Жанр: Триллеры » Эрик Ластбадер » Кайсё (страница 45)


— А мне представляется, она никогда и не была такой, какой предполагалась.

— Еще лучше, — ухмыльнулся Рок, поднимаясь. — Следовательно, пусть она катится к чертям собачьим.

К полудню они добрались до небольшого сухого участка между двумя полосами заболоченного грунта — судя по всему, до войны здесь была чья-то ферма. До Дука всего ломило от боли.

Туман настолько сгустился, что в полуметре ничего не было видно. Эта влажная пелена даже заглушала звуки, впрочем, сказать по правде, и слышать было почти нечего. До Дуку казалось, что они передвигаются по местности, вообще лишенной всякой жизни, будто бы превратились в каких-то порхающих призрачных существ, обитающих в неведомом мире, где невозможно ни приземлиться, ни что-либо изменить.

В подобной глуши и при такой нулевой видимости всякое чувственное восприятие теряло смысл, даже шелест листьев буйной субтропической растительности, окружавшей их, слышался откуда-то издалека, будто тоже таял в густом тумане.

Но даже в этом состоянии, где-то между сном и явью, напряжение нервов было настолько велико, что позволяло оценивать сиюминутные изменения в окружающей обстановке.

До Дук остановился.

— Мы здесь не одни.

— Во всем этом дерьме нас невозможно заметить даже с помощью инфракрасной техники и всяких там пеленгаторов.

Тем не менее он не преминул взять на изготовку свой неразлучный гранатомет.

— Хочу сказать тебе одну вещь — если чарли здесь, то свою дерьмовую могилу они найдут именно здесь.

До Дук попридержал его за руку.

— Не пори горячку. А то вместе с чарли мы отправим к праотцам и мистера Леонфорте.

— Если чарли, или гуаи, или кто-то еще, будь они все трижды неладны, и держат его в заложниках, то, полагаю, они в любом случае всерьез побеспокоились о том, чтобы этого типа нельзя было освободить.

До Дук не сомневался в этом утверждении Рока, смущало то, что предварительные правила игры давно уже изменились.

До Дук указал в сторону скрытых в туманной дымке деревьев.

— Сюда.

Липкий, влажный и тревожащий душу воздух висел над ними. Шли они очень медленно, будто не по земле, а по дну океана либо по планете, где гравитация во много раз превышала земную. Дышать становилось все труднее.

— Полагаю, весь этот путь вы проделали, чтобы найти меня.

До Дук с Роком остановились как вкопанные, глядя на вышедшего из кустов мужчину. Шестеро следовавших за ним материализовались как будто из стволов деревьев. До Дук бросил на них быстрый взгляд — а не гуаи ли они? Он тут же быстро обратил свой взор на мужчину, стоявшего впереди них.

— Майкл Леонфорте?

Мужчина усмехнулся.

— Просто Мик. Ты явно узнал меня по тем карточкам, которые тебе показывали в Пентагоне. Сам-то ты наверняка оттуда.

— Не совсем, — сразу на оба вопроса ответил До Дук.

Майкл Леонфорте, которого он видел сейчас наяву, несколько отличался от того мужчины, который был изображен на фотоснимке, показанном ему полковником Бауэлом при их последней встрече. Хотя чем больше До Дук вглядывался в Майкла, тем больше сходство бросалось ему в глаза.

— Мы не из той группы, которую прислал сюда Пентагон, мы — «оборотни».

Мик Леонфорте усмехнулся.

— "Научная фантастика". «Оборотни»? Я слышал о вас.

Со всех сторон До Дука с Роком окружали плоские желтые лица нунги, одетых в маскировочные костюмы, высокие десантные ботинки; талии перетянуты ремнями времен второй мировой войны. Вооружены они были автоматами К-50 китайского производства явно из того склада, что До Дук обнаружил в бункере. На их форменной одежде не было знаков различия, но, когда Леонфорте поднял правую руку, требуя внимания, До Дук заметил на внутренней стороне запястья странную татуировку: человеческое лицо, у которого левая половина была естественного цвета и с открытым глазом, а правая выкрашена в голубой цвет, а на месте глазницы — вертикальный полумесяц.

Мгновенно опустившаяся вниз рука Мика, маленькая, но сильная, заставила До Дука вспомнить о прошлом — оно как бы молнией пронзило его мозг.

— Вы, парни, в свое время разгребли приличную кучу дерьма, — сказал Мик. — Было бы чертовски обидно вас убивать.

До Дук почувствовал, что Рок приближается к нему, однако не сказал ни слова. Он продолжал изучающе смотреть на Леонфорте, пытаясь определить, что же все-таки случилось с ним. Когда-то До Дук слышал историю о двух офицерах морской пехоты, ставших своими среди дикарей, однако он подозревал, что это было бы слишком простым объяснением загадки Майкла. Что же с ним произошло? Где найти ключи к разгадке? А по напряженным лицам нунги До Дук видел, что те куда-то спешат.

— Мой полковник послал нас сюда, чтобы спасти тебя.

— Не вижу в этом ничего удивительного.

Он отпустил себе бородку, волосы у него были такие же темные и блестящие, как и у окружающей его охраны из горцев. Бородка была холеной, но не совсем вписывалась в требования армейских уставов. Щеки немного запали, а бездонная голубизна глаз, выдававшая в нем человека, давно отвыкшего от общества, ввела бы в ужас любого офицера военной разведки.

— Мая хозяева пытались отозвать меня отсюда, как только поняли, что послали не того человека не в то место.

— А тебя насильно вперли в эту военную разведку? — спросил Рок.

— Как вперли, так и выпрут, — ответил Леонфорте. — Я пошел своим путем — как Алиса в Стране чудес, очарованная словами Болванщика. — Он усмехнулся. — Чертовы сказочные герои. У всех у них имена типа Болванщика. Безумного

Шляпника, Червонной Королевы...

— Мы собирались вызволить тебя из плена! — воскликнул Рок. — Какого же черта...

— Забудь разведку, помни о сказочных героях, — перебил Рока До Дук. — Поэтому-то они и вытащили тебя из тюряги и думали, что ты будешь теперь у них вечно на крючке. Либо ты их слушаешься — либо твоя задница снова на тюремной койке.

— И ты потеряешь доступ к Тысяче и одной ночи, так мне сказал Болванщик.

Леонфорте засмеялся, придирчиво глядя на До Дука.

— Да, ты более или менее правильно передал его смысл. Но он приставил дуло револьвера не к тому виску. Я не привык выслушивать угрозы, тем более — унижаться. Мой папа с детства учил меня не пасовать перед высокомерными ничтожествами.

Он невозмутимо пожал плечами.

— Какая, черт побери, разница? Они послали тебя за моим скальпом; мне же этого не хотелось бы.

Нунги навели автоматы на До Дука с Роком.

— Молитесь, говнюки!

До Дук понял, что пришла пора сблефовать.

— У нас и не было намерений тащить тебя обратно в штаб.

— Смешно слышать.

Леонфорте подошел к До Дуку и провел пальцем по его лбу.

— А ты вспотел, парнишка? — издал он какой-то горловой звук. — Что же могло привести тебя сюда, в мои владения?

Вот оно, наконец, то подтверждение, которого так дожидался До Дук. Мои владения.

— Зачем нам нужно было бы волочь тебя назад? — спросил До Дук. — Резать курицу, несущую золотые яйца?

Лицо Леонфорте вмиг помрачнело. Наступившая затем тишина длилась ровно столько, сколько потребовалось для того, чтобы волосы на загривке у До Дука встали дыбом.

— Курочка, несущая золотые яйца, — сказал Леонфорте таким тоном, каким Аладдин мог бы сказать «Сезам, откройся!».

— Разумеется. Именно этим ты и занимаешься, возглавляя секту красных гуаи.

Глаза Леонфорте раскрылись в изумлении.

— А что ты-то можешь знать о секте гуаи, кроме болтовня и сплетен? Это глубоко религиозные люди.

— Сейчас меня больше интересует эта золотая курочка, — ответил До Дук. — Она должна принадлежать мужчине, у которого хватило мужества пробраться сквозь все заслоны вьетконговцев, чтобы очутиться в Золотом Треугольнике. Сколько эта наркота приносит в год? Мы бы с Роком не отказались от доли. Это лучше, чем тащиться назад.

Леонфорте повернулся к своим гуаи.

— Вы только послушайте! Верите ему? Какой говорун! Туда же — о мужестве!..

Повернувшись к До Дуку, он приставил ствол пистолета армейского образца сорок пятого калибра к его виску.

Рок было шелохнулся, но в спину ему тут же уперся автомат К-50.

— Забудь думать об этом, — молвил Леонфорте, не поворачивая головы. — Занавес.

Кроме щелчка курка по бойку иного звука не последовало.

Глядя прямо в лицо До Дуку, Мик глумливо усмехнулся. Затем отвел ствол от головы До Дука и с чувством расцеловал его в обе щеки.

Гуаи отвели оружие в стороны и расхохотались.

— Добро пожаловать, — сказал Майкл, — в Страну мертвецов.

* * *

В тот краткий миг между тем, как палец начал жать спусковой крючок армейского пистолета, и резким звуком курка по бойку в воспоминаниях До Дука со скоростью курьерского поезда, сошедшего с рельсов, промелькнули его молодые годы.

Все началось с ауры, которую он видел вокруг людей, окружавших его, и которые были лишены своей плоти; он вновь начал пробираться сквозь глубины своего подсознания. Их имматериальные символы как бы пульсировали у него перед глазами.

Где-то в ушах прозвенел и отдался эхом крик тропической птицы — казалось, она села ему на голову.

Ему вспомнился белый какаду, огромный, как ребенок, сидевший у него на плече, распластав длинные золотистые крылья, и с нескрываемым интересом уставивший на него свои красные, с поволокой глаза. Прошлое и настоящее смешалось в сознании До Дука. У него в голове пронеслась мысль, что если попугай заговорит, то все его сомнения лопнут как мыльный пузырь и он пробудится от этого кошмара. Ничего подобного не произошло, и его вновь начали преследовать ауры.

Ао, старейшина нунги, главный шаман племени, часто уводил До Дука в межгорное ущелье, где в широкой мутной реке нунги ловили рыбу. И было в этих походах нечто идиллическое, в большей мере свойственное взаимоотношениям между отцом и сыном, чем между наставником и учеником.

В один из таких дней, когда солнце, казалось, было готово растопить обнаженное тело До Дука, Ао подстроил ловушку на крокодила и «оседлал» его — мальчик с гипнотическим ужасом наблюдал, как старик заставил того разжать пасть и вставил в нее распорку из куска очищенной от коры ветки, — жуткое чудовище стало почти безопасным.

Затем Ао усадил на спину крокодила До Дука, заставив его вцепиться ладонями в бронированную шею этой гадины. Душа До Дука ушла в пятки, биение сердца, подобно ударам грома, сотрясало грудь, пульсация крови разрывала барабанные перепонки. И вдруг, неожиданно, без всякого предупреждения, Ао подтолкнул его еще вперед, так что голова До Дука оказалась вровень с мордой крокодила. Отвратительные глаза рептилии смотрели прямо на него.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать