Жанры: Иронический Детектив, Боевики » Фредерик Дар » Мое почтение, красотка (страница 17)


Глава 17

За пару секунд холл наполняется народом. Все население гостиницы – клиенты и персонал – выскакивает и начинает громко орать. Никто ничего не понимает, но зрелище так ужасно, что у большинства женщин начинается истерика.

Я вызываю свой палец на секретное совещание, и мы с ним приходим к заключению, что события ускоряются, и если я не буду пошевеливаться, то скоро из Сан-Антонио выйдет отличный жмурик. Слишком многие хотят вывести меня из игры.

– Полиция! – кричу я.

Тут же наступает полная тишина и все морды поворачиваются ко мне, выражая любопытство. Их немного удивляет, что полицейский стоит в одной рубашке, но ситуация такова, что я мог бы их убедить, что я шах Ирана.

– Несколько минут назад сюда принесли пакет, который был оставлен у стойки. Кто-нибудь находился рядом в этот момент?

– Я, – говорит один коридорный.

– Прекрасно. Идите со мной в мою комнату. Нам надо немного поговорить.

Прибегают ажаны Я им говорю, кто я, и приказываю успокоить собравшихся, потом иду в телефонную кабину предупредить шефа.

– Эта охота на вас просто невероятна! – восклицает он.

– Действительно.

– По идее, после того, что произошло этой ночью, у них должна быть единственная забота – спрятаться!

Да, должна быть.

Если они идут в атаку, значит, считают меня опасным. Жутко опасным. Не потому что я их знаю, этого недостаточно, а потому что они думают, что мне известен какой-то очень важный факт, который может их уничтожить. В их мозгах есть четкая мысль кому-то из нас не жить – мне или им. Когда я найду, чего они боятся, то окажусь у цели.

– Будьте осторожны.

– Не беспокойтесь. И потом, как вы видите, мне везет. Если бы я не попросил того парня открыть пакет... В общем, он погиб из-за меня.

– Главное – что вы живы.

Какой босс чувствительный! У него не выжмешь слезу, играя жалостливые мелодии!

Я возвращаюсь к ожидающему меня коридорному. Мы поднимаемся в мою комнату. Одеваясь, я его спрашиваю:

– Кто принес пакет?

– Мальчишка. Он сказал, что это для комиссара Сан-Антонио, и добавил, что это очень срочно и надо передать ему в собственные руки.

– Вы знаете этого мальчишку?

– Кажется, уже видел его в округе.

Я завязываю галстук и встаю перед лакеем.

– Значит, так, старина, снимайте ваш фартук и следуйте за мной. Мы должны во что бы то ни стало найти мальчишку. Это срочно.

– Хорошо, господин комиссар. Париж освещен веселым солнышком. Я полной грудью вдыхаю влажный воздух. Чертовски приятно дышать, когда пережил такие часы, как я. Улица очень оживлена. Зеленщики кричат, расхваливая свой товар. На пороге дверей стоят консьержки. В общем, весь веселый парижский народ! Лично нас интересуют пацаны. Мы так всматриваемся в каждого, что люди начинают оглядываться, подозревая в нас вышедших в загул извращенцев.

– Где вы видели того мальчишку?

Он пожимает плечами.

– Да где-то здесь Не могу сказать точнее... Если бы я знал, что однажды – Разумеется, он не знал, «что однажды...» Если бы люди знали, «что однажды...», все бы жутко упростилось. И стало бы не таким веселым, что тоже надо помнить.

Я беру коридорного за руку.

– Сколько ему может быть лет?

– Двенадцать, не больше.

– Во сколько он зашел в гостиницу?

– В девять без нескольких минут.

– Как он был одет?

– В серую куртку... понял, он в школе. Вы это хотели сказать?

– Именно... Вы знаете, где находится районная школа?

Знает: она в двух шагах от нас. Мы направляемся туда, и я прошу директора принять меня. Это хрупкого сложения педагог в очках, отрастивший бородку клинышком, чтобы выглядеть солиднее. Я так и слышу, как ученики зовут его «Козел», «Борода», «Метелка» и тому подобными именами. Я в двух словах объясняю ему цель нашего визита. Он горд от мысли, что один из его учеников мог сыграть роль в криминальной истории, пусть даже это роль

посыльного. Он раздувается от гордости, уже видя свою бородатую физию на первой странице «Детектива».

Мы начинаем обход. Когда мы заходим в класс, мальцы встают. У меня такое ощущение, что я назначен школьным инспектором. Коридорный смотрит и качает головой... Нет, паренька, принесшего пакет, здесь нет, как масла в брошке.

Неужели удача отвернулась от меня?

Когда мы заканчиваем осмотр, я чувствую, что в горле начинает щекотать от досады. Я думал, что приход в школу – отличная идея. Теперь придется бросать на поиски этого паршивца большие полицейские силы.

– Мне очень жаль, – вздыхает директор.

– Мне еще жальче.

Он протягивает мне руку, запачканную красными чернилами. Я смотрю на нее, но не пожимаю, как будто это дохлая рыба. Бедный педагог не знает, что с ней делать: то ли сунуть в карман, то ли в холодильник

Но я не пожимаю ее не потому, что хочу его унизить. Я никогда не обижаю хороших людей, помогающих мне делать мою работу. Нет, я оставляю ее в подвешенном состоянии, потому что думаю. Я думаю, значит, существую. Думаю я о том, что существует две категории учащихся: присутствующие и отсутствующие. Раз нашего разносчика бомб нет в первой, он вполне может принадлежать ко второй

Ну, каков я мыслитель?

Я щелкаю пальцами и хватаю директора за галстук.

– Отсутствующие! – кричу я.

– Про... прошу прощения? – блеет он.

– Отсутствующие в классах есть?

Я излагаю ему свою мысль, и его лицо освещается, как фасад дворца Цайо вечером Четырнадцатого июля.

Мы возвращаемся в класс. На этот раз учитель, показывающий своим мальцам карту мира, начинает злиться.

Он мне говорит, что Франции нужны образованные граждане, что он делает свою работу, не доставая легавых, так что пусть легавые делают свою, не доставая его.

Поскольку он поседел на своей работе, я даю ему выговориться, после чего спокойно объясняю, что не привык, чтобы со мной разговаривали в подобном тоне, и что, будь он лет на двадцать помоложе, я бы заставил его съесть его карту.

Мальцы хохочут, как на комедии. Директор теребит волосы в носу, выпучивая белые глаза, а мой коридорный кудахчет от смеха. Драма превращается в фарс. Я возвращаю себе серьезный вид, беру журнал, смотрю в него и вижу, что в графе «Отсутствующие» всего одно имя: Жерар Лопино.

Я стучу кулаком по столу, чтобы восстановить тишину.

– Как выглядит Жерар Лопино? – спрашиваю я учителя.

Он ворча объясняет мне, что это паренек такого роста, весь в веснушках, нос вздернутый.

– Это он! – кричит коридорный.

На этот раз в моем горле поднимается волна радости.

– Где он живет?

Учитель отвечает, что не знает. Директор обещает посмотреть по своему журналу, но тут один из пацанов встает.

– Я знаю, где он живет, месье!

– Браво. Где?

– Рядом со мной.

– А где живешь ты? Он называет адрес.

– Ты видел его сегодня утром?

– Да.

– Он собирался в школу?

– Да, но сначала он должен был отнести в отель пакет. Один месье дал ему за это десять «колов». На этот раз я ухватился за верную ниточку.

– Он тебе сказал, что это за месье?

– Нет, просто показал десятку и сказал: «Смотри, чего мне дал один дяденька, чтобы я отнес это вон в ту гостиницу...»

Мальчик хмурит брови.

– Тот месье был на машине... кажется...

– Ладно, спасибо.

Мы прощаемся с милой компанией и берем курс на улицу, где живет Лопино.

В начале этой улицы стоит большая толпа. Я из принципа справляюсь, что происходит.

– Какой-то шоферюга задавил мальчишку, подонок! – говорит мне почтальон. – Даже не остановился, падла!



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать