Жанр: Контркультура » Александр Ильянен » Дорога в У. (страница 27)


Наш страх, топология, карта зараженных участков на войне и в мирное время, экокатастрофы, окружающая среда, Африка или Америка. Кладбища Санкт-Петербурга. Вдруг вспомнились горы, это Тибет, Катманду, Гималаи. Название туалетной воды. Недавнее кино. Фигурка из бронзы, похожая на В. Баночка вазелина. Открытие радио. Кронштадт, маяк, моряки. Полдень бьет. Провода. Бабушкин вздох.

* * *

Французский язык это сам человек (Я) со своими внешними и внутренними органами, не полый внутри: статуя из дерева, гипса или мрамора. Чугун, золоченая бронза, фарфор. В линиях и движении изваяния. Вчера в моем кафе после белой черной ночи все во всплесках молний. Дом. Д., там где писались Бедные люди, Белые ночи, пил чай, ел кусок торта сладкоежка-девушка, не знавшая, девушка, которую учат властвовать собой в письме. Вместо ученика кусочек торта. Между аристократами письма. Маркиз де Сад, барон фон Мазох, новая волна, постмодерн. Вадим это учитель жизни, один из бродячих учителей. Никогда не спал с м., его слова. Признание. А кто спал? Кто знает, что такое эм, что такое жэ? Вопрос доктора Ф. Кто знает? Клоун в мужском и женском. Разделение для власти. Дом как одежда, дворцы. Дом в Швейцарии, в Петербурге, везде. Каюта Грибоедова. Дом. Сорт шампанского. Золотое как небо. Никс. Посмотреть в словаре, что значит. Это наяда, нимфа реки. Непристойное предложение, название американского кино, которое я смотрел в заснеженной Финляндии. Голубой идиллии, будто во сне. В том деревянном доме с камином и телевизором. Плутовской кинороман. До Архангельска. Крепость ума, летающая крепость. Потоп потом. Круги ведущие по летнице. Безвыходность того дня. Урок французского. Когда он наклонился, чтобы зашнуровать свой ботинок, оголилась спина, маленькая часть. Пальцы словно апостола коснулись оголенной спины.

Пустырь фильма, там, где происходят тайные свидания. Пазолини, Годар. Не ведая стыда. Непристойное предложение. Как будто весна и в канавах, там где течет ручей расцвели мать и мачеха, незабудки. Чудо зимой. Испуг словно на пустыре. Роковые обстоятельства. Вплетенье бисера в текст. Изнеможенье и позор. Сатир и нимфы. Там, где камыш, сухие ветки. Птицы. Вместо слов вся эта природа кино. Его волосы, плечо, голос. Он стал суетиться, собираться, уходить. Пастораль на пустыре.

Мир полон. Есть города, но как будто их нет. Заснеженный город. Вспомнил о следователе Стасе П. из прокуратуры, сравнил, поставил в один ряд. Тогда меня это разозлило. Теперь кажется забавным.

* * *

Топот боевых слонов болезни. Век. Исповеди. Сын, телефон. Воскресный визит к целительнице, кот, шарф, шкура, черная дочь-прислужница. Служанка как у Жана Ж. с м. и ж. в равновесии как буквы, которые светятся. Метро. Голубая буква на Невском. Аполлинер. La perspective mieux que celle de Nevsky. Репетиция цитаты, текст. Женские пальцы, мужские п. Ж. буква, женский туалет, трюмо, косметические и гигиенические принадлежности, иногда маленький черный пистолет для устрашения. Редко для устранения. Жених.

Мой французский шарф с запахом туалетной воды Хит мэн, который понравился кошкам, миниатюрным хищницам. Раздразнил их. Городские джунгли, английский поэт в Индии. Р.К. По дороге в Мандалей. Город, двор, квартира внизу как в киноромане. Часть апокалипсиса, Невский проспект, Дом актера по соседству. В прошлом училась на художницу как Гитлер, стриженые волосы, без усов. Любит лечить людей в огромных залах, мечта об исцелении народа. Сеансы для крестьян, кладбища, морги, институт П. Народ в пьянстве не поддается. О поездке в деревню. Россия. Распутин, Сибирь. Другая художница, поле красных маков, наш с Сережей визит. Ее просветление. Портрет в середине жизни. Решила поправить волосы, сделала их как солома золотыми. Мистический возраст. Светлые волосы. Девушки, шьющие для меня скафандр для спусков. Пьющие девушки, узкие и широкие от удивления глаза. Крашеные волосы, слепые голоса. Сомнение о волосах, глазах, волосах. Поле маков, рассказ Сережи ночью о художнице. Рассказ (мой) о Вале, девушке будто русская мечта. Валентина, цыганское имя, городская поэзия ж. романсов, Оля. Музыка белой Индии, смерть поэта, память сегодня, вчерашний памятник на Пушкинской улице. Нарым, изба, сон. Другие одинокие и братские могилы. Сестра милосердия, медицинская, массаж, братская могила. Юная маркитантка. Звонок преподавателя литературы из женской гимназии. Сон о змеях. Нестрашный. Продолжение дневной жизни другими, менее сознательными средствами, подручными как на войне, в походе. Горы. Их голубое сияние.

Писатель, читатель, братская могила. Белая Индия, земля как воздух, пух, легкая.

Прихрамывающая девушка, гордая, горбатая, любовница. Эсмеральда, романтическая д. Квазимодо, романтический горбун. Балет Нотр Дам де Пари. Мечта о постановке. С Сережей мы перечитываем Идиота перед сном. Как будто передний край, позиционная война в окопах Что такое искусство?

Красные цветы, поле маков, больная художница, здоровая. Ночь, красные маки. Les pavots rouges. Легкие и тяжелые встречи. Как из науки побеждать, настольной книги писателей. Перед штурмом Измаила. Насыпание рва. В учении тяжело.

Поле маков между двух снегов. Кройка и шитье. Мистическое число для отмеривания. Мужское и женское в искусстве шить. Продолжение киноромана. Французы и мы. Белая И. Биг гэйм. Англичане тут же. Седых о возрасте. Мистическая сердцевина жизни, где она?

Наука и религия. Мы, французы, мы. Мыть, и мыть и мыть. В.Некрасов.

Апокалипсис. Дни как птицы летят песней. Проповедь птицам, цветной витраж, молитва святого Ф., человека мира. Готовься к войне.

* * *

Дом дружбы на

месте сожженных беседок, мостов. Вокзал. До вокзала: театр, кафе. Дым дружбы. Индейский, петербургский смог. Разговор о японском, китайском романе, француженках и англичанине, пишущих диссертации об ориентальной сексуальности, аспекты Средневековья и современности. Оля в углу напротив бывшего Денисова в черном плаще нордического шкипера. Дом дружбы и Елена на ступенях, русалка или девушка из Фаренгейта, Фицджеральда. Театр на Невском. А.Арто на ходулях, обнажение женских тел, театр. Невский, пленные изгнанники. Дым отечества сладкий и п. Что-то ускользает. Продолжение апокалипсиса, числа и знаки. Намеки. Шведский художник, огромная комната с приглашенными, картины поверх голов, сзади, напротив, сбоку. Искусство проектов, холстов, речей. Экстрасенсы в П. Вокзал, вспоминаю и сравниваю с Сохо, рассказ Дмитрия о публичном доме. Оля слушала, потом изображала гейшу движением головы, рук. Ее кофточка, лицо и что-то еще. Вадим не пришел, он работал, ехал в метро, вез деньги. Наверное, пошел в дом дружбы, на пепелище. Там все сгорело. Женский возраст, мой позор будто шведский от слов, сожженная Москва, французы в Кремле, огонь. Снега. Больница св. Ольги. Урок французского с Вадимом, читали про больную осень. Спектакль про чувства. Голое тело, голоса, какой-то самурай, принц датский. Империя. Оля почитательница Полины Рюйш, эротического триллера про метаморфозы, безумие, внешние и внутренние признаки мужского и женского. Одежда, органы, п. состояния. Оля видела Антона в доме дружбы, вечерние звонки. С доктором пойдем к экстрасенсу, потом к другой Ларисе, нашей, на Театральную. Дым, паутина, разговоры. Все доступно, все позволено: проекты, мосты, наряды. Вокзал. Постоянный состав. Посетители. Гетто для гейш, какой-то семнадцатый век. Стальные рельсы, линии, исторические перспективы. Ретроспективы. Туда, обратно.

Деньги и девушки, фильмы и рисунки Кокто, Жан Марэ, les monstres sacres, чай, дым в кафе после дружбы народов, шампанского, шведских картин, дом актера, крики, тоскливые голоса, богема, строчка из Аполлинера о перспективе лучше Невского. Озабоченные чем-то лица. Тоска пожара, воды, скудость театральной постановки, слабость голосов, болезнь актеров, вой зрителей, город св. Петра. Комната экстрасенса, стриженой женщины, наполовину сожженной, залитой водой. Ее дочь черная, наполовину арапской крови. Красавица Серафима. Возвращение к французской речи через снега и сиянье Финляндии, голубую и зеленую воду, горы за окном. Ее фильмы, сны. Голос поэтов, их внутренние и внешние органы, мужское и животное начало, ботаника чувств, глаза волка как на рекламе. Агрессивное и женское. Одежда, вышивка, бисер. Совесть последних дней. Погода. Разговоры и материал (краски, ткань, нити золотые и серебряные, бисер, бархат, шепот). Заговоры, власть, театр дворцовых переходов, лестниц в башне, круговых площадок, снова винтовых лестниц, от чердаков до подвалов. Бред, сон, упражнение в бодрости. Сор, стихии, совесть. Точка б. Лица, глаза, руки. Продолжение другими средствами. Длинный свет, тени. Игра. Его слова о сне с мужчиной. Мой бедный захотел познать непознаваемое. Мой испуг, поток потомков к свету. Постель, мужское и женское. Кинороман.

Цветы на иконе. Весна, лето, зима. Свечи. Юноша-хиппи, цветок. Нарратология, наращивание текста, отвоевывание земли у моря, Нидерланды, выращивание тюльпанов, натюрморты, чтение письма у открытого окна, непристойное предложение. (Через год, метро ГД). Ах эти маленькие актрисы с такими вытянутыми телами, волосами, краешком оголенной спины, потом стена двойственности, девственность. La virginite. Я опять на самом дне.

Восхищение. Интерьер, пейзаж и две фигуры. С того раза все видится мне непристойное предложение. Диван, прихожая, оголенная спина, пальцы на ней, у копчика. У самого конца спины. Перечитывание Достоевского. В гостях у Ларисы. В ее комнате во дворе на Невском. Женщина, говорящая о себе так: у меня растут тестикулы, я Распутин. Антон на диване, я на стуле, Елена на полу, в трансе. Сцена: я иду за печеньем, чаем, роль слуги, сцена из фильма Слуга с Д.Богартом. Слова Вадима об Антоне. Что это за монстр был с Вами? Он танцевал, изображая тибетских чудовищ, демонов страсти. Пришла дочь Серафима, медсестра из гнезда кукушки. Поздний звонок доктору, договорились встретиться в субботу, пойти к экстрасенсу. После сеанса мы вышли во двор, где небо и деревья. Свежий воздух. Восторг. Хотелось прыгать. Шли по Невскому к Гостиному двору. Дикие волосы на ветру, светлые, крашеные. В прошлом она жена мафии. Болезнь мнимая и настоящая. Шли трое по Невскому бай-найт. Переход. Мастер перформансов. Девушка, вечно жена. Миф с голосом и волосами. Непристойное предложение, делириум последних дней. Ксения Блаженная, вчерашний день, церковь в честь иконы Владимирской Божьей матери, та икона. В кафе Борей встретил Митю словно миф. Выставка Ольги Калягиной, художницы. Митя написал на листке свои новые стихи. Его красные брюки, легкое доказательство безумия, состояние, в котором он всегда. Красные штаны с дырками. Митин манифест о перманентном безумии. Девушка за стойкой по имени Лена. Вышел из кафе после митиных признаний. Он персонаж. Мой бывший. Школа новой тени продолжает быть. Персонаж, гуляющий сам по себе. Мой герой.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать