Жанр: Триллеры » Эрик Ластбадер » Кайсё (страница 96)


Фермер поморгал, быстро сел, сердце сильно забилось в его груди. Он был один, лисица ушла. Почудилось ли ему появление лисицы, фантастический диалог, который он вел с ней? Возможно, подумал он, поднимаясь на ноги и стряхивая листья и веточки с рубашки и брюк.

Затем он почувствовал ее, не рядом с собой, а в своем мозгу. Его любимая жена была жива! Ему не почудилось существование лисицы. Она приходила и свершила чудо.

Он чувствовал, как дух его жены движется в его сознании, и он наполнился радостью, предвкушая такую близость, какую он не мог даже представить себе, когда оба они были плотью и кровью. «Какая замечательная жизнь предстоит, когда их любовь обоснуется в нем и никогда больше не потеряется!»

Но не прошло и месяца, как семья фермера обнаружила его мертвым, лежащим на могиле жены. Его бескровные руки сжимали охотничий нож, который он воткнул себе в живот. Было странно, что земля на могиле была сильно повреждена глубокими, бешеными ударами ножа. Местная полиция не могла понять причину этого. Они все же решили, что, очевидно, фермер пытался добраться до трупа своей жены в последние минуты перед тем, как он покончил с собой. Они также пришли к выводу, что фермер сошел с ума от печали, и похоронили его около его любимой жены, прежде чем отправиться по своим неотложным делам.

В последующие месяцы родственники посещали могилы раз в неделю, оставляли маленькие дары и молились. В остальное время место оставалось покинутым. Только в ночь полнолуния из заснеженной тени леса появлялась лисица с серьезной и хитрой мордочкой, которая клала около могил мемориальные дощечки.

И, вероятно, только одна лисица и знала правду — что фермер узнал про любовь больше, чем он когда-либо хотел знать. Любить кого-либо — это совсем не то же, что позволить любимому человеку путешествовать через твои мысли и память подобно ночному призраку. Жить в одном доме — это совсем не то же, что жить вместе в разуме, где нет никаких секретов, никаких передышек и где никогда не бывает тишины, потому что там всегда двое.

Только тишина и глухие звуки собираемых роботов, те же самые монотонные удары, скрипы и гул ночью и днем в отупляющем повторении окружали теперь До Дука.

Почему ему вспомнилась сейчас эта странная история? Как она напугала его, когда он был ребенком! Каждую ночь он пытался уснуть, но не мог, представляя себе, что, когда он заснет, кто-то, кого он любил, тайно заберется в его мозг как демон. Придя в отчаяние, он в конце концов залезал в кровать француза, не обращая внимания, спал ли француз один или с женщиной-компаньонкой. Француз позволял ему прижаться к себе и почувствовать себя в безопасности. Он никогда не сказал об этом никому ни слова.

«Почему я не забирался к своей матери? — спрашивал себя До Дук в таинственном свечении фабрики по производству роботов. — Почему я шел к французу?» Он посмотрел на свое собственное лицо, слившееся с лицом Николаса, прежде чем смог задать себе следующий и последний вопрос. «Почему я убил человека, который предложил мне...»

Он отвернулся от своей жертвы и, слепо хватаясь за брусья клетки, прижался лбом к металлу, пока яркие искры от боли не взорвались у его глаз.

Мог ли он произнести это, хотя бы про себя? Не доказывает ли история о жене фермера предельную опасность подобного опыта? Не доказывают ли это также все тяжелые, кровавые уроки, которые он получил, когда подрастал?

Любовь это смерть.

Да. Но он любил Маргариту.

Вот, он сказал это и теперь, конечно, он проклят.

Он застонал помимо своего желания.

За ним, вне железной клетка, формировались тела, гладкие от масла; испытывались и прикреплялись в гнездах с помощью шарикоподшипников руки и ноги. Инфракрасные глаза устремляли свой взор в бесконечность, за пределы времени и пространства, в другую реальность, не имеющую ни боли, ни ужаса. Ни любви.

Николас, будь проклята его душа, был без сознания, совершенно не зная об ужасе, испытываемом До Дуком, о его чувстве беспомощности перед обликом Маргариты в его сознании. Подобно жене фермера, ее суть отказывалась уходить, несмотря на расстояние и проходящее время. Она держалась цепкими когтями внутри него, пробиваясь через трясину его прошлого, вглядываясь в его грехи, все еще любя его.

Он не мог вынести этого.

Он откинул голову назад, издал грубый, нечленораздельный крик, полный боля и отчаяния. Вне клетки стальные слуги рождались через точные, отсчитанные по часам интервалы.

Затем он ухватил плечи Николаса, стал трясти его, чтобы разбудить. Когда из этого ничего не вышло, он наклонился вперед и со злобой впился зубами в руку Николаса. Тот пошевелился, его глаза открылись. Сапфировый свет свился в дугу и замерцал.

До Дух сказал:

— Проснись! Время умирать!

* * *

— Этот сукин сын Манч! — произнес Лиллехаммер.

— Оставьте свой гнев для тех, кто может почувствовать его.

Лиллехаммеру с трудом удалось сдержать дрожь. Кондиционер работал на полную мощность, и было холодно, как в арктической тундре. Для Лиллехаммера, привыкшего к жаре и влажности Юго-Восточной Азии, было трудно во время этой беседы удерживать от посинения свои губы.

Червонная Королева откинулся на крутящемся рабочем кресле, вытащил манжеты волосатой оранжевой с голубым сорочки фирмы «Турнбулл энд Ассер» так, чтобы они выглядывала на полдюйма из рукавов его кашемирового блейзера.

— Я давно не нажимал на спусковой крючок большого ружья. Скажите, какое вы испытываете при этом чувство?

Можно было видеть, как маленькие облачка пара выходили из их ртов. Их отражения появлялись в таком количестве поверхностей из нержавеющей стали, что Лиллехаммер представил, что он находится в холодной комнате морга.

— Как будто вы находитесь на небе.

Червонная Королева улыбнулся.

— Я поспорил

сам с собой, что вы именно так и скажете.

Стол из нержавеющей стали, такие же стулья и лампы, плинтусы из нержавеющей стали вдоль стен, покрытых блестящим, белым как лед лаком, который действовал на нервы Лиллехаммера. Может быть. Червонной Королевой было специально задумано вгрызаться в него медленно, подобно тому как рак разъедает тело. Он теперь спал не более часа за один прием. Громадное напряжение, которое он испытывал от того, что проводил операцию, прямо запрещенную его вышестоящим начальником, давило на него.

— Надо было подождать.

— Что? — наклонился вперед Лиллехаммер.

Червонная Королева прямо посмотрел в его лицо.

— Если бы вы подождали, вы смогли бы уложить их обоих.

— Если бы я ждал, я бы не достал Манча. Он торопился. Еще тридцать секунд, и он бы исчез. И вы знаете, таких парней, как Манч, как только они уходят в подполье, с большим трудом удается вытащить оттуда. Сейчас я по крайней мере уверен, что он нейтрализован.

— Я не люблю незаконченных дел, а теперь у нас есть одно такое. И что, черт возьми, делали эти двое, которых вы застали в прошлую полночь у Ренаты Лота?

— Сколько хвостов следовало за ними?

Червонная Королева рассмеялся.

— Только один, которого выбрали вы сами. Но он докладывает мне так же, как и вам. — Он снова засмеялся. — Это не означает, что я вдруг перестал доверять вам, но я должен полностью понять, каким образом... создание вроде До Дука Фудзиру может вывести вас из себя.

— Если вы считаете, что я потерял свою профессиональную беспристрастность...

— Еще нет, — резко проговорил Червонная Королева. — Вы держали свою марку в течение всего вашего пребывания во Вьетнаме. Но это было до зоопарка, не так ли? — Его холодные глаза блестели. — Вы должны повергнуть этого человека, До Дука, Уилл. Прислушайтесь к моему совету. Теперь, когда вы почти приблизились к нему, не проявляйте излишней поспешности. Я не хочу, чтобы мне пришлось спускаться в наш морг и помещать вас в мешок с молнией.

— Да, сэр.

— Я хочу, чтобы вы заглянули к Ренате Лоти и выяснили, чем занимались с ней наши люди.

— Мне надо действовать осторожно. У Лоти много влиятельных друзей на Капитолийском холме.

— Верно. Но она не является другом Рэнса Бэйна, так что ей пришлось несколько укоротить свои рога в последнее время. Однако, я должен признать, что, будучи женщиной, она чертовски ловко посредничала среди опытнейших сенаторов. Благодаря ей многие тупиковые дела заканчивались принятием компромиссных законов, которые заставляли всех заинтересованных сиять как серебряный доллар. — Червонная Королева поднял руку, опустил ее на стол из нержавеющей стали и стал постукивать по нему пальцами. — Примените немного дипломатии или еще чего-нибудь. Но будьте осторожны, она ловкая, как сам дьявол.

Лиллехаммер кивнул.

— Относительно Дэвиса Манча. Главный свидетель Комиссии Гаунт найден мертвым, а теперь и Манч заставил сенатора Бэйна взвиться как ракета. Это может быть очень опасным на данной стадии. Если он устроит один из своих запатентованных публичных спектаклей, то это будет выглядеть, как если бы бык наложил по всему нашему лучшему ковру. Может быть, мне следует...

— Оставьте Рэнса мне, — холодно заявил Червонная Королева. — Я всегда давал ему козыри против кого-либо. Я его выбрал, купил его выборы, установил для него связи, создал влияние, сделал так, что хорошие, бывалые ребята на Капитолийском холме приняли его в свои ряды, и только тогда я напустил его на них, как бешеную собаку. Теперь они уже не знают, что им делать: вилять хвостом или мочиться, когда он входит в комнату. — Он покачал головой. — Рэнс Бэйн — это моя креатура, так что оставьте его только мне. Дряни дрянь, а, Уилл?

— Но Бэйн может стать неуправляемым орудием. Почему бы мне не вышвырнуть его через окно?

Червонная Королева холодно посмотрел на него.

— Иногда, Уилл, я действительно думаю, что единственное, что делает вас счастливым, — это зона военных действий. — Он постучал пальцем по носу. — Не беспокойтесь. Рэнс Бэйн не нуждается в услугах вашего серебряного курка. Я сделал его из страха, предубеждений и невежества. При помощи этих атрибутов он достиг власти, и с их помощью он полетит вниз. Обещаю это вам. Но только тогда, когда он перестанет быть полезным нам. — На его лице появилось отвращение. — Мы не пожертвуем ни одной пешкой раньше времени, а?

Он смеялся над своей шуткой, когда Лиллехаммер покинул комнату.

Около опечатанной, защищенной от электронного прослушивания комнаты сидела Веспер в одном из многочисленных недавно купленных зимних костюмов. Этот был наимоднейшим экземпляром от Армани, изготовленным из шерсти цвета краевого вина с белыми полосками. Лиллехаммер считал, что она должна быть самой хорошо одетой работающей женщиной в Вашингтоне и что этот дар красиво одеваться был у нее врожденный. Хотя она занималась расписанием всех поездок, приобретением личного оружия, распределением средств, производством фальшивых документов для Сети, даже знала, где находится каждый Рыцарь в любой данный момент дня или ночи, Лиллехаммер был готов биться об заклад на годовую зарплату, что она не имела никакого понятия, что же в действительности здесь происходит. Откуда она могла знать? Червонная Королева был таким фанатиком в вопросах секретности, что не сказал бы даже своей заднице, что ей пора в сортир.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать