Жанр: Исторический Детектив » Андрей Ильин » Государевы люди (страница 22)


Глава 21

Ну все!.. Если он окажет сопротивление — он его застрелит! Непременно! Конечно, не до смерти — в руку или ногу, но он будет стрелять, твердо решил Мишель.

Он имеет на это полное право, потому что Поставщик Двора пытался его убить, заплатив за его жизнь дворнику Махмудке две «катеньки».

Теперь настал его черед!

Мишель достал из кармана револьвер и, прокрутив барабан, убедился, что тот заряжен. Латунные, тускло взблеснувшие в свете лампы шляпки патронов плотно сидели в своих гнездах.

Он подошел к двери купе и, отбрасывая все сомнения, что было сил рванул ее на себя.

В купе было двое — ювелир и дама.

Дама, кругля глаза, с ужасом смотрела на ворвавшегося в купе без стука и предупреждения какого-то всклокоченного господина. Поставщик Двора тоже смотрел — вначале возмущенно, потом — недоуменно, потом — испуганно.

— Вы?! — выдохнул он полушепотом. — Вы живы?!

И тихо сел на диван.

— Как видите — жив! — твердо сказал Мишель. — Хотя, как я вижу, вас это почему-то не радует!

— Кто это, папа? — спросила дама, ставя ударение на второй слог.

— Это?..

— Титулярный советник Мишель Фирфанцев. Честь имею! — кивнул незнакомец.

— Что ему надо? — вновь обращаясь к ювелиру, спросила дама. — Что вам надо?

— Для начала — узнать, зачем ваш батюшка пытался меня убить?

— Ты пытался его убить? — ахнула дама.

— Что ты, Аннушка, побойся бога, конечно, нет! Господин что-то путает.

И умоляюще взглянул на Мишеля.

Но тот отвернулся.

— Да, возможно, я что-то путаю... после двух ударов, которыми мне, по приказу вашего батюшки, пытались расколоть череп! — мстительно сказал Мишель.

И быстро наклонившись, продемонстрировал кровоподтек на макушке.

Аннушка недоуменно взглянула на него. И на своего отца.

— Папа, это сделал ты?..

— Да, сударыня, это ваш папа, — Мишель специально сделал ударение на втором слоге. — Злодей и душегуб. Хотя и неудачливый. Я, как видите, несмотря на все его старания, остался жив. А вот Махмудку, того точно — зарезали.

— Какого Махмудку? — в отчаянии вскричала дама. — Я ничего не понимаю. Совсем ничего!

— Послушайте, — пытаясь справиться с волнением, сказал Поставщик Двора. — Сейчас не время и не место выяснять наши с вами взаимоотношения. Уверяю вас — вы ошибаетесь. Но если вам угодно думать именно так — то думайте, как вам будет угодно!

И привстав, попробовал пересесть на противоположный диван, чтобы успокоить дочь. Но Мишель истолковал его движение по-своему. Он подумал, что ювелир пытается приблизиться к нему, чтобы напасть. И рванул из кармана револьвер.

— Сядьте, пожалуйста, на место! — крикнул он. Поставщик Двора удивленно посмотрел на направленное на него оружие.

— Вы что, будете стрелять? При даме? — удивился он.

— Буду! — твердо пообещал Мишель.

Анна в ужасе глядела на большой, черный, страшный револьвер, который держал в руках этот странный незнакомец.

Ювелир медленно сел на свое место.

— Я вижу, вы сюда зачем-то явились, — тихо сказал он. — Так соблаговолите делать то, зачем явились!

Косясь краем глаза на даму, видя ее широко распахнутые от ужаса глаза, Мишель представил себе, как он выглядит со стороны, и ему стало ужасно неловко. Растрепанный, мокрый, в комьях налипшей на одежду грязи, с разбитой в кровь головой, да еще с револьвером в руках.

Какой кошмар!

Он быстро сунул револьвер в карман и присел на краешек дивана, как можно дальше от дамы, подвернув под себя грязные башмаки.

— Прошу прощения за свой вид, — пробормотал он, довольно неуклюже оправдываясь перед дамой, — но меня действительно пытались сегодня убить. Два раза. И поэтому я не успел привести себя в надлежащий вид.

Но Анна, фыркнув, демонстративно отвернулась от него.

Ах, как неудобно, как ужасно все получилось!

Ему страшно захотелось, чтобы все это как можно скорее закончилось. И он поспешил перейти к делу.

— Я искал вас, чтобы задать вам несколько вопросов, — официальным тоном сказал Мишель, — относительно судьбы хранящихся в Кремле фамильных драгоценностей царской фамилии.

Поставщик Двора на его слова никак не прореагировал и даже не повернулся к нему. Он смотрел на дочь.

— Пожалуйста, не волнуйся, Анна, — тихо произнес он. — Это просто какой-то сумасшедший, которого непременно ссадят на ближайшей станции.

Мишелю не понравилось, что сказал ювелир. Он, наверное, выглядит как сумасшедший, но он, по крайней мере, никого не желал убить!

Он обиделся на ювелира и повысил голос:

— Если вы, сударь, не желаете отвечать на мои вопросы, то в таком случае потрудитесь достать ваш саквояж. Который я вынужден буду осмотреть!

— У вас имеется на то письменное предписание, подписанное прокурором? — спросил ювелир.

Предписания не было.

— У меня были все необходимые бумаги, но, в силу обстоятельства, — указал Мишель на себя, — о которых вы прекрасно осведомлены, я их утратил.

— Ах, утратили? — усмехнулся ювелир. — В таком случае, милостивый государь, мне больше не о чем с вами разговаривать! И будьте так любезны покинуть это купе!

Он его еще и выставляет!

Мишелю наконец все это надоело!

Ну и ладно, что всклокоченный и грязный — не по своей вине грязный. В конце концов, его всего несколько часов назад хотели убить!

— Никуда я не уйду! — убежденно сказал Мишель. — Пока вы не покажете, что у вас в саквояже! — И сунул руку в карман. — Не принуждайте меня применять силу!

— Папа, — и вновь с ударением на последнее "а", — покажи ему саквояж, и пусть он

поскорее уйдет, — попросила Анна.

Мишель согласно кивнул. Вот именно — пусть покажет!

Секунду или две посомневавшись, но, наверное, поняв, что его преследователь настроен самым решительным образом и что он все равно никуда не уйдет, ювелир встал и снял с сетки дорожную сумку, бросив ее на сиденье.

— Соблаговолите!.. Если вам так интересно копаться в чужом грязном белье! — сказал он.

Скрепя сердце Мишель придвинул к себе саквояж и раскрыл его. Там, сверху, был обычный дорожный набор — какое-то белье, полотенце, Библия, футляр с запасным пенсне... Наверное, то, что он искал, находилось глубже, на самом дне.

Он запустил внутрь руку и, ненавидя сам себя, стал перебирать там какие-то вещи.

Все не то!.. Не то!.. Как же так, неужели он ошибся?

Или то, что ему нужно, зашито в подкладке?!

Мишель быстро, но тщательно ощупал подкладку саквояжа, проводя руками с двух сторон — с внутренней и с наружной. Так нетрудно было обнаружить любое утолщение. Но — нет, толщина стенки по всей длине была одинакова!

Ничего нет?.. Совсем?!

Но зачем тогда его убивали?

Он решительно ничего не понимал!

— Надеюсь, вы в полной мере удовлетворили свое странное любопытство? — очень спокойно и даже как-то сочувственно спросил ювелир. — Или вы желаете обыскать меня?

Мишель почувствовал, что краснеет.

Ах, как некстати! В такие моменты никак нельзя краснеть!

И перебарывая себя, свое желание все бросить и убежать, он пробормотал:

— Я вынужден принести вам свои извинения...

Хотя за что? За то, что его убивали, да не убили?!

— Если господину так угодно, он может осмотреть и мой багаж! — брезгливо сказала Анна.

Ах, какой срам!..

Но Поставщик Двора как-то странно прореагировал на произнесенную его дочерью фразу. В его глазах метнулся мгновенный испуг.

Почему?..

— Да! Угодно! — вдруг, сам еще не понимая, чего хочет, сказал Мишель. — Именно это мне и угодно!

Растерянная, сбитая с толку Анна захлопала ресницами.

Она совсем не для того предлагала осмотреть ее багаж! Этим предложением она хотела выразить свое презрение ворвавшемуся в их купе нахальному господину. Она вовсе не желала, чтобы он копался в ее платьях.

Но отступать было уже поздно!

Она вспыхнула и бросила ему свою сумку.

«Ну и ладно, и пусть она думает о нем, что угодно!.. — жалея сам себя, решил Мишель. — Подумаешь, мадмуазель какая — просто дочь душегуба и всё!»

И расстегнув саквояж, сунул руку во что-то шелковое, кружевное и невесомое!

Анна, сказав «Ах!» и всплеснув руками, прикрыла лицо ладонями...

Но что это? Среди шелка и кружев Мишель нащупал что-то твердое и продолговатое. Ухватил и потащил наружу.

Это был какой-то футляр.

— Сударыня, это ваше? — спросил он.

Анна отняла ладони от лица, мельком взглянула на футляр и замотала головой.

— Вы в этом совершенно уверены?

Анна кивнула.

Теперь Мишель уже не испытывал тех угрызений совести, которыми мучился секунду назад, копаясь в дамском белье.

Он положил футляр на стол и откинул крышку.

Внутри футляра, на бархатной подушечке, лежали сережки в форме лепестков, с рассыпанными по ним мелкими бриллиантами.

— Откуда это у вас? — спросил Мишель, обращаясь к девушке.

— Я... Я не знаю!.. — ответила она.

И растерянно посмотрела на отца, который, не выдержав ее взгляда, отвернулся.

— Это ты?.. Ты! — крикнула девушка. — Но зачем? Ее папа насупленно молчал.

И Мишель тоже молчал. Его вновь одолевало чувство неловкости. Ему было неудобно присутствовать при чужой семейной сцене. Но уйти он не мог, потому что этот футляр был не единственным — в этот самый момент он нащупал в сумке другие футляры.

— Зачем, зачем ты это сделал? — требовательно спросила Анна. — Из-за него? Ты знал, что он придет? — показала она на притихшего Мишеля.

Но тут увидела и по-новому оценила его внешний вид — его мокрую, грязную одежду, запекшуюся на волосах и размазанную по лицу кровь...

— Так он не лгал? Ты действительно хотел убить его! — не спросила, скорее обвинила она отца. — Это было так?!

Папа молчал.

Чего было довольно!

Анна в отчаянии обхватила лицо руками, что-то крикнула и, вскочив на ноги, выбежала из купе.

Поставщик Двора рванулся было за ней, но, наткнувшись на Мишеля, плюхнулся обратно на диван.

— Прошу вас!.. Умоляю! — напряженным, изменившимся голосом сказал он. — Подите за ней! Я очень боюсь! Она может с собой что-нибудь сделать!

— А вы не сбежите? — недоверчиво спросил Мишель.

— Нет, я никуда не сбегу! — быстро ответил ювелир. — Я буду ждать вас здесь! Только ради всего святого поторопитесь!

Мишель мгновение раздумывал.

А вдруг все же сбежит?

Но не выполнить просьбы он не мог.

— Ну же! — нетерпеливо крикнул ювелир, порываясь снова встать. — Идите! Меня она теперь может не послушать! Идите — вы!.. Или пойду я!..

И снова приподнялся. И было видно, что теперь его не остановит ничто, и уж тем более револьвер!

Мишель встал и, подойдя к двери, обернулся.

— Не оставляйте ее! Ни на секунду не оставляйте! — умоляюще крикнул ювелир.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать