Жанр: Русская Классика » Игорь Наталик » Светотени (страница 9)


Е.В.Император Всероссийский

графа Карла Роберта Нессельроде, своего Действ. Тайного Советника, члена Государственного Совета, статс-секретаря, Управляющего Министерством Иностранных Дел и т.д.

и Петра Полетику, своего Действ. Статского Советника и кавалера орденов Св.Анны первой степени и т.д.,

а Е.В.Король Соединенного Королевства Великобритании и Ирландии

почтеннейшего Стратфорда Каннинга, Его Тайного Совета члена и магистра университета Кембриджского и проч.

Которые полномочные по размене своих полномочий, найденных в надлежащем порядке, постановили и подписали следующие статьи:

Статья 1.

Постановляется с общего согласия, что во всех частях Великого Океана, обыкновенно Тихим Океаном именуемого, обоюдные Высоких договаривающихся Держав подданные могут пользоваться беспрепятственно и с полной свободою мореплаванием, производством рыбной ловли и правом приставать к берегам в таких местах, которые еще не заняты, для торга с природными тамошними жителями, наблюдая однако те же воспрещения и правила, кои в следующих статьях обозначены.

Статья 2.

Для предупреждения, чтобы предоставляемые обоюдным Высоких договаривающихся сторон подданным права мореплавания и рыбных промыслов на Великом Океане, не послужили предметом к торговле непозволенной, постановляется, что подданные Его Великобританского Величества не могут приставать в тех местах, где находится Российское селение, без позволения тамошнего правителя или начальника, а равным образом и Российские подданные не могут приставать без позволения ни к какому Британскому селению на северно-западном берегу.

Статья 3.

Черта разграничения между владениями Высоких договаривающихся сторон по берегу твердой земли и по островам Северо-западной Америки будет проведена следующим образом:

Начиная с самой южной части острова, именуемого Принц Валлийский, каковая точка находится под 54 градусом 40 минутами северной широты и между 131 и 133 градусом западной долготы (считая от Гринвичского меридиана), вышесказанная черта протянется к северу вдоль по проливу, называемому Портландский канал до той точки твердой земли, где она касается 56 градуса северной широты. Отсюда черта разграничения последует по хребту гор, простирающихся в параллельном направлении с берегом до точки пересечения на 141 градусе западной долготы (от того же меридиана), и, наконец, от сей точки пересечения та же меридиальная линия 141 градуса составит в своем продолжении до Ледовитого моря, границу между Российскими и Великобританскими владениями на твердой земле Северо-западной Америки.

Статья 4.

В отношении к черте разграничения, определенной в предыдущей статье, разумеется:

1. Что остров, именуемый Принц Валлийский, принадлежать будет России весь без изъятия.

2. Что везде, где хребет гор простирается в параллельном направлении с берегом от 56 градуса северной широты до точки пересечения под 141 градусом западной долготы, отстоять будет далее десяти морских миль от Океана, граница между владениями Великобританскими и выше означенным берегом, яко долженствующим принадлежать России, проведена будет параллельной чертою с кривизнами берега и не может идти далее десяти морских миль от оного.

Статья 5.

Постановляется сверх того, что ни одна из двух сторон не может заводить никаких селений в тех границах, которые двумя предыдущими статьями владениями другой стороны назначены. Вследствие сего Великобританские подданные не могут заводить никаких селений ни на берегу, ни на краю твердой земли, заключающейся в границах Российского владения, так, как оные в двух предыдущих статьях показаны; а равно и Российским подданным не позволяется заводить никаких селений за оными границами.

Статья 6.

Разумеется, что подданные Его Великобританского Величества на пути своем, с которой бы стороны то ни было, как от Океана, так и с твердой земли, навсегда будут пользоваться правом плавать свободно и без всякого помешательства по всем рекам и речкам, кои, протекая в Тихий Океан, пересекают черту разграничения на прибрежном краю, обозначенном в 3 статье сей конвенции.

Статья 7.

Разумеется также, что в продолжение 10 лет, считая со дня подписания сей конвенции, корабли обеих Держав, или таковые же, принадлежащие обоюдным их подданным, могут заходить взаимно без малейшего помешательства во все внутренние моря, заливы, гавани и бухты, находящиеся по означенному в 3 статье берегу, для производства там рыбной ловли и для торга с природными тамошними жителями.

Статья 8.

Гавань на острове Ситхе, или Ново-Архангельский порт будет открыт для торговли и для кораблей Великобританских подданных в продолжение десяти лет, считая со дня, как ратификации сей конвенции будут разменены. Если же какой-либо другой Державе будет предоставлен срок более сего десятилетнего, то таковая же отсрочка будет предоставлена и Великобритании.

Статья 9.

Вышеизъясненная свобода торговли не простирается до торгу спиртовыми напитками, огнестрельным и белым оружием, порохом и другими военными снарядами; ибо Высокие договаривающиеся стороны взаимно обязуются не позволять, чтобы вышеупомянутые вещи были продаваемы или доставляемы каким-либо образом природным той страны жителям.

Статья 10.

Всякому кораблю Российскому или Великобританскому, который во время плавания по Тихому Океану принужден будет бурями, или по какому-либо приключению искать убежища в гаванях обоюдных сторон, позволяется исправляться там починкою, запасаться всеми нужными потребностями и выходить

обратно в море без платежа иных пошлин, кроме портовых и маячных, точно таких же, какие для собственных судов в том месте установлены. Если однако же начальник корабля найдется в необходимости сбыть часть своих товаров для нужных ему издержек, то он обязан поступать по предписаниям и тарифам того места, где он находиться будет.

Статья 11.

В случае всяких жалоб, относящихся до нарушения статей сей конвенции, гражданские и военные начальства обеих Высоких договаривающихся сторон, не позволяя себе предварительно никакого самоуправства, или меры усилия, обязаны доносить о том в точности и подробно взаимным Дворам своим, кои обязуются оканчивать таковые дела полюбовно и по самой строгой справедливости.

Статья 12.

Сия конвенция будет ратификована и т.д.

Во уверение чего и т.д.

В С.-Петербурге, февраля 16-го (28-го) 1825 г.

(М.П.) Граф Нессельроде.

(М.П.) Стратфорд Каннинг.

Русская ратификация от 3-го марта 1825 г.

* * *

ДИПЛОМАТИЯ ПРОЛИВОВ

Оставляю азовский пример прочим, чтоб, делая то же,

потомки со временем строили добрые корабли.

Не для себя тружусь, польза государству впредь.

(Петр Великий)

В сороковых годах XIX века с новой силой возобновилась общеевропейская дискуссия о черноморских проливах Босфоре и Дарданеллах, в которой под угрозой собственной изоляции была вынуждена принять участие и Россия. Правительство Николая I, по-видимому, понимало что внешнеэкономические интересы западных государств направлены на то, чтобы связать действия России на Ближнем Востоке международной конвенцией и в будущем не допустить ее самостоятельного вмешательства в Восточный вопрос, обеспечив себе таким образом полный контроль над торговыми путями в этом важнейшем регионе.

Вторая Лондонская конвенция была подписана 13 июля 1841 года и целиком посвящалась вопросу о режиме черноморских проливов. Осуществленный принцип закрытия проливов наносил ощутимый удар по суверенным правам и интересам России, устанавливая фактическую долгосрочную блокаду российского южного флота, запертого в Черном море. В результате со времени подписания Второй Лондонской конвенции и вплоть до первой мировой войны Россия не имела права провода военных кораблей через проливы. И только в 1915 году между союзниками по Антанте было заключено соглашение, по которому проблема проливов решалась в пользу России, но после 1917 года Англия и Франция отказались от принятых на себя обязательств.

Экономическая и культурная экспансия великих держав была неразрывно связана со стратегическими интересами этих традиционных и новых, быстро формирующихся центров мировой мощи. Так, умело раздувая версию об агрессивности российского самодержавия на Ближнем Востоке, о его желании захватить проливы, британский Двор пытался сплотить Старый и Новый Свет в борьбе против мифической "российской опасности", попутно решая кардинальную задачу расширения собственного влияния, экономического и культурного проникновения в Сирию, Ливан и Египет.

На динамике российских внешнеэкономических интересов фундаментально отразился известный кризис самодержавно-крепостнического строя России. Силы феодальной монархии, лишь выходившей на столбовую дорогу капиталистического развития, и силы передовых капиталистических держав были заведомо не равны. Пока Россия оставалась феодально-крепостническим государством в условиях ускоренного развития мирового капитализма, эффективное решение ее внешнеэкономических задач было весьма проблематично. Только политическая воля, только свободное перемещение товаров, труда и капиталов, только блестящие победы в острой борьбе над своими экономическими конкурентами на основе присущей нам предприимчивости и развития своих лучших природных качеств смогли обеспечить России достойное место в ряду великих мировых держав.

*

"Я смеюсь над Восточным вопросом, так же как

и над влиянием русских в Азии. Меня интересует

лишь влияние их в Европе, и я хочу положить

конец тому господству, которое последнее время

Петербургский кабинет приобрел на континенте".

(Из светской беседы)

Турция, согласившись с условиями своего первого из серии кабальных займов середины XIX века, была связана военными соглашениями с заимодавцами, и мнение Порты уже никого не интересовало. Действительно, в Турции создались благоприятные экономические условия для роста экспорта капитала и увеличения ввоза иностранных товаров, прежде всего английских. Началась передача на откуп иностранцам некоторых таможен и реализация концессионных договоров в отношении путей сообщения. В 1854-56 годах был разработан и инициирован договор с французским предпринимателем Ф.Лессепсом о строительстве Суэцкого канала.

Торговые соглашения, навязанные Порте в 1830-50 годах, укрепили режим капитуляций в Турции. Осуществление принятого в 1838 году вопреки национальным интересам страны режима "свободы торговли", меры по защите интересов иностранцев в Турции и военный союз с колониальными державами все это положило начало финансовому закабалению Османской империи и фактическому установлению там полуколониального режима.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать