторгом). Я вот вспомнил, Фёдор Михайлович сказал однажды: хочешь узнать человека до конца - посмотри, как он смеётся... И ещё, Джул (вскакивает от возбуждения), вот что я подумал: тебе же надо играть женщин Достоевского! Да, да! Настеньку!.. Полину!.. Дуню Раскольникову!.. Настасью Филипповну!.. Грушеньку!..

Джулия. Да-а? (Ласково убирает чуб с его лба) Да-а?.. И сниматься у русских режиссёров?.. И жить в России?..

Насонкин. Ну, не обязательно... Снимают и у вас там кино по Достоевскому - Настасья Кински вон в "Униженных и оскорблённых" Наташу сыграла...

Джулия. А тебе нравится Кински?

Насонкин. Да при чём тут "нравится"! Хотя, да, в ней что-то есть притягательное...

Джулия. А ещё кто тебе нравится?

Насонкин (ёрничая). Памела Андерсон!

Джулия (мрачно). Я так и думала... Конечно, там есть на что посмотреть! (Показывает на грудь) Не то что у меня...

Насонкин (начинает бурно целовать её лицо, плечи, грудь). Джул!.. Смешная!.. Да какая Памела!.. Да разве есть на свете женщина красивее тебя!.. Что ты!.. Дурочка!.. Ты - божественна!.. Ты - совершенство!..

Джулия. Да? Да? (Смеётся, поднимает обеими руками над головой свои густые роскошные волосы) Скажи, а какая причёска мне лучше - длинная или короткая?

Насонкин (блаженно лыбясь). Ты сама знаешь какая - любая.

Джулия. Нет, ну правда, - какая?

Насонкин. Ну, если честно, мне не очень нравится, когда ты делаешь волосы тёмными и гладко зачёсываешь...

Джулия. Да-а-а?! Я так причёсываюсь только по самым торжественным случаям, когда надо выглядеть этакой великосветской дамой...

Насонкин. Вот именно! И ты тогда какая-то чужая, холодная и, между прочим, старше выглядишь...

Джулия. Хорошо, такую причёску я теперь буду делать только по самым, самым торжественным поводам - когда буду получать ещё "Оскаров". Хочу выглядеть при этом надменной, холодной и величавой... Ха-ха-ха! (Вдруг осекается) Колья, а который час?

Насонкин. Начало первого.

Джулия (вскакивая). Ночи?!

Насонкин. Ночи, ночи! Ты, что, Джул, роль Золушки играешь?

Джулия. Какой Золушки! Ты этого не чувствуешь? Не понимаешь?.. Я должна, я обязана вернуться максимум через восемь часов. Колья, ты, прости, ламер какой-то! Запомни, у нас с тобой всегда есть и будут только эти восемь часов - восемь часов разницы между вашим и нашим временем - понял?..

Насонкин. А если больше? А если комп почему-либо сам вырубится-отключится - что тогда?..

Джулия. Тогда ТАМ меня на сутки потеряют! Тогда ТАМ сорвутся съёмки! Тогда ТАМ будет много недоразумений и неприятностей!.. Вернее - уже начались! (Закрывает лицо руками, через пару секунд машет решительно рукой) А, ладно!

Насонкин. Что? Что?

Джулия. Ничего, Колья, не страшно, я просто возьму себе выходной.

Насонкин. Как выходной?

Джулия. Так, обыкновенно, - как

Эдвард в "Красотке"... Имею я, наконец, право хотя бы сутки отдохнуть от работы и провести их с... милым сердцу человеком?

Насонкин. Имеешь! Ох как имеешь!!!

Джулия. Ну, вот, ещё целую ночь и целый день я буду у тебя... У-ух, надоем!

Насонкин (осыпая её лицо, плечи, шею поцелуями). Надоешь, надоешь!

Джулия (мягко отстраняясь). Подожди, подожди, Колья, у нас же сегодня вся ночь впереди! Пойдём-ка лучше сообщение отправим, чтобы ТАМ особо уж сильно не всполошились.

Идут к компьютеру. Насонкин вызывает Outlook Express, Джулия присаживается на кресло, ёжится. Насонкин порывается что-нибудь подстелить на сидение - она останавливает его жестом, быстренько настукивает мэйл (Насонкин деликатно старается не читать) и пытается сразу отправить.

Насонкин. Минутку, Джул, ещё надо подключиться к Интернету.

Джулия. А зачем ты отключаешься?

Насонкин. Видишь ли в чём дело, у меня лимит - двадцать часов в месяц, так что если я не буду отключаться, я двадцать девять дней из тридцати буду сидеть без Интернета. (Пытается подключиться - модем попискивает, хрюкает, перебирая номера) Да, у нас выход в Интернет - это проблема! У провайдера моего всего двадцать линий, а нас таких вот, с пентюхами - пара тысяч, так что надо ловить момент и свободную, так сказать, кабину. Ничего, ничего, прорвёмся! Только, ещё заранее скажу, потом не удивляйся, когда прорвёмся в веб-пространство - полёта не получится: в Интернете мы не летаем, а ползаем по телефонным линиям-проводам... Впрочем, мыло довольно шустро шмыгает, на то оно и мыло... Во, есть!

Джулия (отправив мэйл, улыбается). Колья, ну-ка выдавай тайны: на какие сайты ты ко мне в гости ходишь?

Насонкин. О-го-го! У меня, знаешь, ссылок на тебя сколько - выбирай! (Кликает мышкой)

Джулия (пробегая взглядом по экрану). О, вот эта! Я люблю этот сайт juliafan.com! (Вскоре звучит музыка, на экране томительно медленно раскрывается страничка) Да-а-а... (Резким щелчком закрывает броузер) Знаешь, Колья, когда у нас там будешь - сам увидишь, КАК должны странички раскрываться...

Насонкин. У вас? Там?

Джулия (смеётся). Ну, а как же. Не век же мне к тебе в гости заявляться, должен и ты когда-нибудь у меня побывать...

Насонкин (смотрит во все глаза, наклоняется, нежно её обнимая). Знаешь что, Джул, а давай-ка всю ночь у компьютера просидим - это ж так интересно!

Джулия. Давай! (Смеётся, прогнувшись в кольце его рук, откидывает лицо, подставляя губы) Давай!

Насонкин жадно приникает к её губам.

Глик шестнадцатый

Квартира. Насонкин и Джулия спят. Он приподымает голову, смотрит с опаской на Джулию, осторожно начинает выбираться из-под одеяла. Она шевелится, не открывая глаз, потягивается - всласть, пристанывая.

Джулия. Вставать будем?

Насонкин. Ты спи, спи! Мне Бакса покормить нужно...

Кот из-за двери орёт, словно подтверждая. Насонкин, прихватив брюки, выходит на кухню. Джулия проворно вскакивает, набрасывает его рубашку, заправляет-складывает диван, хватает свою одежду, исчезает в ванной. Насонкин возвращается в брюках, с двумя чашками дымящегося кофе на подносе, смотрит в сторону ванной.

Насонкин (как бы про себя). Надо пошустрей диван заправить... (При виде заправленной постели застывает) Ни хрена себе!

Входит Джулия. При виде удивлённой физиономии Насонкина прыскает.

Джулия. Ты же сам этого хотел, Колья! Ну, признавайся!

Насонкин. М-м-м...

Джулия. Знаешь, я что-то ни с того ни с сего вспомнила одну историю про Марлен Дитрих и Ремарка. Их с первой же встречи просто потащило друг к другу, но они долго скрывали свои чувства. Потом Ремарк всё же не выдержал и признался: "Марлен, я вас безумно люблю, но... я импотент!" И закрыл глаза ну, думает, сейчас размажет смехом. И Марлен действительно засмеялась, но... радостно. И воскликнула: "Слава Богу! Мне так опротивело играть роль страстной ненасытной женщины!" Между прочим, они потом долго были вместе и счастливы... Вот так, Колья! (Дурашливо давит указательным пальцем на кончик его носа)

Насонкин (напыщенно, почти на полном серьёзе). Я бы не хотел, чтобы в моём присутствии произносили слово "импотент"!..

Джулия. Но ты же не импотент, чего ж волноваться?.. (Поднимает руки вверх, сдаваясь) Всё, всё, не буду! И, вообще, Колья, мы что-то на сексе зациклились. А ведь секс, постель в отношениях между двумя людьми - это не самое главное... Ты согласен?

Насонкин (жарко). Абсолютно! На все сто!!

Джулия (стоя спиной к нему, рассматривает корешки книг на стеллажах). У тебя бывало так? Ты находишься с человеком в комнате наедине, вы даже не касаетесь друг друга... Вы даже не разговариваете... Вы просто сидите в креслах, может, читаете книги... За окнами темно, шумит дождь... Ты оторвёшься от книги, взглянешь на него и вдруг чувствуешь, как будто волна тёплая прокатилась где-то там, внутри, в душе, и про себя воскликнешь: "Господи, как же мне хорошо! Как я люблю его!.." И он, почувствовав твою волну, поднимает на тебя взгляд и улыбается... (Проводит пальцем по корешкам книг, оборачивается) Бывало?



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать