Жанр: Юмористическая Проза » Илья Ильф » Записные книжки (1925—1937) (страница 4)




Секция пространственных искусств.



[Череп, голый луковичный череп.]



Огонь и пепел. Когда она проходит мимо телефона, мембрана сама по себе начинает звучать.



Поступил в продажу зеркальный сом, живой и сонный.



Слезы, пролитые на спектаклях, надо собирать в графины.



[Не стучите лысиной по паркету.]



Тот час праздника, когда с деревьев сыплются электрические лампочки.



Грезидиум.



Ассоциация парикмахеров «Синяя борода».



Долго и душисто он отрыгивался шашлыком.



Шляпами закидаем.



[Полноценный усач.]



«Я не выношу катаклизмов».



Трубчатые макароны, вермишель, суповая засыпка.



Мейерхольд, окруженный адъютантами и адъютантшами.



Одеколон «Чрево Парижа».



[Кушаковский.]



Могила неизвестного частника.



[Он произошел не от обезьяны, а от коровы.]



Как будто собиралась родить овцу.



Дьяволы и бесы ремонта



[Адам и Ева в парке культуры.]



Мордофей и Стрекозей.



[Холодный философ.]



Потухшее рыло.



Золотые французские булочки, франзоль.



Золотая перчатка, поросенок, крендель.



Мамцев.



Памятник Первоопечатнику.



[Невыпеченные ноги.]



Известковые кренделя на стеклах новых домов.



[Летели целлулоидные, прозрачные самолеты.]



Улучшанский-Ухудшанский.



Мне не нужна вечная игла для примуса. Я не собираюсь жить вечно.



Птицу делят на мельчайшие части.



Почему я должен уважать бабушку? Она меня даже не родила.



[Пароходный, свежий ветер.]



Цинковый носик.



Заяц на цеппелине.



[Всемирная лига сексуальных реформ.]



Салат «Демисезон».



Меня тошнит от запаха чистой воды.



Молодые длинноногие курсанты.



Так не везло. Купил «Жиллет» без дырочек.



Брюки-калейдоскоп. Водопад. Европа-«а».



Анализ мочи — на стол мечи.



Надо показать ему какую-нибудь бумагу, иначе он не поверит, что вы существуете.



[Шакалы и мопсы.]



[Не давите на мою психику.]



Он вел горестную жизнь плута.



[Бывший князь, а ныне трудящийся Востока.]



Что вы орете, как белый медведь в теплую погоду?



Наше время — молодецкое.



Мародерский.



Давайте ходить по газонам, подвергаясь штрафу.



[По лицу его бродила безобразная улыбка.]



[Есть так хочется. Нет ли у вас котлеты за пазухой?]



[С нарзанным визгом поднялись фонтаны ]



Плохо! Вам известно из физики, что на каждого человека давит столб воздуха с силой 214 фунтов.



Мороженое из синего стаканчика и костяная ложечка. Глазированное яблоко и сладкая кукуруза.



Ставлю вас в известность, что у меня пропал кусок мыла.



[Гигиенишвили.]




* * * *

В квартире, густо унавоженной бытом, сами по себе выросли фикусы.



Название для театра — «Принципиальный театр».



[Профессор Скончаловский.]



От почтительности медленнейшим образом опускались на стулья. Замедленная съемка.



Фасонное обращение: «Друг мой».



Представитель акционерного общества «Жесть», как ужаленный, посмотрел на девушку в черном шелковом пальто.



И угол шкафа, срезанный, как лыжа.



Оперный певец хороший, но плохо играет. И только роль Германа ему удается, потому что он страстный картежник.



Опасно ласкать рукой радиаторы парового отопления — они всегда покрыты пылью.



Меня пригласили на пароход и обещали кормить. На второй день есть не дали. Чиновник, к которому я обратился, во время объяснения со мной упал в трюм. И два дня мне не давали есть. Он болел, а без него дела не решались.



Что сделал конкурс гримас.



Подносят подарки уезжающему. Он прячет их и остается.



Шницель под брильянтовым соусом из слез.



Шерсть мексиканской коровы, захваченная концессией.



Две заботы — пьеса и хлеб.



Повесть о двадцати братьях.



Чтоб дети ваши не угасли, Пожалуйста, организуйте ясли.



[Мадам и месье Подлинник.]



Шахматная доска в чернильных пятнах, похожая на старую парту.



На каждого автора из 9 ряда сурово смотрел сквозь бинокль лысый господин.



По улице бежит Иван Приблудный. В зубах у него шницель. Ночь.



Критик Двугорбов и фельетонист Не-Тыква.



Ответ заключенному в тюремной газете.

«Картинки из сельской жизни вам не удаются. Пишите лучше из жизни допра».



«Лица, растрачивающие (расход) свыше 3 рублей, могут требовать счет».



Две знаменитых экспедиции — Колумба и Голомба.



Царь-кустарь.



В телефонной книжке хорист вместо юриста.



[Государство затаскал по судам.]



И снова Г. продал свою бессмертную душу за 8 рублей.



К концу вечера хозяйка переменила костюм и оказалась в голубой пижаме с белыми отворотами. Мужчины старались не смотреть на хозяйку. Глаза хозяина сверкали сумасшедшим огнем.



Человек не знал двух слов — «да» и «нет». Он отвечал туманно: «Может быть, возможно, мы подумаем».



Город Колоколамск.



Колоколамск украшается статуями.



Объявление: «Зашли три гуся».



[В Колоколамске жил портной Соловейчик, настоящий разбойник.]



Ах, как трудно быть красивым, когда некрасива.



Лучшие бороды в стране собрались на спектакль.



Как колоколамцы нашли Амундсена. Сначала шли айсберги, потом вайсберги, а еще дальше — айзенберги.



Семен Маркович Столпник.



На стол был подан страшный, нашпигованный сплетнями гусь.



Никелированный, усыпанный цветными клавишами бюст кассы «Националь».



Человек-ребус говорит:

— Эх, идеология заела!



Лорд главный судья посоветовал ему не питать никаких несбыточных надежд и убедительно просил его приготовиться к переходу в вечность. Смертный приговор будет приведен в исполнение 14 июня.



— Ну, что, старик, в крематорий пора?

— Пора, батюшка.



Культпоход в Колоколамске, или как 1000 грамотных обучала одного неграмотного.



Гимназист в отставке.



Человек с

перламутровым носом.



Тяжелая, чугунная, осенняя муха.



Новый Мир Божий.



Человек, который мог творить чудеса, — уборную он перестроил в уютную комнату.



Взбесившийся автомат.



В Колоколамске жильцы выпороли жильца за то, что он не тушил свет в уборной.



[Гражданин Лошадь-Пржевальский.]



Василевский (не-Шиллер).



— Клавдия Ивановна дома?

— Нет.

— А Глафира Ивановна?

— Нет.

— А Валентина Ивановна (ребенок)?

— Дома.

— Тогда я, пожалуй, войду.



В Колоколамске была Академия художественных наук.



Надькинд.



Из статьи в газете: «По линии огурцов дело обстоит благополучно…»



[Серьги раскачивались, тяжелые, как колокола.]



В носу растет табак.



Фирма «Шариков и Подшипников».



Лишены избирательного права в Англии: несовершеннолетние, пэры и идиоты.



— Ф., иди по начатому тобой пути.

И она пошла.

— Ф., прекрати начатый тобой путь.

Но она уже не прекратила.

Никакого созвучия душ.



Нужно унизить горный хребет.



Порцию аиста!



Ему 33 гада. А что он сделал? Создал учение? Говорил проповеди? Воскресил Лазаря?



Драматическая сцена, которая не удалась из-за пожара. Объяснение при свете факелов оказалось бледным. И только поздно ночью загрохотали рюмки и послышался громовой голос.



Как уменьшилась вражда между собаками и кошками.



[Только у актеров в наше время остались длинные высокопарные титулы.]



Общество, которое вымирает, в противность другим обществам, каковые процветают.



Торопитесь, через полчаса вашей даме будет сто лет.



На ней был голубой фетровый колпачок, украшение которого составлял стеклянный полумесяц впереди.



Актеры не любят, когда их убивают во втором акте четырехактной пьесы.



Репетиция оперетты. В холодном темном зале. «Дайте станок для танго». Маэстро играет, когда давно уже окончился танцевальный номер. В ложах сидят розовые балерины. В фойе повторяют танец. Балетмейстерша в кудряшках прыгает во все стороны. Костюмы из глазета.



Афина — покровительница общих собраний.



Ни пером описать, ни гонораром оплатить.



Попугай-сквернослов.



Ах, это кузница здоровья? И Г. извивался перед человеком в барашковом сером воротнике.



Сам себе писал множество писем, чтобы досадить почтальону.



Несудимов.



Человек, который проникновенно произносил: «Кушать подано».



Волосы из прически лежали на столе, похожие на паука.



Столичная штучка. Выбритый лоб, бородка, литературно-артистически-художественное лицо, открытый ворот рубашки «апаш» и шарф из розового фланилета.



Дом, милый дом, родной дом. Я ходил по всему дому, обсуждал все квартиры.



Физиономия американского миллионера, за которой нет ни Америки, ни миллионов. Физиономия ни к чему.



Промкооптоварищество «Любовь».



Электрическими искрами сверкала замороженная штукатурка.



Шестигранный карандаш задрожал в его руке.



Профессор киноэтики. А вся этика заключается в том, что режиссер не должен жить с актрисами.



Разорились на обедах, которыми угощали друг друга.



На чистой сливочной лирике.



Человек, в котором неукротимое стремление к симметрии, порядку.



Он не выносил катаклизмов.



Подсознательный насморк.



Человек в кино, похожий на Суворова в бобровой шапке.



Посреди комнаты уборщица в валенках стряхивала термометр.



«О пожарах звонить по №»

«О растратах звонить по №»



Все зависит в конце концов от восприятия: легковерные французы думают, что при 3° мороза уже нужно замерзать — и действительно замерзают.



[В городе не было кожи. Она вся ушла на портфели.]



От постылых знакомых человек ушел в анабиоз на 100 лет. И, проснувшись, нашел их же.



Конкурс лгунов. Первый приз получил человек, говоривший правду.



Зачем подвергаться анабиозу, когда можно переменить квартиру?



Все талантливые люди пишут разно, все бездарные люди пишут одинаково и даже одним почерком.



Дымоуправление.



Емельянингс — киноактер.



Дворницкие лица карточных королей. Тонкая и сатирическая улыбка валета треф. Глуповатая немецкая красавица дама бубен с поднятыми бровями. Туз пик, похожий на одинокую репу. Малиновые ягодицы червей.



В моде были кожаные бутылочки на ногах.



Старомодный человек — он пел цыганские романсы, играл на биллиарде и бегах.



Московская гурия.



Кот повис на диване, как Ромео на веревочной лестнице.



Секция Труб и Печей.



Вор-вегетарианец.



Вакханюк, Вакханский, Вакханальский.



Сон. Калиф на день.



Глупый ангел.



Глаза у кота, как мишени.



О Гаммере она еще слышала, но о Гомере ничего не знает.



Вышестоящий товарищ.



Бытово.



Белая лошадь, высокая и худая, бежит во весь опор.



На высокой лестнице в книжной лавке приказчик сидел, как скворец.



Судя по сообщениям о нищих, можно подумать, что легче всего разбогатеть, сделавшись нищим.



Омолодился и умер от скарлатины.



Не курил 12 лет, и все это время ему хотелось курить.



Муки человека, бросившего табак. Мысли о плачевной участи табачной промышленности. И так в жизни мало радостей. Жаль благородного занятия, чисто мужского и мужественного.



Последний промысел. Отдавать пса в женихи.



В нем жила душа гуся.



Тусклый, цвета мочи, свет электрической лампочки.



По рублю с мозоли.



Экстракт против мышей, бородавок и пота ног. Капля этого же экстракта, налитая в стакан воды, превращает его в водку, а две капли — в коньяк «Три звездочки». Этот же экстракт излечивает от облысения и тайных пороков. Он же лучшее средство для чистки столовых ножей.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать