Жанр: Научная Фантастика » Майкл Муркок, Сторм Константайн » Серебряное сердце (страница 2)


"Магии, - декларировали Лорды, - не существует. Те же, кто осмеливался заниматься ею - все были шарлатанами и лгунами. Любой, заподозренный в практиковании запрещенных искусств, будет обвинен в публичном обмане и наказан, самые злостные нарушители - заключены в мрачную Крепость Грагонатт на перевоспитание. Никто не будет освобожден. До сих пор никто не сумел сбежать и в будущем не сбежит из крепости: побег невозможен" - так сказали Лорды.

Но такие декларации не имеют надежной почвы и легко опровергаются. Множественная Вселенная, являясь сутью изменений, не может безропотно терпеть и находит трещины в структуре веры, сквозь которые просачиваются сбивающие с толку противоречия. Таким образом, если бы в Карадуре дела оставались в прежнем положении - он был бы просто погребен во льдах и забыт и нам было бы не о чем рассказывать. Когда происходят великие изменения, они часто зарождаются в сточных канавах, ветхих лачугах и воровских притонах. Так случилось и в Карадуре.

БЕДСТВИЯ И ВИДЕНИЯ

Глава первая

ВОР В ГРАГОНАТТЕ

В тусклом свете салона парового экипажа Леди Мелодия Голд выглядела голодной, но это был не физический голод от недостатка пищи, а скорее некое неутоленное желание. Золотая плиссировка ткани ее платья выглядывала из-под плотно запахнутого, чтобы защитить свою хозяйку от холода, красного вельветового плаща. Сидящий напротив Лорд Прометеус Айрон видел это странное нетерпение, которое Леди Мелодия пыталась скрыть за маской холодного презрения, и оно внушало ему легкое отвращение. Его собственный интерес в предстоящем деле был куда более серьезным. Он, так же как и Мелодия, хотел опросить заключенных - их арестовали во время кражи ее драгоценностей из Нового Мятного Двора, - но его мотивы были намного глубже.

Холод, как хищный зверь, таился в темноте улиц, ведущих к зданию тюрьмы - Крепости Грагонатт в центре Ирна. Ночи всегда были жестоки в Карадуре. Холод, выползающий изо льда, старался заморозить и усыпить механизмы экипажа, чтобы погасла топка в кабине. Тогда дыхание ночи смогло бы хлынуть в салон и отметить голубой печатью смерти находящихся внутри пассажиров.

Чугунная решетка под сиденьями излучала тепло, душный воздух от двигателя поднимался вперед, и без них путешественники могли замерзнуть и умереть.

Еще одним пассажиром был Капитан Корнелиус Коффин, сидящий на той же плюшевой скамье, что и Лорд Айрон, но на некотором удалении от него. Коффин был одет в строгий черный мундир со стальными пуговицами и толстое черное пальто, распахнутое на груди. Его широкополая, отделанная железными заклепками шляпа лежала рядом на сиденье. Лицо капитана с жесткими чертами и квадратными челюстями всегда казалось слегка небритым - в любое время суток. Коффин выглядел одновременно и злорадствующим, и страстно ожидающим прибытия. Он был уверен, что достоин поощрения, если не повышения в звании. До сих пор Лорд Айрон хранил упорное молчание относительно причины их вечерней поездки. Он должен был сам убедиться, прежде чем предпринимать дальнейшие шаги, что заключенный в Крепости человек - не кто иной, как бесстыдный вор Макс Сильвер-Скин.

Сильвер-Скин был бельмом на глазу уже долгие годы. Паршивая овца. Дурная кровь. Сомнительное происхождение, плюс ко всему. Его отцом был благородный член Клана Серебра, который по одному ему лишь ведомым причинам - хотя может просто из похоти - связался с дальней родственницей, женщиной семьи Сильвер-Скинов, из младшей ветви Клана. Максимилиан стал несчастным плодом этого неразумного союза. Сильвер-Скины всегда славились странным характером и считали себя новаторами и мыслителями. Они жили на окраине Акры, у самой границы свободных зон, чуть ли не в самой зоне. Женщины Сильвер-Скинов имели репутацию занимающихся запрещенными или опасными искусствами, и вся семья была знаменита своими еретиками. Клан Серебра отказался признать брак между этими двумя, так что неизвестно где и когда Августус Сильвер и Софелия Сильвер-Скин в действительности поженились; согласно одной из причудливых версий, их свадьба имела место в одном из легендарных Городов Окраин, лежащем далеко за горизонтом. Другие истории утверждают, что влюбленные сбежали в Ледяные Пещеры под поверхностью Равнины, где по слухам существуют целые города. Несомненно, все это лишь фантазии, и не было человека в Карадуре, который мог бы или пожелал бы рискнуть выйти на лед, дабы увериться, что хоть что-то в этих рассказах было правдой. Прежде всего, такое путешествие было бы невозможным: паровые экипажи могут перемещаться на очень небольшие расстояния от города, а без транспорта на льду никто не выживет. В далеком прошлом горстка смельчаков отважилась выйти на разведку, но ни один из них так и не вернулся и не смог подтвердить существование Городов Окраин или подземных поселений.

Лорд Айрон ни на мгновение не поверил в романтическую версию о том, что родители Макса погибли или исчезли на Равнине или в каком-нибудь мифическом месте. Было смешно предполагать, чтобы странные обитатели ледяных просторов принесли ребенка обратно в Карадур, где тот был принят добросердечными жителями зон. Айрон в точности знал, что произошло. Родители Макса сбежали в кварталы свободных зон и жили там, среди отребья, пока в конечном итоге не стали их жертвами. Мальчика воспитал некий Меневик Вейн, обычный вор, грязный негодяй. И только вследствие настойчивости Вейна, когда Максу исполнилось девять лет, Клан Серебра признал мальчика одним из своих и принял его обратно в лоно семьи. Конечно же, Вейн надеялся снискать расположение Клана,

но сильно просчитался: двери Особняка Лунного Металла захлопнулись перед его носом.

Принятие Максимилиана в семью не принесло результата. Несмотря на самое лучшее образование и опеку наиболее уважаемых лордов, Макс не устремился к добру. Он не прислушивался к авторитетам и, как ребенок, совершал множество неразумных поступков и мелких преступлений в стенах Особняка. Лорд Айрон знал, что беспокойный Сильвер безнадежен. Позже, когда мальчик подрос, его вылазки в город привели к многочисленным осложнениям. Он тянулся к отбросам общества - несомненно, наследие материнской крови - и явно чувствовал себя дома в большей степени в свободных зонах, нежели в респектабельной атмосфере Акры. Его преступные наклонности пытались искоренить бессчетным количеством разнообразных наказаний. Он крал даже из Домов Кланов, получая удовольствие от производимой этим паники. Еще хуже, что бедняки увидели в нем народного героя, попирающего традиции. В конечном итоге, у Клана Серебра не осталось иного выхода, кроме как изгнать обременительного приемыша. Они надеялись, что пережитый позор послужит ему уроком, что отсутствие преимуществ дворцовой жизни поможет ему осознать свои ошибки и исправиться. Клан был уверен, что Макс вскоре одумается и попросится назад. К сожалению, этого не произошло. Свободные зоны и городские рынки облетела весть, что Макс оставил Клан по собственной воле, публично высмеяв его традиции. Он принял имя матери - Сильвер-Скин - и нес его как знамя, как вызов Особняку Лунного Металла, покровительством и порядками которого так оскорбительно пренебрег. Взяв это имя, Макс поставил себя в оппозицию всему тому, что представляли Лорды. Теперь весь сброд свободных зон считал его герольдом своей никчемной жизни. Своей отвратительной ловкостью Сильвер-Скин не только полностью соответствовал своей репутации, но и, продолжая успешно красть из резиденций Кланов, обливал грязью их имена. Однако хватит воспоминаний. Это уже в прошлом. Несколько лет охотился Капитан Коффин за этим независимым Лисом Акры и наконец поймал его. Удаче способствовали платные информаторы бедняки, работающие за гроши. Один из семьи тех же подлых Сильвер-Скинов и продал своего знаменитого сородича. Это позволило Капитану загнать Макса в угол и арестовать, обвинив в тяжких преступлениях против общества, меньшим из которых было воровство. Отсутствие поддержки со стороны семьи было крайне своевременным. Хоть Сильвер-Скины и слыли еретиками, но они оказались слишком трусливыми, чтобы спрятать у себя разыскиваемого преступника.

Погруженный в эти неприятные мысли, Лорд Айрон расправил складки своей серой мантии и недовольно хмыкнул, что привлекло любопытные взгляды его спутников. Даже мысль об этих Сильвер-Скинах раздражала его. Несмотря на презрение высшего общества, они упорствовали в своих заблуждениях. Многие Сильвер-Скины заявляли, что обладают истинными знаниями о Городах Окраин и о землях, лежащих глубоко подо льдом, и что совсем скоро они смогут организовать исследовательские экспедиции. Подобные идеи были не только крамольными, но и опасными. Они влекли за собой суровое наказание. В первые разрушительные годы Реформации Сильвер-Скины гибли в Латунных Шутниках и Бабушкиных Кастрюльках, двух легендарных орудиях пыток, теперь выставленных в огромном Музее Металла в Шинлече, секторе Клана Меди. Сейчас закон стал куда гуманнее - негодяев заключают в Грагонатт на перевоспитание.

Лорд Айрон отдернул тяжелую шерстяную занавеску. За окном эипажа город был погружен в извечный туман, что каждую ночь поднимался со льда и расползался, пронизывая весь Карадур и застывая коркой на дорогах и зданиях. Металлические колеса экипажа выгрызали из этой корки сверкающие осколки замерзшей грязи, которые разлетались в стороны и оседали потом на боках повозки. А там, впереди, уже показалась сама Крепость, будто впивающаяся в темное, чернильное небо. Крепость была выстроена из странного сплава камня и металла, громадная и неприступная; ее тяжелые грозные линии дышали человеческими страданиями. Так выглядел символ закона и порядка в Карадуре. Грагонатт представлял неизменную Истину, которую не могла осилить преступная Ложь. Преступники же, по природе своей, являлись двуличными обманщиками.

Теперь Макс Сильвер-Скин и Меневик Вейн должны будут провести здесь на перевоспитании всю свою жизнь, в крепости, откуда за ее более чем тысячелетнее существование смогли вырваться только крики.

Грагонатт - порождение Клановых Войн, когда благородные семьи Карадура строили себе неприступные города в городах, изводя поколения за поколениями рабочих для воплощения своих архитектурных замыслов. Несчетное количество здоровых крепких тел было изувечено и сломлено неподдающимся базальтом, а сам камень насквозь пропитался молодой алой кровью. Крепость - все, что осталось от того темного периода войн и смут, - являлась тюрьмой большую часть своего существования. Там нет места для одухотворенной личности. Трудно представить, что когда-то элегантный Клан Золота жил в этих мрачных стенах, но это было слишком давно, да и здание с тех пор подвергалось многочисленным и значительным перестройкам.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать