Жанр: Русская Классика » Валерий Нариманов » Вдоль дороги (страница 4)


- Чего ты пристал ко мне? - возмутился Ахмет. - Никакой я не шпион, и никакой я не японец... Совсем, что ли? - Красноречиво постучал себя по голове.

Отпор несколько охладил пыл мужчины.

Последовало тягостное молчание.

- Ты че, братан, обиделся? - пытается разрядить атмосферу мужчина.- Ну это ты зря...

Ахмет не сразу, но ответил:

- Ахмет.

- А меня Петя, - обрадовался мужчина. - Давай петуха, - протянул руку для рукопожатия.

Ахмет посмотрел на него, пожал руку.

- Ну вот и хокей... Чего нам с тобой делить? - Вздохнул. - Делить нам с тобой нечего. Оба сидим в обезьяннике... Скукотища здесь, скажу я тебе, сдохнуть можно. Хорошо, ты пришел. Вдвоем легче. Хоть поговорить можно. Кстати, что там у тебя с коровой?

- От бабки в наследство получил. А они говорят: может, украл.

- Это они могут, - посочувствовал Петя. - Им, главное, взять человека. Прав ты или виноват - дело десятое.

- А тебя за что? - в свою очередь поинтересовался Ахмет.

- Меня? Ни за что. Баба пожаловалась, и загребли.

- Жену побил?

- Да нет. Я человек свободный. В том смысле, что ни одна баба юридически не оформила меня в свою личную собственность. Так что вопрос о жене отпадает.

- Чужую побил?

- Никого я не бил, - с легким раздражением ответил Петя. - Шел просто по рынку, проводил маркетинг. Я по профессии - менеджер по маркетингу... Иду и думаю, где бы мне надыбать хоть какого-нибудь спонсора. Смотрю - идет женщина. Я на нее посмотрел, и она на меня посмотрела. Между нами как будто искра проскочила. Смотрит она и не может оторваться. Говорит, какой я интересный мужчина и прочие приятные слова.

- Прямо так и говорит?

- Конечно. Она же голову от любви потеряла. Мне даже неудобно стало. Вокруг люди... Короче. Высказала мне все это. Вздыхает и говорит, что у нее муж, семья и все такое прочее. Но в знак любви своей она хочет сделать мне подарок на память. Достает из сумки кошелек и протягивает мне. Вот, возьмите, говорит, от меня на память... Что мне было делать? Вот ты бы взял у нее кошелек?

- Не знаю, - пожал плечами Ахмет.

- Вот и я так же, - продолжил Петя. - Не знал, что делать. Брать неудобно. Не взять - смертельную обиду женщине нанесешь. Пришлось взять. На этом мы с ней расстались... Я положил кошелек в карман и пошел своей дорогой... А она знаешь куда побежала? Ни за что не догадаешься... В милицию, вот куда... Прибежала и говорит, что у нее кошелек с деньгами украли. Представляешь?

- Что же ты сразу не сказал им, как было?

- Да говорил я, а что толку? - сморщился Петя. - Разве ж они поверят? Им главное - дело на человека завести. План выполнить. Произвол в чистом виде. Вот что это такое. Да, между прочим, Ахмет. Пока ты здесь сидишь, кто будет поить-кормить корову? Тебе сказали?

- Нет, не сказали.

- Надо бы узнать. Корова не чемодан, за ней ухаживать надо. Давай спросим?

- Давай.

Они принялись стучать, звать дежурного милиционера. Появился милиционер.

- Командир, - обратился к нему Петя. - Там у человека корова была. Напоить, накормить надо бы. Жалко все же. Живая.

- И подоить потом, - добавил Ахмет.

- Ладно. Узнаю, - пообещал милиционер.

- Пусть почешутся, - проворчал Петя, когда за милиционером закрылась дверь. - А то хватают всех подряд... Ну мы ладно. Но корова-то при чем? Она за что страдает?

- Товарищ капитан. - Доложил дежурный милиционер. - Задержанный просит напоить, накормить корову и подоить потом.

Капитан задумался. Затем приказал:

- Позови Шестакова.

Дежурный милиционер сходил за Шестаковым.

- Шестаков, - сказал капитан. - Корову напоить надо бы. И попасти.

- Товарищ капитан, я что, пастух? - заныл Шестаков. - Почему я должен пасти эту корову?

- А кто должен? Я? Корова к тебе поступила. Ты отвечаешь за ее сохранность. Хочешь, не хочешь, пасти надо. Иначе сдохнет. Доить тоже надо.

- Но, товарищ капитан...

- Я все понимаю, Шестаков. Надо будет попросить какую-то женщину. Организуй это дело.

- Товарищ капитан...

- Все, Шестаков. Все. Я понимаю, сочувствую, но другого выхода нет.

Вечером Шестаков вернулся во двор отделения милиции с коровой на поводу и с ведром, в котором было молоко. Сослуживцы его радостно встретили.

- Как вечерняя дойка прошла?

- По надоям молока наше отделение теперь выйдет на первое место.

Шестаков молча привязал корову, зашел в отделение, спросил у капитана:

- Что с молоком делать?

- Отнеси в камеру, - распорядился капитан.

Шестаков отнес ведро с молоком в камеру, поставил на пол, сказал Ахмету:

- Твое молоко.

- Спасибо, - поблагодарил Ахмет.

Шестаков ушел.

- Молочко - это хорошо, - довольно потер руки Петя. - Спасибо твоей корове. Не забывает корешей.

Попили молока. От нечего делать улеглись на топчаны.

- Как ты думаешь, - поинтересовался Ахмет, - долго еще нас здесь продержат?

- Трудно сказать, - глубокомысленно ответил Петя. - Им тоже надо работу показать. Что не зря хлеб едят. Вот они и суетятся. Поймают какого-нибудь лоха и давай: протоколы, проверки, допросы. На все это время надо... Эх, на волю бы сейчас... Хотя бы по рынку пройтись.

Выйду на улицу,

Гляну на село.

Девки гуляют,

И мне весело...

Чертова дура. Надо же было ей на рынок пойти. Нет чтобы сидеть дома, щи варить. Так она на рынок приперлась... И еще сумку настежь... Раз-зява...

Утром следующего дня в отделение вошел пожилой майор - начальник отделения. Поздоровался с дежурным офицером - капитаном, спросил:

- Что за корова там во дворе?

- Кавказец один ходил с коровой по поселку, продавал молоко. Решили проверить - не ворованная ли корова. Вот протокол и его объяснения. Протянул бумаги майору.

Тот отложил в сторону протокол, принялся читать объяснение.

- Какие-нибудь жалобы, заявления о пропаже коровы поступали? - спросил майор.

- Нет.

- Так что его держать? Скорее всего, он правду пишет. Ты можешь представить, что вор украл корову, чтобы доить ее и ходить по поселку, продавать молоко? Я - нет.

- Тогда отпускаем?

- Конечно. Гони его к чертовой матери вместе с его коровой. Пока она весь двор не уделала. Ты видел, что возле забора творится? На один день, всего на один день уехал и уже не отделение, а какой-то скотный двор... Вызови Шестакова, пусть организует уборку.

В камеру входит Шестаков с лопатой, кивает Ахмету.

- Пошли. Уберешь за своей коровой и - на все четыре стороны.

Ахмет и Петя смотрят друг на друга.

- Уходишь, значит? - с сожалением произносит Петя. - Покидаешь меня?

- Отпускают, - виновато разводит руками Ахмет.

- Эх, Ахметка, - обнимает его Петя. - Луч света в темном царстве. Я же здесь сдохну без тебя. Со скуки. Или с ума сойду. Они же здесь все правильные. Все-то они знают. Туда нельзя, сюда нельзя...

Снова вдоль дороги бредут Ахмет с коровой.

Вечер. На берегу небольшого пруда Ахмет доит корову. Неподалеку по дороге проходит мужчина. Увидел Ахмета с коровой, остановился. Направился к ним.

- Бог в помощь, - поздоровался мужчина.

- Спасибо, - откликнулся Ахмет.

- Проходил мимо, гляжу - пастух доит свою корову. - Мужчина явно хотел наладить контакт. - Лужайка, озеро, птички вокруг и пастух с коровой. Сказка, да и только.

Ахмет закончил доить, отправил Мануш пастись.

- Молочком не угостишь?

Ахмет молча взял из рюкзака банку, налил молока, протянул незнакомцу.

- Вот спасибо, - обрадовался мужчина. - Хлебца не найдется чуток?

Ахмет достал хлеб, отломил приличный кусок, протянул.

- Спасибо. Теперь можно подзаправиться.

Ахмет и себе налил в кружку, отломил хлеб. Присели на травку, едят.

- Оголодал я маленько, - продолжил мужчина. - Финансы того - поют романсы. - Поел, утерся ладонью, вернул банку Ахмету. - Вот, теперь легче. А то в голове одна мысль: где бы перехватить. Теперь жить можно... Извини за любопытство. Почему сам доишь? Домой не успел дойти?

- Нет у нас дома, - коротко ответил Ахмет.

- Что так? - удивился мужчина. - На бродягу ты вроде не похож.

- Остался без квартиры, хотел пожить у бабки в селе. Пришел, а она недавно умерла. В доме другие люди живут. Мне вот корову отдали. С тех пор мы с Мануш путешествуем вместе.

- У меня тоже ни кола ни двора. Мотаюсь по белу свету. Где я только не был. На Урале, в Сибири, в Москве. Теперь вот сюда занесло... Если не секрет, куда вы путь держите?

- Мы с Мануш от войны уходим. Идем все время на север.

- А мне без разницы. На юг, на север. Пойду тоже на север. С вами. Все веселей... Кстати, меня Алексеем зовут. - Мужчина протянул руку.

Ахмет пожал ее и тоже представился:

- Ахмет.

- Ну вот и познакомились.

Сумерки. Ахмет сварил уху, снял котелок, остудил его в воде. Налил уху в банку, отломил кусок хлеба, протянул Алексею.

- Извини, ложки второй у меня нет.

- Ничего. Приспособимся. Не впервой. - Алексей достал из костра, обгоревшую на конце палочку, вытер ее травой. Принялся есть, помогая себе палочкой. - Вкусная уха.

Поели. Ахмет сполоснул в воде посуду, высушил над углями котелок, убрал в рюкзак. Присел возле костра. Алексей тоже пристроился возле огня.

- Ты с Кавказа идешь, как там?

- Плохо, - вздохнул Ахмет. - Работы нет. Стреляют. Взрывают. Не ходи туда. Опасно. Одному, чужому там лучше не появляться.

- Я пока еще с ума не сошел, чтобы на Кавказ переться, - усмехнулся Алексей. - Не был и не собираюсь. Мне и России хватает... В России жить можно. Летом - куда кривая выведет. Зимой - в город. Чаще в Москву. Там я все знаю. У меня там даже баба есть. Поссорился я, правда, с ней. Но, думаю, при нужде можно будет восстановить дипломатические отношения. Ты в Москве был?

- Нет.

- Надо. Надо побывать. В Москве хорошо. Но там бабки нужны. Без них там делать нечего. Даже хуже, чем в других местах. Люди веселятся, а ты по помойкам лазишь...

Утром, когда Ахмет подоил корову, Алексей уже сам достал из рюкзака банку и протянул Ахмету:

- Вот. Сейчас мы молочка парного, свеженького... Попробуем, чем угостит нас Мануш. - Алексей отпил глоток, облизнул губы. - Ох и молоко у тебя, Мануш. Ни в одном супермаркете такого не купишь... Хлеб у нас остался еще?

Ахмет достал остатки хлеба, разделил пополам.

- Весь хлеб? Ничего. Сейчас я поем и сбегаю. Наверняка там, - показал на видневшийся вдали поселок, - магазин есть.

Поели. Алексей утерся ладонью.

- Давай деньги. Я сбегаю.

Ахмет достал, дал Алексею деньги, и тот направился в поселок. Ахмет вышел с ведром и табличкой на дорогу. Ему повезло. Остановился фургон. Подошел с большой стеклянной банкой водитель и забрал все молоко.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать