Жанр: Триллеры » Эрик Ластбадер » Кайсё (страница 83)


— Мистер Оками, входите, пожалуйста, — заулыбалась она, открывая дверь в свою квартиру.

Оками перешагнул через порог, захлопнул за собой дверь. Фэйс Сохилл все еще была в форме. Оками посмотрел на две шпалы майора на ее погонах, удивился, что у нее такое высокое воинское звание. Все в ней было удивительно.

— Хотите выпить? — спросила Фэйс, направляясь к столу с откидывающейся крышкой.

— У меня сегодня был ужасный день.

Когда она принялась готовить напитки, Оками заметил, какие сильные и ловкие были у нее пальцы.

— В шесть утра начала кровоточить язва у генерала, думаю, что тут дело в амебе. Его внутренности в гадком состоянии.

Фэйс передала Оками стакан с шотландским виски, чокнулась и отпила глоток. Она сбросила ботинки и забралась в двойное изогнутое кресло, поджав ноги.

Он знал о ее сексуальной притягательности и умении использовать этот дар природы. Он собрался и задал ей вопрос:

— Где ваш босс? Где Альба?

Фэйс спокойно посмотрела на него.

— Вышел.

— Я подожду, — заметил Оками, отставляя стакан. Холод льда был ему неприятен. — Я повстречал внизу Джонни. Он выглядел не совсем здорово.

Фэйс выпрямилась.

— Что вы сделали?

Заметил ли он признак страха в ее прекрасных глазах?

— Я сделал то, что должен был сделать. Кроме того, Джонни очень хотелось подраться.

Фэйс встала, через его плечо посмотрела на дверь.

— Я надеюсь, что Христос помог вам убить его, потому что, если в нем осталась хоть капелька жизни...

В этот момент дверь резко отворилась, и Джонни Леонфорте, обливаясь кровью и потом, вломился в комнату с пистолетом в руке.

— Оками, ублюдок, я убью тебя к чертовой матери!

Оками позволил своему телу поступать в соответствии с глубоко сидящим в человеке инстинктом самосохранения. Следуя сути боевой тренировки, состоящей в том, чтобы не дожидаться приказаний своего ума, он бросился головой вперед за кресло, с которого встала Фэйс, внимание которой в это время было сосредоточено на Леонфорте.

— Джонни!..

— Заткнись! — закричал Леонфорте. — Что вы двое делаете вместе? Устраиваете против меня заговор, как ты уже сделала с вонючим шпионом Альбой? Или занимаетесь интимным делом?

— Не глупи.

Этого не надо было говорить.

— В любом случае, это за мой счет! — Он выплевывал слова, брызгая слюной, как сумасшедший. — Уйди с пути, Фэйс, или я всажу пулю и в тебя!

Она пыталась его успокоить, но было слишком поздно.

— Джонни, взгляни здраво... Между Оками и мной ничего не происходит. Если ты только успокоишься...

— Я успокоюсь, — оскалился Леонфорте, нажимая на спусковой крючок, — когда ад покроется льдом! — Последовали выстрелы — один! два! три! Пули полетели через спинку кресла, как раз когда Оками потянул Фэйс вниз. Одна из них попала в ее левое бедро.

— Ox! — вылетело сквозь ее зубы, сжатые от боли и шока.

Перебравшись через нее, Оками прополз всю длину кресла и быстро выглянул из-за своего искусственного укрытия. Леонфорте стоял, расставив ноги, с руками, вытянутыми перед ним, в классической позе стрелка из пистолета. Он снова выстрелил. Пуля рикошетом прошла так близко от левого уха Оками, что он почувствовал в нем боль.

— Я знаю, где вы находитесь, мерзавцы, и я выбью из вас все мозги.

Оками не сомневался, что Леонфорте сдержит свою угрозу. Он никогда не думал о смерти, но сейчас смотрел ей прямо в лицо. Его не особенно тревожило то, что он видел. Он чувствовал, что кровь бьется в его венах, а сильные мышцы сердца сжимаются и разжимаются. Его жизнь находилась в ладони его руки. Он не собирался отступать и решил, что если выберется отсюда живым, то никогда не позволит себе попасть снова в положение слабого. «Готов или нет, но я пошел!» — решил он.

Оками собрался с силами, чтобы начать действовать, потому что дальнейшее пребывание за прикрытием кресла означало неминуемую смерть.

В это мгновение он услышал громкие алые голоса. Затем послышался звук выстрела, но пуля не прошла через спинку кресла.

Оками решил выглянуть еще раз и увидел, к своему удивлению, как Леонфорте ударил рукояткой пистолета по окровавленной голове Винсента Альбы. Он уже всадил две пули в Альбу и теперь пытался свалить его на могучие колени ударами пистолета по голове.

Выскочив из укрытия, Оками обогнул кресло и бросился к месту, где стоял Леонфорте. Как и догадывался Оками, Леонфорте боковым зрением заметил его движение. Но в болезненном состоянии он реагировал на все замедленно. Когда он понял, что кто-то движется, то решил, что Оками бросится прямо на него. Поэтому он дважды выстрелил в этом направлении.

Это дало возможность Оками подобраться с другой стороны и накинуться на Леонфорте. Он заметил, что Леонфорте направил на него пистолет, и понял, что у него есть только один шанс. Его вакидзаси находился в горизонтальном положении. Нож Оками полоснул по лицу Леонфорте и врезался в его грудь в тот момент, когда он произвел свой третий выстрел. Оками почувствовал, как нож натолкнулся на ребра и проскочил между ними.

Леонфорте зашатался, его глаза широко открылись. Он попытался что-то произнести, вероятно, последнее ругательство, но глаза закатились, а ноги потеряли устойчивость. Он качался над быкообразной фигурой своей последней жертвы. Рука Леонфорте скользнула по окровавленному лицу Альба, как по льду. Затем он рухнул назад на столик с напитками, разбросав бутылки во всех направлениях.

Холодная вязкость ликера

сливалась с тошнотворной сладковатостью смерти.

Оками, испачканных кровью, с ножом в руке, стоял, уставившись на Леонфорте. Он пытался вызвать в себе чувство сожаления, но так и не смог.

Через минуту он повернулся и пошел обратно, туда, где лежала Фэйс, наполовину закрытая перевернутым креслом, на котором она раньше сидела. Оками отложил свой вакидзаси, снял с нее опрокинутое кресло.

— Много крови?

Она вмела в виду кровь, которую потеряла сама. Оками направился в кухню, нашел тонкое полотенце, вернулся и, встав на колени, крепко завязал ее бедро несколько выше раны.

— Недостаточно, — сказал он, имея в виду, что недостаточно для того, чтобы умереть.

— Я не чувствую своей ноги.

— Так и должно быть.

Фэйс взглянула на него.

— Я не знаю. Это не моя область. — Она попыталась засмеяться. — Я прошла через всю войну и никогда не видела ни одной раны.

— Интересная война, — заметил Оками.

— Джонни?

— Мертв. Но раньше он убил Альбу.

— О боже! — прошептала она. Ее глаза закрылись, а губы зашевелились. — Дайте мне подумать. — Ее глаза внезапно открылись и показались ему такими же красными, как и кровь, разлитая по всей комнате.

Она облизала губы.

— Есть местечко, куда я хочу, чтобы вы меня отвезли.

— Я знаю, где находится армейский госпиталь.

— Нет, не туда. — Она подождала немного, но, когда он не ответил, добавила: — Я не знаю, могу ли я вам доверять.

— Но я не думаю, что у вас есть выбор. Мы оба должны исчезнуть отсюда, прежде чем здесь появятся полицейские или военные.

Оками спрятал нож за пояс брюк, взял Фэйс на руки. К его удивлению, она была очень легкой.

Она показала ему боковой выход, ведущий на улочку, где он повстречал Леонфорте. Это было весьма кстати, потому что из темноты, скрывавшей их, они увидели мигающие красные и синие огни полицейских машин и «джипов» военной полиции.

Оками повернулся, пробежал до дальнего конца улочки, выбежал на более широкую улицу, повернул налево. Добравшись до своей машины, открыл дверцу, засунул туда Фэйс, пытаясь не замечать гримасы от причиняемой ей боли. Сел за руль, завел мотор, и они уехали.

* * *

Фэйс сказала ему, чтобы он ехал на запад, в сторону, где вдоль реки Сумида выстроились склады. Это был убогий район, запущенный, опустошенный войной. Где-то там Токио отстраивался заново, но здесь еще нетронутыми оставались довоенные постройки, гниющие около сонных вод реки.

Слабым от боли и шока голосом она указывала ему направление. Узкая улица уперлась в реку. Оками удивился, обнаружив между двумя длинными складскими зданиями частное жилое помещение.

— Остановитесь, — прошептала Фэйс, указав на место около этого домика. — А теперь оставьте меня здесь.

Оками сидел, не выключая мотора. Он посмотрел из окна машины на домик, затем снова на Фэйс. Она сползла с заднего сиденья, ее глаза были почти закрыты.

— Вы потеряли много крови, мисс Сохилл. Если я не помогу вам войти в дом, вам это самой не удастся сделать.

— Вы оказали хорошую помощь, сделав повязку. — Она попыталась сесть, но вновь прислонилась к двери. Ее рука нащупывала ручку.

Оками вышел, открыл дверцу с ее стороны, мягко поднял ее и извлек из машины.

— Вас не должны здесь видеть, — зашептала Фэйс. Ее голова склонилась на его плечо, и он слышал, как часто и шумно она дышит. Оками знал, что ее необходимо внести в дом немедленно.

— Это опасно...

Оками донес ее до входной двери, сильно постучал в дверь ногой, в результате раздался грохот, как от ударов по металлическому барабану. Он понял, что она сделана из металла, вероятно, из стали. Дверь быстро открылась, вызвав у Оками обоснованное предположение, что за ними наблюдали через приподнятую занавеску. Его встретила хрупкая японка не старше восемнадцати лет.

Она небрежно поклонилась, затем сказала:

— Сюда, пожалуйста.

Манера, в которой это было произнесено, была характерна для врачей или медицинских сестер.

Она провела его по длинному коридору, облицованному панелями из вишневого дерева. Они вошли в помещение, которое выглядело как ярко освещенная операционная комната скромных размеров. Доктор уже был в перчатках и ждал. Он сказал, чтобы Оками положил Фэйс на стол и ушел.

— Анако покажет, где вы можете подождать, — обратился к нему хирург, начав предварительное обследование Фэйс. — Я выйду к вам, как только смогу.

Молодая женщина по имени Анако ввела его в соседнюю комнату, которая была обставлена, как библиотека. Вдоль стен располагались полки с книгами. Из середины сводчатого потолка с пятиметровой высоты спускалась хрустальная люстра. Пол покрывал персидский ковер, выполненный в тонах драгоценных камней. Удобная кожаная мебель: два больших дивана и кресла. Между диванами стоял кофейный столик из бронзы и стекла. На нем расположились небольшие часы. В одном углу комнаты находился французский секретер. На нем не было никаких предметов, а поверхность была отполирована до блеска. Оками бывал в музеях, где было больше пыли, чем здесь.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать