Жанр: Исторический Детектив » Андрей Ильин » Государевы люди (страница 55)


Глава 54

Теперь, именно теперь Мишель-Герхард-фон-Штольц должен был победить — буквально с минуты на минуту. Потому что только что ему на мобильный позвонила Ольга и сообщила, что все в порядке и что она едет домой!

— Ты сделала то, о чем я просил? — с трудом скрывая свое волнение, поинтересовался фон-Штольц.

— Да, милый! — ответила она.

А это значит, что экспертиза была проведена!

— И что? — не удержался-таки, спросил Мишель.

— Все хорошо! — прощебетала она. — Приеду — расскажу.

Полчаса Мишель метался по малогабаритной квартире, как лев по клетке. Минута торжества была близка! И пусть наконец все встанет на свои места, и пусть справедливость восторжествует! Теперь кто-то непременно сядет на нары, кто-то кому-то принесет свои публичные извинения, а кое-кто получит Звезду Героя! Никак не меньше — на меньшее Герхарды-фон-Штольцы соглашаться не должны!

Ну где же она, где?! Ведь полчаса прошло! Как можно так долго ехать?!

Минута торжества все откладывалась и откладывалась!..

Наконец раздался долгожданный звонок.

Мишель сорвался с места, бросаясь к двери.

— Здравствуй, милый, — чмокнула Ольга Мишеля в щечку.

Она бы бросилась ему на шею, но у нее были заняты все руки.

— Где ты была?! Я страшно волновался! — укоризненно сказал Мишель.

— Я?.. В магазин заехала, купить что-нибудь на ужин, а там — очередь... ведь я тебя должна хорошо кормить... — быстро-быстро говорила Ольга, перетаскивая на кухню пакеты и вытряхая из них на стол кур, пакетики с приправами и еще что-то. — Ты представляешь, я как зашла, как увидела... там были твои любимые крабы, такие большие, с клешнями... я как на ценник взглянула, обомлела, думала — с ума сойду... Но потом решила, что все равно куплю, побалую тебя, ты ведь говорил, что их так любишь...

Ольга стремглав носилась по кухне, разбрасывая продукты: что-то в холодильник, что-то в морозильную камеру, что-то в мойку...

— Хотела еще тебе креветок купить — там были такие большие, мороженые... Хватилась, а у меня денег уже почти нет... Я так расстроилась, так расстроилась, — все болтала и болтала без умолку Ольга.

Но вдруг осеклась, наткнувшись на молчаливо стоящего посреди кухни Мишеля, но более наткнувшись на его вопрошающий взгляд.

— Ах, прости, заболталась совсем, забыла!.. — всплеснула она руками. — Ах, какая же я глупая! Я сейчас, я быстро!..

И бросив на плиту сковородку, стала разбивать на нее яйца.

Да не это, совсем не это Мишелю нужно было! Не яичница — а минута торжества! Мишель с досады чуть эту сковородку ей об голову не расколошматил! Но не стал, сдержался, будучи стопроцентным джентльменом.

Но Ольга и так, без сковородки, почувствовала, что делает что-то не то.

— Что? Что-то случилось? — испуганно спросила она, так и не успев разбить последнее яйцо. — Говори!.. Нет, молчи, я сама скажу!.. У тебя грипп? Теперь в Москве ходит страшная инфекция...

— Сегодня должна была состояться экспертиза, — еле сдерживаясь, напомнил Мишель.

— Значит, не грипп?.. Уф!.. Как ты меня напугал! Я думала, ты заболел!.. Ты такой странный, молчаливый, весь — красный, напряженный!.. Я думала — точно больной, уже хотела теперь в аптеку бежать...

— Она — была? — перебил ее Мишель.

— Кто? — удивилась Ольга.

— Экспертиза?!

— Ах это?.. Ну, да — конечно. Я же тебе звонила. Все в порядке...

— Что в порядке?

— Как — что? Колье на месте!

Ну какая же она у него дурочка!.. Понятно, что на месте! Вопрос не в том, на месте или нет, — совсем в другом!

— Это оказалась подделка? — задал главный вопрос Мишель.

— Подделка?.. — удивилась Ольга. — Какая подделка? Какой же ты у меня глупенький!.. У нас не может быть подделок! Я же говорю — все в порядке!..

Ах, вот в каком смысле «в порядке!»

— Но как же так? — совершенно ничего не понимая, переспросил Мишель-Герхард-фон-Штольц. — Как это может быть?!

Потому что быть этого не могло! Никак!

— Что, что случилось? — встревоженно спросила Ольга, заметив, как ее любимый, только что бывший красным, смертельно побледнел. — Я что-то сделала не то?.. Ноя сделала лишь то, что ты меня просил! Ты просил меня провести экспертизу — я ее провела!

— И что? — вновь, с безумной надеждой, спросил Мишель, хотя ему уже все сказали. Все, что он хотел знать!

— Ну я же говорю тебе — все в порядке, можешь не волноваться — колье настоящее, — растерянно, потому что в который уже раз, повторила Ольга.

А как же не волноваться, когда оно... настоящее!

— Но ты уверена? Оно точно — настоящее?

— Да, конечно!

Но как же все ужасно и кошмарно!..

Мишель-Герхард-фон-Штольц чуть не плакал от огорчения. Потому что вместо минуты торжества случилось то, о чем он помыслить не мог и чего более всего опасался — он только что лишился чести... И бог бы уж с ней, но помимо чести он лишился всех денег и заложенной под кредит квартиры, причем не своей, а принадлежащей административно-хозяйственному управлению делами Президента.

Впору было стреляться!.. Прямо теперь!..

— Что с тобой, что? — тормошила Мишеля Ольга. — Тебе плохо?!

— Очень, — честно признался Мишель.

— Значит, все-таки грипп?..

Да какой грипп?!! При чем здесь грипп?! Лучше грипп, лучше чума с холерой, чем то, что с ним произошло!..

— При чем здесь грипп? — в отчаянии вскричал Мишель, хватаясь за голову.

— Голова?.. У тебя болит голова?! — все поняла и еще больше расстроилась Ольга.

— Да не грипп, не голова, не понос и не золотуха! А — экспертиза! — простонал Мишель.

— Экспертиза?.. Но

ведь все хорошо — колье настоящее, его никто не украл! — лепетала Ольга.

— Какое — не украл? — непонятно спросил Мишель.

— В каком смысле — какое? — изумилась Ольга.

— То — не украл? Или — это не украл? — указал Мишель на свой кейс.

— Это?.. — удивилась Ольга. — Какое — «это»?

Вместо ответа Мишель нагнулся, поднял, бросил на кухонный стол и расстегнул кейс, вытащив из него небольшую коробочку. Которую раскрыл...

— Ой! — испуганно ойкнула Ольга, словно принесенные ею мороженые крабы ожили и пошли на нее, расставив клешни. — Ой-ой!..

В коробочке, на бархатной подушечке, лежало... колье! То самое!

Ольга изумленно глядела на колье и на Мишеля. И личико ее все более мрачнело.

— Как ты?.. Когда?!

Его милая, добрая, но глупенькая девочка заподозрила его в том, что он обокрал Гохран!

— Как ты мог?!

— Ничего я не смог! — вздохнул Мишель, имея в виду свое, наболевшее.

Ольга вертела в руках украшение.

— Но ведь это оно — то самое! — пораженно бормотала она.

Как же — «то самое», когда совсем другое!

— Нет, это не оно, — тяжко вздохнул Мишель. — Это подделка.

— Подделка?.. — удивилась Ольга. — Никакая это не подделка, это — изделие тридцать шесть тысяч пятьсот семнадцать! Колье золотое, в форме восьмиконечного многогранника с четырьмя крупными, по двенадцать каратов каждый, камнями по краям и одним, на шестнадцать каратов, в центре...

Вот, гляди, и вмятина на оправе есть, — ткнула Ольга пальчиком.

— Какая еще вмятина?

— Вот эта, видишь — каплеобразная вмятина неизвестного происхождения между вторым и третьим камнями... Она и в экспертной описи отображена!

Тут уж Мишель и вовсе перестал что-либо понимать!

Так что — выходит, это не подделка? А где тогда подделка? Там?..

Но там изделие номер тридцать шесть тысяч пятьсот семнадцать осматривали не далее как вчера вечером! То есть в то самое время, когда это находилось у него!

Чего быть не может!

— Нет, Оленька, ты что-то путаешь, это не то колье! — мягко взяв ее за руки, сказал Мишель. — Это — совсем другое колье!

— Как другое, если то самое! — возмутилась Ольга. — Я же специалист... эксперт! Наконец, я не слепая, я — вижу!

Мишель начал теряться.

— "То самое" — в Гохране, а это не «то самое», это совсем другое! — попытался он втолковать ей очевидное. Хотя уже менее горячо.

— Другое?.. Но оно ведь настоящее! — показала на колье Ольга. — С вмятиной! Ведь — настоящее?

Убежденность Ольги покоряла.

— Выходит — настоящее, — неуверенно согласился Мишель. — Колье платиновое, в форме восьмиконечного многогранника с четырьмя крупными, по двенадцать каратов каждый, камнями по краям и одним, на шестнадцать каратов, в центре...

— А там? — кивнула головой Ольга, имея в виду Гохран.

— И там тоже! — легко согласился Мишель. — Колье платиновое, в форме восьмиконечного многогранника с четырьмя крупными, по двенадцать каратов каждый, камнями по краям и одним, на шестнадцать каратов, в центре...

— Что же их — два?

— Выходит, два, — скромно потупив взор, сказал Мишель.

И хотел было добавить что-то насчет того, что «и тебя вылечат»!.. Да вовремя сдержался. Потому что самому впору было лечиться от двоения в глазах или раздвоения сознания!

Он добыл колье, да не одно — а пару! А толку?! Он ведь не колье коллекционирует, он преступников изобличает! И кто здесь тогда преступник? Кто, что, когда и кого украл, если все ценности на месте?! Кто здесь вор? И есть в этой истории вообще хоть один вор?

"Какие быть — есть! — ответил он сам себе. — Один!

И кто же?

Как кто — он. Он самый и есть! Потому что он украл у своей бывшей возлюбленной принадлежащее ей колье. И если кого здесь и можно засадить за решетку — так это его! Причем трижды — за воровство, за махинации с президентской квартирой, за кредит..."

«Ай, как некрасиво, как неудобно получилось!» — совершенно расстроился Мишель-Герхард-фон-Штольц.

«Это верно!» — согласился Мишка Шутов, сказав не так, сказав про пушного зверька, причем не просто зверька, а хорошо упитанного! В смысле — полного!..

И Мишель-Герхард-фон-Штольц не смог ему ничего возразить!

Он победил — получив все, что желал, и даже вдвое больше!

Но это ровным счетом ничего ему не дало!

Он — выиграл.

Но... в конечном итоге проиграл! Он сделал невозможное, пробрался в святая святых — в Гохран. Что никакие приблизило его к разгадке!

А ведь как все хорошо начиналось!..

Чтобы так преотвратно закончиться!..

И теперь ему уж точно головы не сносить!

...Мишель-Герхард-фон-Штольц и Ольга сидели на диване. Давно сидели... Уже было темно, на улице и в квартире тоже. Уже Ольга отплакала свое, вымочив все имевшиеся у Мишеля платки. Хотя сама не могла сказать, по какому поводу плачет. Просто она видела, что Мишелю плохо. Очень!

И так и было! И даже — еще хуже!

Все было кончено. Мишель проиграл по всем статьям — он оказался неудачником, вором и мошенником.

Главное — что неудачником. Что совершенно не к лицу «фонам»! Лучше быть удачливым вором и отпетым мошенником, чем неудачником! Неудач высший свет и начальство не прощают!



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать