Жанр: Русская Классика » Валерий Нариманов » Вдоль дороги (страница 10)


Ахмет полез в карман, достал сто рублей. Радостный "покупатель" схватил деньги.

- Спасибо, друг. Я мигом.

Третий приятель скрылся за углом. Уже будучи за стеной, он махнул рукой своим друзьям, которые издалека наблюдали происходящее. Те поднялись и быстро пошли с площади. Ахмет стоял, терпеливо ждал. Время шло, хозяин машины с телевизором не появлялся. Зато подошел какой-то мужчина и стал ключом открывать дверцу автомобиля.

- Эй! Ты чего? - схватил Ахмет за руку мужчину. - Чего лезешь в машину?

- Как это "чего"? - оторопел мужчина. - А в чем дело? - Раздраженно вырвал руку.

- Почему лезешь в чужую машину?

- Чего-о-о?

Мужчина решительно попытался вновь открыть машину. Но Ахмет ему не дал:

- Не трогай машину!

- Ты что, пьяный? - возмутился мужчина. - А ну, пошел! - Он с силой толкнул рукой в грудь Ахмета.

- Не трогай, я говорю! - схватил мужчину за руку Ахмет.

Между ними завязалась борьба, которую прервал оказавшийся неподалеку милиционер.

- В чем дело?

- Да вот чего-то прицепился, - кивнул на Ахмета мужчина.

- В чужую машину залезть хотел, - объяснил Ахмет, показывая на мужчину.

- Я в чужую?! - возмутился мужчина.

- Так... - остановил их милиционер. - Прошу обоих предъявить документы.

Лена и Ахмет выходят из отделения милиции. Остановились.

- Как так получилось, Ахмет?

- Я шел в магазин, - начал уныло, опустив глаза, Ахмет. - Он попросил меня присмотреть за машиной, пока сходит в магазин за телевизором. Потом вернулся, сказал, не хватает. Попросил сто рублей взаймы. Я дал. Он ушел, и больше я его не видел.

- И все?

- Потом пришел хозяин машины, а я его не пускал. Подошел милиционер и забрал нас обоих.

- Все?

Ахмет кивнул.

- Почему ты решил, что это его машина?

- Он руку положил на машину.

- И только? Господи, я не могу... Ахмет. Ты же взрослый человек... Потом... Как ты вообще мог дать совершенно незнакомому человеку деньги?

Ахмет отвернулся, смотрит в сторону. Лена дернула его за руку:

- Ладно. Пошли. За тобой надо присматривать, как за маленьким.

Когда очередной раз вечером Ахмет доил Мануш, он почувствовал слабый удар внутри живота коровы. Это его удивило. Кончив доить, он не ушел с ведром, как обычно, а остался возле Мануш, положив руки на ее живот. Спустя некоторое время он почувствовал явный удар изнутри. Сомнений не было.

- Мануш, да у тебя же теленок внутри... А я сижу и ничего не знаю... Вот это дела-а...

Предполагаемое увеличение коровьего семейства подняло Ахмету настроение. Все нормально. Жизнь шла своим чередом... За ужином Лена спросила:

- Чего ты улыбаешься?

- У Мануш теленок будет. Сегодня почувствовал, как он шевелится.

- Чему тут радоваться? Ну появится он. Что ты с ним делать будешь? На мясо пустишь?

- Почему на мясо? - испугался Ахмет. - Пусть живет.

- Постой... Где живет? Ты что, ферму решил у нас устроить? Ахмет, спустись на землю... О чем ты думаешь? Тут с одной коровой не знаешь, что делать. А если их будет две? Или, того хуже, бычок родится. Что с бычком делать будешь? Держать быка во дворе?

- Я не знаю. Может, кому-то отдам... В хорошие руки.

- В какие хорошие руки? Это что, котенок? Детство кончилось, Ахмет. Давно кончилось.

Ахмет застыл, опустив глаза.

- Я убить его не смогу, - глухо произнес он.

- В таких случаях кого-нибудь приглашают.

- Я не хочу никого приглашать.

- И что ты будешь делать?

- Не знаю.

- Ты о своей корове только думаешь. А обо мне? Может, у меня будет ребенок? Ты об этом думал?

- У тебя... Тоже?

- Что значит "тоже"? Ты хоть думаешь, что говоришь? Ты же только что поставил меня на одну доску с коровой. Одна корова собирается рожать и другая тоже. Так, что ли?

- Извини. Я не хотел обидеть... Для меня это так неожиданно... Это что, правда? Неужели у нас будет ребенок?

- А почему он у нас не может быть?

- Я не знаю... Просто не думал, что так быстро. - Он встал, заходил по кухне. Волнение распирало его. - Ребенок... Ребенок... - Улыбаясь своим мыслям, он хлопнул и сжал крепко руки. - Когда это будет? - Повернулся к Лене. - Приготовиться надо. Купить разные вещи...

- Не торопись. Я тебе еще ничего не сказала. Я просто хочу, чтобы ты задумался. Чтоб не витал в облаках...

Пауза.

- Ты обманула меня? Зачем ты это сделала?

- Погоди, погоди. Я тебя ни в чем не обманывала. Я только хочу, чтобы ты задумался о такой возможности у нас.

- А я поверил. - Обида плескалась в глазах Ахмета. Он вышел из кухни.

Поздняя осень. Выходной день. Ахмет с Леной вышли прогуляться.

- На ноябрьские четыре дня отдыхаем. У подруги брат женится. Приглашает на свадьбу. Это в соседнем поселке, километров тридцать. Поехали? предложила Лена.

- А Мануш? С ней как? - спросил Ахмет.

- Попросим соседей. Бросят ей сена, нальют воды. Дня три всего-то.

- Сена-то бросят. Но ее же доить надо. Она без этого не может. А кто из знакомых доить умеет? Я думаю, никто.

Помолчали.

- Мы что же, из-за коровы теперь ни на шаг? - недовольно спросила Лена. - А летом? Будет отпуск. У нас же море недалеко. Теперь прощай все?

- Я не знаю. Ее же тоже нельзя бросить... Можно как-то по-другому отдохнуть. Например, взять рюкзаки и пойти куда-нибудь. Я долго шел. Очень хорошие места есть. И речки, и озера. Можно останавливаться, где понравится, и жить там какое-то время. Очень хорошо.

- Ну да, - усмехнулась Лена. - Таскайся в отпуске с коровой. Сказать кому - со смеху помрут... Да-а, ты еще забыл, что у тебя теленок будет. С ним-то что делать будешь? Тоже в

поход возьмешь? Во картина будет. Обалдеть можно.

Какое-то время шли в тягостном молчании.

- Не знаю, Ахмет. Так тоже жить нельзя... Что ты мне ни говори, какая бы она золотая ни была, корова - она все равно только корова. И ничего больше... И стоит ли свою жизнь из-за нее портить - подумай.

На кухне вечером. Ахмет сидит ест. Лена у плиты, спиной к Ахмету.

- Есть люди, готовы корову купить. О цене можно договориться.

Ахмет застыл. Тягостная пауза.

- Я Мануш не собираюсь продавать. - Продолжил есть.

Лена повернулась к Ахмету:

- Нас двое. Зачем нам корова? Возни столько. По рукам-ногам связывает... Ты пойми... Устала я... Устала.

- Чего ты устала? Я же коровой занимаюсь.

- Надоела она мне! - зло выкрикнула Лена. - Даже в выходные, вместо того чтобы с женой полежать, чуть свет к корове мчишься. Кормить, доить, видишь ли, ее надо. Никуда съездить не можем. На свадьбу даже не поехали... Мне это все надоело. На-до-е-ло... В общем, решай. Если корова тебе дороже, забирай и - куда хочешь. Мне такой муж не нужен!

Лена выскочила с кухни. Ахмет еще посидел немного, потом оделся и вышел на улицу.

Спали они в эту ночь порознь. Ахмет ночевал в сарае. Утром Ахмет сходил на работу и быстро вернулся. Стал собирать свои вещи. Собрал все, отнес в сарай. Запер дверь дома и пошел к Татьяне в магазин.

- Возьми ключ. - Ахмет протянул Татьяне ключ. - Передай Лене.

- А ты? - спросила Татьяна. - Что случилось?

- Ухожу я.

- Куда?

- Не знаю.

Пауза.

- Поссорились, что ли?

Ахмет молча кивнул.

- Да-а-а... И куда же ты зимой... с коровой?

Ахмет пожал плечами:

- Сено к Михаилу перетащу. Сам с Мануш попробую у кого-нибудь сарай за деньги снять на зиму.

- А если не найдешь?

- В другое место пойду, буду искать.

Пауза.

- Ты вот что. Если хочешь, остановись пока у меня, - предложила Татьяна. - Сарай у меня есть. Дрова там лежат. Их можно вынести, ничего им не сделается. Поживете у меня, а там видно будет...

Лена приходит после работы в пустой дом. Ужинает. Все делает механически. Лицо угрюмое. Чувствуется - в голове тяжелые мысли. После ужина садится, смотрит телевизор. Но взгляд отсутствующий, видно, что за действием на экране не следит, думает о своем. Выключает, ложится спать.

На следующий день Лена приходит с работы и сразу замечает - стога сена нет. Подошла, посмотрела. Пусто. Зашла в дом. Села на кухне, уронила голову на руки.

Надежда возится на кухне. Заходит Лена. Лицо угрюмое. Поздоровались. Лена, не раздеваясь, садится на табуретку.

- Случилось что? - спросила Надежда. - С Ахметом поругались?

- Выгнала я его вместе с коровой.

- Господи. Да ты что?! Случилось что-то?

- Устала я от всего. Надоела мне эта его корова до смерти... То он с утра до ночи сено для нее заготавливает. Заготовил - вроде остыть должен. Нет, он чуть свет доить ее бежит. После работы первым делом к ней. Кормить, поить, дерьмо вычищать. Потом опять доить. Из-за нее мы от дома ни на шаг. Пригласили на ноябрьские на свадьбу. Тут, недалеко, километров тридцать. Так не поехали. Корову не с кем оставить.

- Боже мой, - всплеснула руками Надежда. - Попросила бы меня, я бы присмотрела. И напоила, и накормила.

- И подоила бы? - усмехнулась Лена. - В том-то и дело. Это не кошка тебе и не собака. Ее доить каждый день надо. А кто у нас умеет? Она как гиря на ногах. Я ему говорю: в отпуск летом как поехать? Он такую чушь понес... Пойдем, говорит, пешком. Будем на природе отдыхать. Представляешь? Туристы с коровой... Да-а, я еще не сказала, она скоро отелится. Я его спрашиваю: "Что делать с ним будешь? На мясо отдашь?" Он перепугался: "Пусть живет..." - Где живет? Молочную ферму, что ли, откроем? А если бык? Тоже пусть во дворе живет? Ну вот скажи, разве я не права?

- А он что говорит?

- Что он может говорить? - с презрением сказала Лена. - Лепечет как младенец... "В хорошие руки отдам". Как будто это котенок... В детстве раздавал своих котят, думает, что и телят так же будет раздавать хорошим людям, которые будут любить их и ласкать... Я давно говорила ему: "Давай продадим корову. Зачем она нам? Зачем вся эта возня?" Нет. Не хочет. Я уже и людей нашла, которые готовы ее взять. Нет, уперся - не продам, и все... В общем, я поставила ребром: если корова тебе дороже, забирай и... - Махнула рукой, отвернулась.

- Да-а. Дела-а, - протянула Надежда.

- Был бы он нормальный взрослый мужик, реально смотрел бы на вещи, продолжила после некоторой паузы Лена. - А он - не пойми что. То ли дурак, то ли из детских штанишек не вырос. Да вот уже, когда мы вместе жили... Пошел он один раз в магазин. По дороге его встречает какой-то жулик и просит у него сто рублей взаймы - не хватает на телевизор. Ну, Ахмет, конечно, дал ему сто рублей. Как не выручить хорошего человека? И потом охранял машину, пока не пришел настоящий хозяин машины и не устроил скандал. После чего мне пришлось забирать Ахмета из милиции... Ну не дурак он после этого? Завтра к нему подойдет какой-нибудь проходимец и скажет: "Я Иисус Христос или, допустим, Магомет. Дай мне денег, не хватает на небеса взлететь". Он поверит... И даст... Может, последние... У него точно с головой не все в порядке...



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать