Жанр: Триллеры » Эрик Ластбадер » Кайсё (страница 41)


— В чем дело? — раздался за спиной До Дука голос его девушки.

— Посмотри на эту кровь.

— Ну и что? Обычное явление.

С этими словами вьетнамка обхватила его за бедра.

— О... Твоя пушка готова к бою. Чего же ты ждешь? Пойдем. Самое время потрахаться.

Девушка повисла на плече До Дука, и он бросил последний взгляд на Рока и его окровавленную подругу — было в этой сцене что-то от древних, но сохранившихся по сей день, покрытых пылью веков загадочных фресок. Сознание резанула какая-то боль, как от тяжелой, но давно забытой раны.

Пройдет много лет, а До Дук будет вспоминать эту жуткую сцену, ощущать запах крови и слышать последнюю фразу той девочки: «Самое время потрахаться».

* * *

Через двое суток их группу из основного лагеря перебросили в район боевых действий — пять часов на транспортном самолете — и вновь пот, пыль, грязь и бесконечные рисовые поля.

Шесть человек: До Дук, Рок, чернокожий, весь в татуировках гигант по имени Риггс, молодой подрывник и локаторщик Дональдсон, то и дело мусоливший комикс «Доктор Стрэйндж — профессор магии», выше которого его интеллектуальный уровень не поднимался, и двое солдат из ополчения — парней, прошедших специальную подготовку в «Научной фантастике». Вербовали этот контингент из местных племен, хорошо ориентирующихся в джунглях. Эти же двое были ярыми антикоммунистами из племен нунги, знавшими всю эту местность вдоль и поперек. Они принадлежали к племени, кочующему по высокогорным районам Северного Вьетнама, люди из него часто использовались «Научной фантастикой» в качестве проводников и разведчиков.

Эти худющие, с запавшими глазами нунги напоминали До Дуку жалких недочеловеков — обитателей Острова доктора Моро[25], но их помощь была необходима для того, чтобы успешнее срывать разрушающие страну эксперименты коммунистов. Он плохо был знаком с ними, однако понимал: вырванные из привычной среды, они были не менее беспомощны, чем большинство американцев. Нунги вызывали в нем чувство жалости.

До Дук пилотировал десантно-транспортный самолет У-8Ф «Семинол» со снятым с него вооружением, но снабженный бортовой радиолокационной станцией кругового обзора. Никто не знал, где Бауэлу удалось раздобыть этот борт.

Перед вылетом у До Дука состоялся разговор с полковником, и До Дук выразил недоумение: почему их отправляют на транспорте, а не на хорошо вооруженном боевом самолете. Бауэл несколько прояснил причину.

— Это будет Божественная миссия.

Такая шутка была расхожей среди «оборотней». Означала она то, что миссии вроде как бы и не будет.

— Я не хочу, чтобы эти занюханные ковбои из аэромобильных войск сунули носы в наши дела, дошло?

— Вполне.

Бауэл покосился на До Дука.

— Что мне в тебе нравится, До Дук, так это то, что ты всегда знаешь, когда наступает время потрудиться на Дядюшку Сэма.

Полковник вынул изо рта окурок сигары, который мусолил уже несколько месяцев. Окурок вот-вот должен был рассыпаться, однако Бауэл с завидным постоянством продолжал его жевать.

— Хорошо, — заключил он. — Однако, помимо того что это Божественная миссия, она может оказаться чертовски трудной. Речь идет о судьбе одного человека. Официально он числится пропавшим без вести. Его либо убили, либо он попал в плен к чарли — точно нам это неизвестно.

Бауэл вновь принялся за свой мерзкий окурок, ожидая вопросов. Когда же их не последовало, он продолжил:

— Что бы там ни произошло, но я чувствую: нам придется покопаться в изрядной куче дерьма.

— Нам не привыкать. Справлялись и с более трудными задачами.

— Да? Подожди, пока не приземлишься. Тебе придется садиться в мертвой зоне.

Это, действительно, очень плохо. Мертвая зона — это пространство, где невозможно вести прикрывающий огонь и осуществлять круговое наблюдение. Судя по наличию в составе группы нунги, рассудил До Дук, это будет где-то в Северном Вьетнаме.

— Имя этого пропавшего Майкл Леонфорте, — Баул сделал паузу, как будто был уверен, что последует реакция со стороны До Дука.

Реакции вновь не последовало, и Бауэл добавил:

— У этого парня особый взгляд на жизнь. Он ветеран дивизии «Айви» («Плющ»), 4-й пехотной дивизии. Это солдат до мозга костей, отмечен многими благодарностями, однако, тем не менее, дважды оказывался в тюряге Лонг Бинь: первый раз за то, что избил местного мирного жителя до состояния комы, а второй раз за то, что всадил нож в девушку, уверенный в ее принадлежности к вьетконговцам.

— Это подтвердилось?

Рот Бауэла скривился в улыбке.

— Хотели выяснить, но только к тому времени девушка уже окоченела.

— Интересный тип, этот Мик. А как ему удавалось выбираться из тюрьмы?

— Он был не последней фигурой в Пентагоне, там в нем были заинтересованы. Его назначили командиром специального подразделения, и их группу забросили в тыл врага — куда, скоро сам выяснишь. Пять дней с ними поддерживался прямой радиоконтакт, затем связь прервалась, и все попытки вновь ее установить оказались бесполезными.

Бауэл опустил глаза на глянцевый лист бумаги с грифом «Особой важности».

— С тех пор минуло примерно три месяца. После того как было сообщено о том, что он пропал без вести, ошалевшие деятели из Пентагона разродились дерьмовой директивой, где предусматривались мероприятия по его розыску, было усилено тщательное наблюдение за действиями противника в определенных секторах. Они мобилизовали целую долбанную дивизию — вот так-то.

— Только ради того, чтобы найти одного Майкла Леонфорте?

Бауэл хмыкнул и протянул До Дуку черно-белую фотографию. Со снимка на него смотрел приятной наружности молодой лейтенант с несколько удлиненным лицом и застывшим взглядом широко открытых черных глаз — в этом хмуром взгляде было что-то напоминавшее бездонные глубины

Гранд-Каньона. Даже по фотографии До Дук сумел ощутить энергию, исходящую от этого лица.

— Не слабая внешность.

— Именно, — Бауэл забрал снимок. — Дает представление о молодом Мике.

— Но у него наверняка должны быть покровители в Пентагоне, — заметил До Дук. — Почему они не послали специальную группу на его поиски?

— Это тоже было сделано, — хмуро буркнул Бауэл. — Группа не вернулась. Исчезла, как и группа Мика.

До Дук некоторое время прокручивал в уме все то, что сказал полковник.

— А почему в Пентагоне так обтрухались, когда узнали о его исчезновении? У него, что, был доступ к секретной разведывательной информации?

— Возможно. А возможно, он был им нужен для выполнения еще каких-нибудь заданий, и они делали на него ставку.

Голос Бауэла звучал абсолютно беспристрастно.

— Не исключено также, — после некоторой паузы добавил он, — вся эта ретивость каким-то образом связана с тем, что Мик является сыном Фрэнка Леонфорте, всесильного босса долбанной мафии.

Несколько секунд До Дук молчал. У этого парня особый взгляд на жизнь. До Дук разглядывал ухмыляющегося Баула и прикидывал, что еще известно полковнику о Мике Леонфорте, о чем тот умалчивает.

— Что делать после того, как мы выйдем на этого мудозвона?

— Если он окажется мертвым, то вы приволочете его труп. Если же он жив, то вам надлежит вырвать его из вражеского окружения и...

— Господи Иисусе, сэр!

— Именно в этих выражениях, сынок, мне самому были даны указания, я всего-навсего цитирую. Хочу быть точен в передаче слов. Никаких письменных инструкций относительно Божественной миссии, естественно, нет. Абсолютно никаких.

— Хорошо. Допустим, он жив, — сказал До Дук. — Я обнаружил его и захватил. Что дальше?

— Доставишь его ко мне. Вот и все.

Возможно, именно в этот момент До Дук начал понимать: здесь кроется подвох. Как бы то ни было, он промолчал.

Бауэл внимательно посмотрел на него.

— Мне он нужен живым, живым; ты меня понял?

До Дук ответил, что понял.

— Я включил в вашу группу проводников из местных горцев. В тех местах, куда вы отправитесь, вам потребуется их помощь. Мой тебе совет — не стесняйся пользоваться их услугами, обращайся к ним в каждой затруднительной ситуации. Да, кстати, в рейд вы отправитесь без любимой всеми нами легкой полевой радиостанции. Ни к чему, чтобы нас подслушивали.

Бауэл пристально глядел на До Дука.

— Как я уже сказал, это крайне опасная миссия, — он прочистил горло. — Вот так. И, До Дук, ради всего святого, не гробани этот долбанный «Семинол». Нам не нужны свидетельства наличия отсутствия, лучше пусть будет отсутствие всякого наличия.

Подобного рода двусмысленности были очень в ходу среди вьетнамцев. Игра в оксюмороны распространилась довольно быстро и среди американцев.

— И последнее, сэр, — сказал До Дук, уже взявшись за ручку двери. — Как быть, если клиент откажется от... как вы выразились, «вырывания» и доставки к вам?

Бауэл долго не отвечал. Он смотрел сквозь До Дука, будто того и не существовало.

— В этом случае, — наконец медленно проговорил он, — ты сам свободен в своем решении.

— Сэр!

Глаза Бауэла сфокусировались на лице До Дука.

— Ты приволочешь этого засранца ко мне, сюда, сержант, живым или мертвым.

Ночью они поднялись в воздух. До Дук даже не знал, куда конкретно они держат курс. Перед вылетом Бауэл сообщил ему лишь начальное направление. Когда самолет набрал высоту, Дональдсон, более напряженный, чем обычно, так и прилип к экрану локатора кругового обзора, солдат и прибор как бы слились в единое целое. Справа от Дональдсона расположился Рок. До Дук передал ему секретный конверт с инструкциями, напечатанными на листе специальной бумаги, способной таять во рту. При необходимости после ознакомления с информацией такую бумагу можно было без какого-либо вреда съесть. Через каждые несколько минут Рок запрашивал у локаторщика корректировочные данные и передавал их До Дуку. Риггс неотрывно смотрел в затылок Дональдсону, представляя, что того загипнотизировал доктор Стрэйндж. Нунги все время спали. Вооружения на борту самолета не было, отсюда становился совершенно очевидным факт, что их вывели на курс, проложенный в коридоре над районами, где авиации противника было мало либо вовсе не было, а также отсутствовали наземные РЛС. Все это подозрительно смахивало на воздушное пространство Камбоджи. Чарли частенько вторгались на территорию этого соседнего государства, чтобы перевооружиться, запастись продовольствием и с новыми силами, перейдя границу в обратном направлении, продолжать борьбу с подразделениями ВС США.

Хотя перед вылетом он и не получил детального полетного плана, До Дук, сопоставив кое-какие детали, пришел к определенному выводу и примерно представлял конечный пункт их приземления. Поэтому, когда они сели посреди зеленого посадочного поля, хорошо замаскированного от любого вида наблюдений, все встало на свои места — удивления До Дук не испытал. Стал понятен и выбор «Семинола», имеющего большую дальность полета, — самолет с тяжелым вооружением сюда бы просто не долетел. Насколько До Дук мог судить, они находились в центре неизвестно чего. На карте, которую он хорошо запомнил перед тем, как съесть, был отмечен всего один ориентир, не считая реки Меконг: какая-то задрипанная деревушка Срае Самбо, в трех милях на северо-запад от места посадки.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать