Жанр: Триллеры » Эрик Ластбадер » Кайсё (страница 111)


Словно в тумане, он смотрел, как рука Кроукера отогнула один за другим пальцы Мессулете, сломала суставы, разомкнула смертельный захват.

Кроукер обхватил Николаса и, сильно работая ногами, поднялся через становившиеся все более светлыми слои полумрака, из ледяной ночи, из могилы, на поверхность в последние лучи света уходящего дня.

Эпилог:

Первый день нового года

Ах! Быть

Ребенком...

В первый день нового года!

Исса

Токио

Рев моторов ударил по барабанным перепонкам людей, когда «Джамбо-747» оторвался от земли, оставив за собой пепельного цвета облако, которое прилепилось к воздуху, как бинт к ране. Сквозь него солнце выглядело раздувшимся и приобретшим цвет запекшейся крови.

— Я хочу сказать тебе кое-что, — обратилась Маргарита к Кроукеру, устремив на него взгляд своих янтарных глаз. — Если я тебя больше не увижу, я высохну и умру.

— Может быть, ты действительно сирена, как это считал До Дук? — Кроукер улыбнулся, чтобы смягчить свои слова, но она отвернулась от него.

— Я чувствовала, когда он умер, — прошептала она. — Я чувствовала, что он зовет меня.

— Зачем он это делал, Маргарита? Убил Дома, всех других?

— Думаю, что это — все, что он умел. Для него жизнь была смерть. И ничего не было другого. Он просто старался выжить.

— Бедный ублюдок.

— Интересно, — сказала она, повысив голос, так как еще один «Джамбо» с ревом помчался по взлетной полосе. — Что бы он сделал, если бы ты и Николас позволили ему захватить меня?

— Кто знает? Но я догадываюсь, что даже он сам не хотел знать этого. Он сделал этот шаг, чтобы спровоцировать нас, потому что у него не было другого выхода. Он говорил, что гончие псы напали на его след, и он был прав.

Маргарита повернулась к Кроукеру, и он видел по ее глазам, что она хотела, чтобы тема До Дука больше не затрагивалась.

— Я действительно думаю так, как говорила раньше.

— Я знаю, что это так, — подтвердил Кроукер. — Но я также знаю, куда ты отправишься теперь — обратно к Тони Д. — Он помолчал немного, как бы не желая продолжать. — Я бы помог, если бы ты рассказала мне о процедуре установления контакта с Нишики.

Маргарита покачала головой.

— Это было единственное наследие Дома, увековечившее всю его власть. Я не буду подвергать его риску... даже для тебя. — Она горестно улыбнулась. — Бизнес, — проговорила она, обхватив его лицо своими руками. Она крепко поцеловала его в губы, и он надолго задержал поцелуй, чувствуя на губах ее слезы.

— Скорее возвращайся домой, — сказала она, наконец оторвавшись от него. — Франси начнет уже скучать по тебе. — Она поставила на весы свою сумку. — Ты проводишь меня до ворот?

Он взглянул на нее.

— Я прошел так далеко, как только мог, Маргарита. Это дальше, чем я когда-либо предполагал.

Она кивнула и повернулась к выходу. Через мгновение она посмотрела на него через плечо.

— Когда ты будешь дома?

— Когда с этим будет закончено. Когда я смогу.

— А потом?

— Все зависит от судьбы, не правда ли?

Маргарита, казалось, на какой-то миг растерялась, затем улыбнулась.

— На данный момент, по крайней мере, я полагаю, что так оно и есть.

* * *

— Мне не надо было бросать его, — сказал Николас. — Это было проявлением высокомерия, как бы ударом по лицу моего отца.

За ним, на стене гостиной, висел во временных кожаных ножнах Исс-хогай, громадный дай-катана. Новые ножны были изготовлены в традиционной манере с глазурью и серебряным тиснением из выделанной кожи ската девяностолетним человеком, которого Николас давно знал.

— Он здесь на месте, — заметил Кроукер.

На некоторое время воцарилось молчание. Он перевел взгляд с длинного меча на пару каркасов, которые изготовил сам Николас для размещения на них двух масок До Дука. Вначале казалось нелепым, что Николас хочет держать у себя эти отвратительные напоминания о человеке, который почти убил его. Но он согласился с Маргаритой, что никогда в жизни не существовало ничего четко определенного, зло, так же как и добро, имело много различных масок.

Наконец Кроукер спросил:

— Ходил ли ты на могилу?

Николас понимал, что он имел в виду могилу Жюстины.

— Нет еще, — ответил он. — Должно пройти какое-то время, прежде чем я смогу смириться с ее смертью. Я не хочу ходить туда, пока этого не произойдет, пока не будет своего рода мир между нами. — Он сложил руки вместе. — Здесь все еще есть часть ее духа, которая не нашла покоя. Я чувствую ее каждое утро, когда просыпаюсь на рассвете, перед тем как сделать зарядку. Я думаю, что ей необходимо покинуть это место, Лью.

Кроукер понимающе кивнул головой.

— Не спеши, Ник, — проговорил он и глубоко вздохнул. — По крайней мере сенатор Бэйн не представляет больше из себя силу, с которой следовало бы считаться. Когда умер Червонная Королева, его силовая база рассыпалась. Для Фэйс Гольдони не составило большого труда привлечь тех, кто раньше боялся его, к стану его врагов, поносящих его.

— Но Годайсю все еще действует, — заметил Николас. — У меня предчувствие, что пока нам не удалось проникнуть дальше поверхности. Где Оками? Что случилось с ним? Нанги уверен, что он жив. Конечно, угроза для его жизни еще остается. И имеется несколько трудных вопросов, на которые он должен ответить.

На улице земля была покрыта снегом. Завтра будет первый день нового года, время замены старого на новое, когда все может случиться.

— Что я хотел бы узнать, — сказал Кроукер, — так это чего добивались Оками и Доминик Гольдони.

— Для этого нам надо углубиться достаточно далеко в этот лабиринт.

— Если мы только сможем это

сделать.

— Я начну с Тэцуо Акинага, Акира Тёса и Томоо Кодзо, трех оябунов в узком совете Кайсё. Один из них несет ответственность за подготовку его устранения. И кроме того, существует «Авалон Лтд». Они поставляют любые военные материалы. Сравнительно легко купить китайское или русское оружие, но они имеют также доступ к американским реактивным истребителям «F-15».

— Ваксман, Червонная Королева, был способен обеспечить этот доступ, — заявил Кроукер.

Николас кивнул.

— Справедливо. Надеюсь только, что это мог сделать лишь он один.

Кроукер налил себе кофе из термоса.

— Почему, по-твоему, Доминик назвал До Дуку твое имя, как подлинного Нишики?

Николас пожал плечами.

— Кто может знать? Может быть, Оками хотел, чтобы Доминик считал меня Нишики на случай той катастрофы, которая и произошла на самом деле. Оками знал, что только я смогу остановить До Дука.

Николас посмотрел через окно на глубокий снег. Зимняя тишина распространялась по окрестностям подобно тому, как туман затмевает звезды.

— В данный момент меня больше всего беспокоит словесный код «Факел 315», который я обнаружил в кассетах «Авалон» в Париже.

— Я думаю над этим все время с тех пор, как ты упомянул о нем, — заявил Кроукер. — Держу пари, что ферма — это какое-то экспериментальное оружие, на которое они пытаются наложить руки. Если это так, то я совершенно уверен, что это наше оружие. Я проверю это.

Николас некоторое время молчал.

— Я согласен, что это вполне возможно, — сказал он потом. — Но существует и другая возможность, которую мы не вправе игнорировать. — Он задумчиво постучал кончиками пальцев. — Что, если «три-пятнадцать» не является числом, а означает конечный срок? То есть два с половиной месяца от сегодняшнего дня. Мартовские иды. — Николас разочарованно покачал головой. — Если бы здесь был Оками. Я чувствую, что он смог бы объяснить нам, что означает «Факел 315».

— Нанги, кажется, считает, что Оками пытается подсказать, что мы должны делать.

— Верно. «Авалон Лтд». Затем этот международный торговец оружием Тимоти Делакруа, о котором упоминал Харли Гаунт в материалах, доставленных Манни Манхаймом. Согласно Харли, Делакруа утверждал, что «Сато» была одним из его поставщиков. Это значит, что этим поставщиком был покойный Винсент Тинь.

Мужчины посмотрели друг на друга. Им не нужно было никаких слов, но вновь всплыли воспоминания.

— Ты посадил Маргариту на самолет? — спросил Николас.

— Вчера поздним вечером.

Он взглянул на Кроукера.

— Ты уверен, что сделал правильный выбор?

— Ничуть. — Кроукер улыбнулся ему, но тут же почувствовал фальшь и погасил улыбку. — Я не могу позволить ей уйти из моей жизни, Ник, но что еще я могу сделать? Я — полицейский, слава Богу. Я всегда стоял на стороне закона.

— А ты уверен, что она на другой стороне?

Кроукер с удивлением посмотрел на своего друга.

— О чем ты говоришь?

— Это же черт знает какая женщина, Лью!

— Она грозный мафиозо, приятель.

Николас, скрестив перед собой руки, мягко заметил:

— Микио Оками — Кайсё всех якудза. Месяц тому назад я с радостью выдал бы его, если бы у меня было хоть полшанса. А сегодня я не могу быть так же уверен. — Он перевел взгляд с заснеженного ландшафта за окном на мрачное лицо своего друга. — Позволь задать тебе один вопрос, Лью. Является ли Маргарита аморальным человеком?

— Я... — Кроукер остановился, не зная, что сказать. «В каком сумрачном месте скрывается правда?»

— Мы все носим маски, — продолжал Николас, — чтобы скрыть то, что всего важнее для нас.

Вновь наступила тишина, и два друга услышали приглушенный хруст шагов на улице. Николас слегка пошевелился и спросил:

— Ты знаешь, что тебе надо будет делать?

— Да. Нанги и Фэйс Гольдони уверены, что Оками и есть Нишики. Маргарита собирается узнать, как связаться с ним. Даже непрямой путь, который он установил с Домиником Гольдони, будет лучше, чем то, что имеем мы сейчас, то есть ничего.

Кроукер помешал кофе в керамической кружке.

— А что, если они ошибаются? Что, если Оками не является Нишики?

— Мы все равно должны попытаться найти Оками. Готов ты к этому?

Кроукер рассматривал свою биомеханическую руку, как если бы он никогда не видел ее раньше. Он понимал, что ему предлагают делать: следить за Маргаритой длительное время, с тем чтобы он смог выяснить всю тщательно разработанную цепочку до самого источника — Нишики.

— Я люблю ее, Ник. Но мы оба знаем правила. Мы знаем, кто мы и какие дороги мы избрали. — Он посмотрел в темные глаза своего друга. — Это все, что имеет каждый из нас.

Передняя дверь открылась, затем тихо закрылась. Кроукер встал и пошел на кухню.

— Ужин через час?

— Хорошо, — сказал Николас, беря свою утепленную куртку. — Не затрудняй себя уборкой. Сашико придет завтра рано утром.

Челеста дожидалась его в прихожей. Она молча смотрела, как он надел сапоги, затем взяла его за руку, и они вышли на сумеречную улицу.

Везде лежали синие тени. Внизу, под кедром, облепленным снегом, были видны кроличьи следы, яркий клочок шерсти. Следы убегали в ближайший подлесок.

Они прошли через группу призрачных мелкорослых гинкго, поднялись на небольшой холм, затем спустились к озеру. Оно почти полностью покрылось льдом, местами напоминающим цветные стекла.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать