Жанр: Русская Классика » Игорь Наталик » Светотени (страница 2)


Вот так Тамбовка.

Да еще Нижняя.

*

ВЛАДИК

Во Владике больше всего поражает кладбище моряков. Это - вековая память моря о человеческом бесстрашии. После него вся городская "бронированная" земля и холмы воспринимаются как продолжение дремлющего океана. Хотя на самом деле вблизи эти холмы теплее и мягче. А при солнце они, словно русалочки, радостно плещутся в зелени и цветах.

И все же здесь во всем чувствуется скрытая океанская мощь и некое напряжение океанского дна.

Волны суши перекликаются с морскими валами.

Будто великан, недоуменно проснувшись и встав посреди города, трубит в Золотой Рог.

А море всей душой отзывается и приветствует косынками чаек, бликами, свежим дыханьем глубин.

*

ЧЕХОВСКИЙ ОСТРОВ

Прежде, чем нам удастся шагнуть с материка на Остров, расскажу, почему он называется так необычно.

По легенде, когда в устье Амура замаячили размытые очертания гор, адмирал Невельской спросил у одного из проводников-аборигенов: "Что впереди?". Тот ответил длинно: "Сахалян улла манга хата - черные горы в устье мутной реки".

Островная природа притягательна и необыкновенна. Здесь - почти субтропики.

Больше, чем двухметровая трава, огромные зонтичные, не оскудевшие горные речки. Свирепого вида "горбыли" во главе косяков горбуши, от века спешащей на нерест в верховья.

Особенно поражают места, где в спящий океан можно зайти далеко, оставаясь по пояс в воде. Сверкает шальная мысль дойти так до американского континента - вдруг и они тоже навстречу пойдут?

В пояснице острова - черные острые пики обгоревших деревьев. Лес мерцающих черных теней. Это - шрамы былой войны.

Океан за спиною нередко балует штормами. Страшная встряска глубин цунами - постоянно как бы нависает над нами, словно слоновья нога над людским муравейником.

*

ПЕРВОЕ ИЮНЯ

Сегодня день защиты будущего. Защиты нежных ростков души от воинственных взрослых.

У старших поколений сильно развито чувство тревожного времени. Постоянно присутствует ощущение бывшей и возможной беды. И ведут себя они соответственно: словно навсегда эвакуированы из Детства. Но многие все же помнят и прочно держат в сердцах, что выросли они именно оттуда - из этих темно-колючих и сопливых зарослей. И собственные внуки - постоянно перед глазами.

Так что ж и они хотят, чтобы их дети начали чингисханить? Зачем? Непостижимо. Стремление к уничтожению Будущего - это какой-то прогрессирующий паралич души.

Детство спит. Как похожи во всем мире тихие колыбельные без слов. Как доверчиво разметались во сне наши дети.

Они слабыми руками своими каждого взрослого за сердце хватают.

*

ВДОХНОВЕНИЕ

По-видимому, каждый человек, подрастая, должен иметь время, чтобы сесть на пенек, но не для того, чтобы съесть пирожок.

Назовем его Временем Голодного Раздумья.

Терзающая душу жажда и неведомая ранее тоска однажды привели меня в скукоженный, промезший Академгородок. Поразили воображение и Дом Ученых , и "Тэдди Бэя Клаб", и дорожки, таинственно обтекающие сосны и оканчивающиеся лесенками в никуда. Санаторная табличка "Лес на отдыхе!" здесь давно никого не удивляет.

По ночам там можно было фотографировать "космику" неуклюжим многометровым аппаратом, гордо возлежащем на своем постаменте. Он - словно зрачок самой Земли, неотрывно глядящей на звезды, или око, обращенное внутрь тверди земной.

А рядом - первокирпичики материи, будто взмыленные лошади на корде, гнались и гнались друг за другом по кругу, подстегиваемые невидимым электронным кнутом.

В Вычислительном центре, на Ершовском семинаре программистов металась мысль, юркая, как белочка. Вдохновение настигало сердце и голову не то от голода, не то - от устрашающей близости к спящей Тайне.

*

ДУША ПРИРОДЫ

Природа дает нам надежду.

Более сильное ощущение сущего.

Захватывающую пульсацию жизни.

Как все оживает под солнцем. Дышат реки, леса и птицы поют задушевно. Кто-то назвал иволгу "золотой флейтой русских лесов", мечтающей о весне.

Непрестанно звучит эта музыка.

Великая, гармоничная и таинственная.

Веще поют птицы в былинах, легендах и сказках.

Вправду у Природы есть душа. А люди - ее неразумные, хищные дети. Но может статься, что вскоре и защищать-то жизнь будет некому.

Да и не от кого.

*

ПРИТЯЖЕНИЕ РАЗЛУКИ

Сильнее стал чувствовать, насколько сближают всех нас огромные расстояния.

Вот посмотри.

Наиболее сильный душевный резонанс - у людей любящих.

Они четко настроены на единую волну. Неизбежно найдут друг друга по радиомаяку сердца. Никто и ничто другое в это время им не нужны.

Разлука любящих зачастую усиливает встречный порыв душ, раскаляет молодые сердца. С другой стороны, порыв к сердцу (взаимопроникновение через толщу пространства) ускоряет возможную близость людей.

Делает ожидание встречи нестерпимым.

Расстояние приближает.

*

ТОМСКИЕ БЕРЕГА

Красота человеческой души высвечивается в деревянных снежинках - резных кружевах на домах. В юности меня настигло головокружение от весны и прекрасной речки Томи.

Голод и жажда молодости - вот чем остался во мне тот старый и юный, продрогший до самого сердца город. Правда, в ту весну он немного оттаял.

*

ВЕРТИКАЛЬ

В алтайских горах есть жемчужина - Телецкое озеро. Есть и загадочное ущелье Шавло. Его украшают вершины, называемые людьми Сказка и Красавица. Шагнув к ним, мы продвигаемся вглубь себя самих. На их задумчивых склонах можно загнать и занозы в душу, и лоб остудить родниковой

водою.

С горами человека связывает пуповина Вечности. Невольно поверишь в неземное происхождение предгорных храмов. Ленточки на ветвях деревьев у перевала - попытки задобрить невидимых властелинов гор: как бы украшения их высоких жилищ. Каждой душе нужна вертикаль.

*

СПЯЩИЕ ИСПОЛИНЫ

Столбы представились нам диким лесом из камней среди вековой тайги.

Словно сход каменных великанов.

ДЕД, похожий на сурового Ермака. Столб РУКАВИЧКА. ПЕРЬЯ и рядом с ними - ЧЕРНИЛЬНИЦА. Застывшая, волшебная сказка в камне.

СЛОНИК, улегшийся у ПЕРВОГО столба, дозволяющий детям и взрослым ползать всласть по себе. Добродушный, веселый всеобщий любимец СЛОНИК. Заспанная березка и "озерко земляники" почти наверху одного из столбов - в поднебесье. Звезды особенно звонко смеются здесь ночью.

И посмотри: у каждого исполина - свое имя.

ПЕРВЫЙ, ВТОРОЙ, ДЕД, РУКАВИЧКА, ВОДОРАЗДЕЛ, ЛЕВ, ЛЬВИНЫЕ ВОРОТА, ГРИФЫ и МИТРА...

Целая каменная вселенная с обитаемыми мирами.

*

НА БАЙКАЛЕ

От студеной озерной воды ломит зубы и лоб. Через толщу ее (огромный живой микроскоп) увеличено видишь дно - сквозь чистейшую глубину.

Здесь обострено счастливое чувство приближения к самым глазам едва заметных, глубинных движений Земли.

Это - волшебная линза, хрусталик зеленоглазой планеты. И рядом на берегу - полотно умершей дороги. Словно обессилевшая змея, уползающая от знобкой воды. Шуга зимою на озере.

Ветер, не дающий вдохнуть полной грудью.

Этот ветрило - выдох окрестных, ворочающихся с боку на бок гор.

*

ОГНЕННОЕ КРЕЩЕНИЕ

Опять не дает уснуть горьковатая мысль о том, что человечеству как бы извне, помимо воли людей навязывается самосожжение.

И тропка такая же извилистая, как была в старину.

Люди скучивались в огромную толпу. Потом появлялся очередной старец, а у всех выходов скита - крепкие молодцы.

Вновь повторяется та же старая история. Произносится традиционный набор заклинаний. Полуслучайно проливается безвинная кровь. От этой крови "занимается пожар".

У каждого старца была нора, заветный потайной ход - чтобы уйти от огненного смерча. Иногда фанатики, не подпускавшие никого к запертый окнам и дверям, сгорая сами, толкали в тот же лаз подземного хода вслед за старцем одного-двух смышленых мальчишек.

Те становились учениками старца - ведь ТО случилось на их собственных глазах. Все потеряно в неукротимом огне. И если часть людей чудом все-таки уцелевало, то через неспешное время к ним выходили ТЕ (выросшие и поседевшие) мальчишки, ставшие старцами.

Это их путь.

Другого не знают - так было всегда.

Сегодня этот круг замыкается.

*

МИРНЫЙ

Когда самолет идет на посадку в Мирном, то кажется, что садимся прямо в разверстую пасть километровой огромной ямищи.

Туда, куда уходит с поверхности тропка: тончайший сиреневый серпантин. По нему ползут стотонные жуки-черепахи-лопаты на колесах.

От их вибрации у шоферов мясо отходит от костей.

Много людей уже знают об этом, но почему-то молчат.

*

СЫТЫКАН

Весьма примечательно - сами аборигены страсть как не любят селиться в Айхале.

Они называют это место Сытыкан - Мертвая долина.

На ее уступах издавна сияли дьявольским блеском уголья глаз.

А потом человек, видевший их, таинственно пропадал.

*

ВНЕ ВРЕМЕНИ

И снова мы отправляемся в путь.

За порогом - густая ночь.

За окнами, да и то не за всеми - умирающие костры абажуров, и дождь сыплет горох за одежду.

Путь наш долог: через все времена - в будущую весну.

Пусть под ногами колючки - железные и живые - мы дойдем. И наградой нам будет праздник и радость негаснущей жизни.

Рано пока говорить о конечной точке пути.

Мы не скоро вздохнем полной грудью. И песня польется свободно.

А пока на минутку присядем и помолчим.

Вот так.

А теперь возьмемся за руки - и в путь.

*

БЕЛОНОЧЬЕ

Давай побродим вместе по Питеру.

Побродим среди лета и ни на что не похожей питерской тишины.

Воздух здесь густой и молочный.

Изредка навстречу будут попадаться тихо-счастливые люди, у которых распахнуты очи. И тело легко от недосыпания.

Побредем вдоль Канавки. На Невский свернем. Мысленно осадим коней у Аничкова. Ощущение такое, что здесь не может быть "нелюбимых" мест. Как будто город состоит сплошь из любимейших уголков.

И на каждом шагу - влюбленные.

*

ДЮРЕР

Тишина и покой - вкруг стола эрмитажной библиотеки. Мои руки, совсем деревянные, где-то внизу под столом. Скорее всего потому, что эти старинные эстампы слушаются рук лишь строгой и седой библиотечной служительницы.

У нее за спиной - два крыла.

Листаю старинные альбомы жадными глазами.

Все тело затекло - сижу не шевелясь. Не дыша.

И яростно умоляю Судьбу, чтобы этот "сон" не кончался.

*

МЫ - ДЕТИ ДЕТИНЦА

Колыбель Великого Новгорода мистически называется Детинец.

В нежной груди Земли доныне зияет огромная ямища - место, где собиралось новгородское вече. Его звуки и полифония голосов исходят из глубин Времени.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать