Жанр: Триллеры » Эрик Ластбадер » Кайсё (страница 88)


Чувство от ощущения, когда Маргарита была на нем, а он в ней, было непередаваемым. Он держал в руках ее груди, глядя прямо ей в лицо. В колеблющемся свете она казалась одновременно большей и меньшей, чем была при, полном солнечном освещении, полной таинственности от множества секретов, которые она так бдительно хранила в себе.

Маргарита резко выдохнула воздух, отвела его руки от своих грудей и прижалась к нему всем телом. Ее бедра поднимались и опускались. Ее пальцы переплелись с пальцами из поликарбоната, графита и титана.

Ее глаза были широко раскрыты, лицо Маргариты почти прижималось к его лицу. Он провел языком по ее щеке, и она прошептала с благоговением:

— Я иду снова. Я не могу... Это...

Она закрыла глаза, ее пальцы ласкали его шею. Из глубины ее горла вылетали слабые звуки.

— Пожалуйста, — задыхалась она, — пожалуйста.

Он не мог сдерживать себя, да и не хотел этого больше. Он весь отдался наслаждению. Его ягодицы напряглись, вся его сила собралась в одной точке, затем обрушилась, как горный поток через пороги.

Они забрались в кровать, уснули в липком изнеможении в объятиях друг друга.

Когда они открыли глаза, серый дневной свет цвета старой устричной ракушки заполнял комнату.

— Мой детектив. — Маргарита улыбнулась и нежно его поцеловала. Они медленно освободились друг от друга, как бы не желая разрушать ту ауру, которая, подобно ночной тени, защищала их от превратностей и суровых испытаний реальной жизни.

Когда они принимали вместе душ, Маргарита сказала:

— Я говорю себе, что прошлая ночь была как загул, утоление голода и была неизбежной после всех бед, свалившихся на меня, и из чувства благодарности к тебе.

— И ты этому веришь?

— Нет, — сказала она, смывая мыло со своего тела. — Но я хотела бы верить. Это сделало бы будущее более простым.

Она хотела выйти из-под душа, но он обнял ее, повернул лицом к себе. Его настоящая рука закрыла большое черно-синее пятно на ее бедре. Она схватила его биомеханическую руку и прижала ее к своей груди.

У них не было другой одежды, кроме той, в которой они приехали. Пуговицы рубашки Кроукера рассыпались по полу как подтверждение того, что страсти прошлой ночи не были сном.

— В городе должно быть какое-либо заведение, где мы могли бы купить джинсы и рубашки, — заметила Маргарита.

Кроукер смотрел, как она надевает белье.

— Ты никогда не вернешься домой, правда?

Она посмотрела на него.

— Как я могу? Старой Маргариты больше нет.

— По-моему, проблема в том, что Тони не знает этого, и ты никогда не сможешь убедить его, что это правда.

— Не беспокойся о Тони, — ответила Маргарита, надевая туфли.

— Я не думаю, что у кого-либо из нас сейчас был выбор. Пара его молодчиков провела эту ночь по другую сторону дороги.

Маргарита пересекла комнату и выглянула в окно.

— Черный «таурус» слева от заведения «Цыплята и дары моря».

— Да, — заметила она, — рядом с ним теперь появился «линкольн таурус». — Она повернулась к нему: — Пойдем, если ты готов.

На улице им в спину подул прохладный мокрый бриз со стороны моря. Он шевелил еще мокрые волосы на голове Маргариты. Когда они переходили пустынную улицу, открылись передние дверцы «тауруса» и из него вышли те двое, которых видел Кроукер прошлым вечером. С удовольствием он отметил, что их одежда была так же измята, как и его, и что они и наполовину не были так спокойны, как он сам.

Тот, который купил кофе и бутерброды, подошел к «линкольну», открыл заднюю дверцу. Оттуда выпрыгнул Тони де Камилло. Он встал, слегка расставив ноги, и стал поправлять манжеты своей рубашки. Его глаза следили, как Маргарита и Кроукер направились в его сторону.

Кроукер испытывал странное, почти сверхъестественное чувство, как будто он оказался в центре перестрелки двух враждующих сторон на Дальнем Западе, завершавшей дикую и грубую историю, полную ненависти и мести.

Когда они наполовину перешли дорогу, двое парней двинулись им навстречу, но Тони Д. повернулся и тихо сказал что-то. Они остановились, уставившись на Кроукера. Их руки свободно висели по бокам. Он чувствовал, что они проклинают его за длинную, утомительную ночь.

Маргарита повернулась к Кроукеру и, повторяя действия мужа, сказала:

— Оставайся здесь. Дай мне самой все урегулировать с Тони.

Маргарита понимала, что ею руководила не столько храбрость, сколько внутреннее ощущение здравого смысла. Тони нашел ее. Ей было совершенно ясно, что самое худшее в этой ситуации — это позволить им встретиться всем вместе: Тони с его парнями и ей с Кроукером. Тогда ситуация определялась бы в мужском стиле: за сильной ссорой почти неизбежно последовало бы насилие. Она не могла позволить этого.

— Детка, — сказал Тони. Его темные глаза переместились с лица Маргариты на Кроукера. — Ты провела ночь с этим типом?

— Какое тебе дело?

— Иисус Христос! Потому что ты моя поганая жена, вот какое дело.

Он не сказал «потому что мы женаты». Это многое объясняло в характере их отношений.

— Тогда смотри на меня, — резко заявила Маргарита, — а не на него.

Его глаза переметнулись на нее.

— Есть проблемы, которые необходимо решить.

— Мы их решим.

— Ты ушла от меня. Ты спрятала ребенка.

— Франсину! — Она вышла из себя, кричала так, что ее слышали Кроукер и головорезы Тони. — Нашу дочь зовут Франсиной!

— Да, да. — Его губы сжались. — Я найду, куда ты ее спрятала. Думаешь, не

смогу?

Маргариту удивили происшедшие в ней перемены. Его обычные запугивания лишь укрепляли ее решимость.

— О, я не сомневаюсь в этом. Но к тому времени найду для нее другое место. И я буду делать так снова и снова. — Она покачала головой. — Неважно, что ты думаешь теперь, Тони, но ты ее никогда не получишь. И знаешь, чем упорнее ты будешь пытаться заполучить ее, тем больше она будет ненавидеть тебя, и тогда для тебя все будет потеряно.

На какое-то время наступила тишина. Она слышала его дыхание и думала о том, как высоко подскочило его кровяное давление. До нее донесся звук какого-то движения за спиной. Она обернулась и увидела, что Кроукер переминается с ноги на ногу прямо за ней.

Тони наклонился вперед, так что его лицо было совсем близко от нее. Он не был побрит и вылил на себя слишком много одеколона. Она была довольна, что получила доказательства спешки, в которой он примчался сюда.

Когда он заговорил снова, его тон был ниже, более примирительный. Это был нежный Тони.

— Ты знаешь, что поступаешь глупо, детка. Не понимаю, зачем ты делаешь меня смешным в глазах этих ребят. Должен сказать, что после недавних событий и слухов о том, что Леонфорте начинают предпринимать какие-то шаги, твоя мораль начала как бы катиться по наклонной. Ты мне нужна дома, детка. Ты принадлежишь моей стороне.

— Единственным лицом, которое действует здесь, являешься ты, Тони. Красивый Тони, чуткий Тони. Ты расстрелял свои патроны, с тобой покончено. Я поняла это, но мне этого недостаточно. Настало время, чтобы и ты осознал реальную действительность.

Он украдкой смотрел на нее, не зная, как поступить с этим странным существом.

— Брось пороть чепуху, — заявил он с угрозой. — В конечном счете, ты же не хочешь иметь во мне врага.

— О Тони, я не хочу, чтобы мы были врагами. Но мы никогда не сможем вернуться к тому, что было раньше.

— Это единственное, чего я хочу, и я переверну небо и землю, чтобы добиться своего.

Теперь он напоминал обидевшегося ребенка.

— Я не собираюсь разводиться с тобой, не беспокойся. По крайней мере, сейчас. Существует одна непреодолимая причина не оставлять тебя — мы нужны друг другу. Доминик рассчитывал на то, чтобы ты служил для меня маской. Без твоего мужского фасада я не могу эффективно продолжать дело Доминика. Без меня у тебя не будет контактов Дома. Самое большее через шесть месяцев наша семья откажется от тебя, и ты станешь парией.

— Черта с два!

Она не сказала ни слова, понимая, что нужно время, чтобы он переварил эту правду, нашел путь, как спасти свое лицо.

— Ах, черт, — заявил он наконец. — Действительно, я всегда имел неприятности с некоторыми ветвями семьи: Инфантес, Делларкос. Я привык преодолевать внутренние распри в корпорации, чтобы спасти зад клиента. Это игра в совершенно другой мяч. Эти дерьмовые куски сала...

Они оба рассмеялись, впервые за очень длительное время.

— Да, — согласилась Маргарита, — этих вонючих кусков сала может оказаться целая пригоршня и даже больше, если они выйдут из подчинения.

— Может быть, мы нужны друг другу. — Его глаза выражали беспокойство. — Ты сейчас едешь домой?

— Нет. У меня еще есть дела.

— С ним? — Тони повернулся в сторону Кроукера.

— В том числе.

— Ладно, детка. Я его проверил, полностью сканировал. Твой друг не является фэбээровцем.

— Я знаю. Он рассказал мне. Он бывший полицейский, работал в Отделении по расследованию убийств в полицейском департаменте Нью-Йорка. Его даже до сих пор помнят в этом городе.

— Великий боже, детка, надеюсь, ты знаешь, что делаешь?

Маргарита чувствовала, как бьется ее сердце.

— Я тоже надеюсь.

— Это тип, от каких всегда предостерегал меня твой брат...

Он протянул руку, хотел коснуться ее, затем, по-видимому, раздумал. Его руки бессильно повисли.

— Я хочу, чтобы ты была осторожна с этим человеком.

— Не беспокойся.

— Как мне сдержать себя? Даже мысль о том, что ты имеешь дело с этим представителем закона, заставляет чесаться мои руки. Ты знаешь, что я имею в виду. Помнишь, когда я узнал, что «Уорнер Бразерс» собирается обмануть Эдди Ментора на семизначном контракте. Я спас для Эдди более миллиона, но здесь... — Он покачал головой. — Я не знаю.

— Я могу постоять за себя.

— Да. Ты это ясно дала понять.

Маргарита хотела сказать «спасибо», но для этого время еще не настало, слишком много обид он нанес ей. С некоторой болью она поняла, что, к сожалению, для него такое время может никогда не наступить.

— Относительно семейств. У Инфантес есть сын, Джои, который крутится вокруг Кейт, младшей дочери Делларкос. Они любят друг друга. Поговори с ними. Устрой их свадьбу.

— Пресвятая мадонна! Два капо убьют друг друга... если они вначале не убьют меня.

— Свадьба — это самый наилучший выход для всех. Ты увидишь... любовь детей зарубцует раны. За какие-нибудь шесть недель обе семьи станут лучшими друзьями. — Маргарита взглянула на него. — Так бы поступил Дом.

Она была готова повернуться и уйти, когда он спросил:



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать