Жанр: Фэнтези » Терри Брукс » Колдовское зелье (страница 35)


Когда они подъехали достаточно близко, чтобы ощутить жар, но много позже того, как увидели дым и почувствовали запах, они спешились, стреножили лошадей и дальше пошли пешком. Маршрут был трудным: по крутым, каменистым холмам через довольно глубокие провалы. Сапожок, как всегда, показывал путь, но теперь далеко не убегал, держался рядом. Пройдя несколько минут, они услышали какой-то хруст. Сапожок оглянулся и продемонстрировал свои зубы в невеселой улыбке.

Дракон питался.

Они перевалили через холм и увидели здешнего хозяина.

Страбон лежал, обвившись вокруг одного из Ключей — двенадцатиметровая черная туша, вся в шипах и гребнях, местами лоснящаяся, местами шишковатая. Он доедал останки какой-то скотины, похожей на корову, хотя точно определить было трудно, поскольку оставались лишь ноги и куски туловища. Гигантские почерневшие зубы сверкнули, когда дракон вцепился в огромную кость, сдирая с нее остатки мяса. Желтые глаза, опушенные необычными красными ресницами, не отрывались от добычи, но, как только пришельцы взошли на гребень и оказались в поле зрения, массивная рогатая голова поднялась и повернулась.

— Компания? — не очень-то довольным тоном прошипел он. Желтые глаза расширились и моргнули. — А, Холидей, это всего лишь ты… Какая скука. Чего тебе? — Голос дракона был низким и гортанным, с явно слышимым присвистом. — Нет, не отвечай, дай самому догадаться. Ты хочешь поинтересоваться насчет вот этой коровы. Ты проделал длиннющий путь от своего шикарного сверкающего замка, чтобы пожурить меня за эту тварь. Ну так не напрягайся. Это беспризорная корова. Она забрела в Пустоши, и поэтому стала моей. Так что не читай мне нотаций, будь любезен.

Бен не переставал поражаться, что дракон умеет говорить. Это противоречило всему, чему научила его жизнь на Земле. Впрочем, на Земле и драконов-то не было.

— Мне наплевать на корову, — сорвался Бен. В свое время он взял со Страбона обещание не воровать скот.

Пасть дракона распахнулась в жутком хохоте.

— Да?! Ну, в таком случае я, пожалуй, сознаюсь, что она была не совсем на территории Пустошей, когда я поймал ее. Ну вот, сказал и душу облегчил. Истина освобождает. — Огромные глаза вновь сузились. — Так-так, не наша ли это миленькая сильфида пришла с тобой, Холидей? — Дракон никогда не титуловал Бена “Ваше Величество”. — Ты привел ее навестить меня? Нет, такого внимания от тебя не дождешься. Значит, у вас есть причина прийти сюда. И что же это? Бен вздохнул:

— Мы пришли спросить…

— Подожди, ты прервал мой ужин. — Из ноздрей дракона повалил дым, и он громко кашлянул. — Вежливость прежде всего. Пожалуйста, присядьте, пока я закончу. А уж потом я выслушаю вас. Если будете краткими.

Бен взглянул на Ивицу, и они нехотя присели на камень рядом с Сапожком, терпеливо дожидаясь, когда дракон закончит есть. Страбон не торопился, обсасывал каждую косточку и поглощал мизерные кусочки мяса, пока от коровы не осталось ничего, кроме рогов и копыт. Дракон устроил целое представление, с каждым укусом довольно урча и облизываясь. Бесконечный спектакль, который достиг требуемого эффекта. К тому времени, когда дракон закончил трапезу, терпение Бена настолько иссякло, что он с трудом сдерживался.

Страбон отшвырнул в сторону бренные останки и выжидательно посмотрел на визитеров:

— Ну, я освободился, теперь давайте послушаем, что там у вас.

Бен едва удержался, чтобы не заскрежетать зубами от переполнявшего гнева.

— Мы пришли попросить тебя помочь кое в чем, — начал было он, но закончить ему не дали.

— Побереги дыхание, Холидей, — перебил дракон, взмахнув передней лапой. — Я уже оказал тебе всю возможную помощь, которую ты мог получить от меня за свою жизнь. На самом деле даже больше, чем заслуживаешь.

— Да дослушай меня хотя бы, — раздраженно рявкнул Бен.

— А я должен? — Дракон поерзал, как бы стараясь устроиться поудобнее. — Ладно, в честь прекрасной юной леди, так и быть выслушаю.

Бен решил сразу перейти к делу:

— Мистая пропала. Мы думаем, ее захватил король Райделл из Марнхулла. Во всяком случае, он заявляет, что Мисти у него. Мы пытаемся вернуть ее, но пока безуспешно.

Страбон некоторое время молча смотрел на него.

— А я должен знать, о ком идет речь? Мистая? Райделл из Марнхулла? А кто это такие?

— Мистая — наша дочь, — быстро вмешалась Ивица, прежде чем Бен окончательно вышел из себя. — Ты помог Бену найти нас, когда я вызволяла ее из Бездонной Пропасти.

— А, да, припоминаю. — Дракон мотнул рогатой головой. — Очень мило с моей стороны, верно? Так вы назвали ее Мистаей? Очень красиво. Мне нравится ее имя. Оно поет о красоте, подобной твоей.

Полцарства отдал бы за кляп, мрачно подумал Бен, но благоразумно промолчал.

— Да, она красивая девочка, — согласилась Ивица, стараясь удержать внимание дракона на себе. — Я очень ее люблю и твердо намерена вернуть ее домой в целости и сохранности.

— Естественно, намерена, — возмущенно заявил Страбон. — А что это за король Райделл, который захватил ее?

— Мы не знаем. Мы надеялись, что ты нам в этом поможешь.

Ивица затаив дыхание ждала ответа. Страбон медленно помотал рогатой головой:

— Нет. Нет, не думаю. Никогда о таком не слышал. Еще один из массы мелких королишек, полагаю. Их буквально сотни, все надутые и гордые собой. Можно подумать, что они способны на кого-нибудь мало-мальски значительного произвести впечатление. — Он загадочно посмотрел на Холидея. — Ну, кем бы он ни был, я все равно его не знаю. Значит, он из какого-то местечка, именуемого Марнхулл? Правильно? Марнхулл? Похоже на то, что остается, когда щелкаешь орех.

Дракон расхохотался и, задохнувшись от хохота,

опрокинулся в один из Огненных Ключей, разбрызгивая во все стороны пепел и обломки камней. Он с усилием вылез обратно. — Марнхулл! Смехота!

— Значит, и об этом месте ты тоже ничего не слышал, — возник Бен, который уже не мог и дальше хранить молчание.

— Никогда. — Страбон выдохнул грязь и пар из ноздрей. — Они не существуют, ни тот, ни другой.

— Даже за пределами Заземелья, за волшебными туманами? — недоверчиво уточнил Бен. — Даже там? Огромная черная голова резко приблизилась.

— Холидей, слушай сюда. Я был во всех странах, которые когда-либо существовали, и в нескольких, которые не существовали вовсе. Я был во всех странах, которые лежат вокруг волшебных туманов. И гораздо дальше. Я живу уже очень долго, и мне всегда нравилось путешествовать, особенно в тех местах, где меня не любят и я могу питаться жителями. — Желтые глаза засияли. — Итак. Если страна под названием Марнхулл существует, я бы в ней уже побывал. Если король Райделл существует, я бы его знал. А я не был и не знаю. Следовательно, их нет.

— Значит, есть кто-то, кто называет себя королем Райделлом, потому что он дважды приезжал в замок Чистейшего Серебра и угрожал мне, заявил, что захватит Мистаю и пришлет монстров, чтобы убить меня! — Терпение Бена лопнуло. — Мистая пропала, а на меня уже нападали трижды! И по-твоему, ничего не происходит, да?

— Вот именно, — заявил дракон, внезапно утратив всякий интерес к разговору. — Поскольку я понятия не имею, о чем ты толкуешь. У меня были дела поважней, чем выслушивать местные сплетни. Так что если на тебя и нападали, то для меня это новость. Довольно незначительная новость, хочу добавить.

Ивица взяла Бена за руку и ласково оттащила назад, затем шагнула к дракону:

— Страбон, выслушай меня, пожалуйста. Я понимаю, что все, что мы тебе рассказываем, особого интереса для тебя не представляет. Твои заботы гораздо значительней, чем наши. И раз ты говоришь, что никогда не слышал о Райделле из Марнхулла, значит, так оно и есть. Всем известно, что драконы никогда не лгут. — Бен впервые слышал об этом, но данное заявление вроде бы понравилось Страбону, который любезно кивнул в ответ. — Теперь я хочу попросить тебя, как того, кто был мне когда-то другом, — продолжила Ивица, — подумать о том, чтобы помочь мне найти дочь. Она исчезла, и мы безуспешно обшарили все Заземелье. Мы говорили со всеми, с кем могли, пытаясь выяснить, где она. Никто не смог нам помочь. Ты наша последняя надежда. Мы подумали, что если кто и знает что-либо о Райделле или Марнхулле, то только ты. Пожалуйста, скажи, можешь ты что-нибудь сообщить нам, что-нибудь, что может нам помочь? Знаешь ли ты кого-нибудь, кто может быть Райделлом? Или известно ли тебе какое-то место, которое кто-либо называет Марнхулл?

Дракон долго молчал. Огненные Ключи вокруг него шипели и булькали, разбрасывая пепел и дым. Унылый серый день стал еще серее. Солнце клонилось к западу, а облака образовали в небе плотную серую завесу. Окружающий ландшафт становился все мрачнее.

— Я дорожу одиночеством, — произнес наконец Страбон. — Поэтому здесь и живу, знаешь ли.

— Знаю, — подтвердила Ивица. Дракон вздохнул:

— Ну хорошо. Расскажи мне побольше об этом Райделле. Расскажи все, что знаешь и кого подозреваешь.

Ивица так и сделала, не упустив ничего, кроме сведений о медальоне. Когда она замолчала, Страбон погрузился в размышления.

— Что же, Холидей, — тихо проговорил он, — похоже, мне придется подсобить тебе еще разок, хоть это и противоречит моим взглядам. Однако должен заметить, что оказываю тебе помощь исключительно из-за моей неизбывной привязанности к этой сильфиде. — Он прочистил горло. — Ничто не проходит сквозь волшебные туманы без моего ведома. Так уж устроен мир. Драконы обладают великолепным слухом и зрением, и ничто не ускользает от их внимания… — он помолчал, размышляя, — если они считают, что это достойно их внимания, вот. — Похоже, дракон припомнил свое давешнее заявление, что понятия не имеет о происходящих в замке Чистейшего Серебра событиях. — Дело в том, что за последнее время никто не проходил сквозь волшебные туманы. Но даже если я ошибаюсь — положим, что несколько отвлекся именно тогда, когда Райделл или кто-то еще прошел сквозь них, — то еще до сих пор оставались бы следы этого прохода. Короче, я все равно могу это выяснить. — Он ухмыльнулся во всю пасть и добавил:

— Если только захочу.

Страбон склонил свою уродливую голову к Ивице:

— Я вот думаю, миледи, не соблаговолите ли вы одарить меня одной из ваших прекрасных песен? Я безумно скучаю по звукам девичьего голоса.

Это было то, что дракон любил больше всего на свете, и, хотя когда-то он жутко стеснялся просить петь для себя, похоже, ему удалось преодолеть застенчивость. Ивица ждала этой просьбы. В свое время она очаровала дракона именно пением, так что теперь она не колеблясь сделала то же самое. В действительности же имел место быть небольшой торг, и цена, запрошенная Страбоном, была поистине мизерна. Ивица запела о цветущих лугах, на которых танцуют девушки, и о драконе, который царствовал над всеми. Бен никогда прежде не слышал этой песни и счел ее очень приторной, но Страбон, сложив рогатую голову на каменный выступ, наслаждался пением, мечтательно прикрыв глаза.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать