Жанр: Разное » Джеральд Даррел » Поместье-зверинец (страница 21)


Приобретение пары столь редких и ценных животных казалось мне немалой удачей. Но тут же я почувствовал, что отныне нам предстоит жить в постоянной тревоге за их здоровье и благополучие. Стоило Ненди или Н'Понго чихнуть (скажем, опилки в нос попали), как мы уже ходим сами не свои от беспокойства. Вдруг у них начинается воспаление легких? Или что-нибудь похуже? Стул горилл стал главным предметом наших разговоров. Я постарался обеспечить зоопарк надежной связью. Как ни мала наша территория, иногда бывало трудно найти нужного человека. В различных стратегических точках мы укрепили на стенах маленькие черные коробки, через которые служащие могли разговаривать с главной канцелярией. Одна такая коробка находилась в моей квартире, так что меня держали в курсе дел и извещали, если случалась какая-нибудь беда. Но однажды, когда у нас в гостях сидели люди, с которыми мы только что познакомились, я усомнился в мудрости этой системы. У нас шел нередкий в таких случаях пустой разговор о высоких материях. Вдруг черная коробка на книжной полке издала предупреждающий щелчок, и не успел я подбежать и выключить ее, как замогильный голос молвил:

– Мистер Даррел, у горилл опять понос.

Трудно придумать другую реплику, способную так основательно испортить вечеринку.

При всем том Н'Понго и Ненди росли не по дням, а по часам, и, к счастью, их миновали все болезни, которых мы опасались.

Но вот Н'Понго по-настоящему занемог. Я только что собрался ехать в трехнедельный отпуск на юг Франции. (Впрочем, это был не совсем отпуск, нас сопровождал режиссер из Би-Би-Си, которого я надеялся убедить сделать фильм об острове Камарг в дельте Роны.) Мы уже заказали номера в отелях, нас ждало множество людей, от тореадоров до орнитологов, все было на мази. Вдруг за четыре дня до вылета заболел Н'Понго. Куда девались его веселье и жизнерадостность. Обхватив плечи руками, он лежал на полу или на полке и безучастно глядел в пространство. Ел он ровно столько, сколько требовалось, чтобы не умереть с голоду. Единственный симптом – острый понос. Незамедлительно были сделаны все анализы, выполнены все предписания ветеринаров и медиков, но болезнь оставалась неразгаданной. Н'Понго, как всегда бывает с человекообразными обезьянами, худел с ужасающей быстротой. На второй день он и вовсе отказался есть, не захотел даже пить молоко, лишив нас возможности давать ему антибиотики. Лицо его прямо на глазах осунулось и сморщилось, могучее тело отощало. Славное, круглое брюшко вытянулось, стали выпирать ребра. И когда понос стал кровавым, большинство из нас потеряло надежду спасти Н'Понго. Если бы он хоть что-то ел, у него были бы силы сопротивляться неведомой болезни и, может быть, он справился бы со страшной меланхолией, которая обычно одолевает человекообразных обезьян.

Мы с Джеки отправились на рынок в Сент-Хельер и стали обходить живописные прилавки, окружающие чудесный викторианский фонтан с гипсовым херувимом, пальмами, пушистым адиантумом и непременными обитателями – пухлыми золотыми рыбками. Что взять, чем соблазнить Н'Понго? Ведь он и так привык к роскошному, разнообразному столу. Потратив уйму денег, мы нагрузились редкими в это время года овощами и экзотическими фруктами. Вдруг на одном прилавке я увидел огромный бело-зеленый арбуз. Далеко не все любят арбузы, мне же они нравятся больше, чем дыни. И я подумал, что ярко-розовая, хрустящая, сочная мякоть с блестящими черными косточками может прийтись по вкусу Н'Понго, который, по-моему, еще никогда не пробовал арбуза. Итак, мы добавили к нашим покупкам полосатого великана и поехали обратно в зоопарк.

От недоедания наш Н'Понго совсем захирел. Джереми хитростью заставил его выпить снятого молока – смазал ему десна дисприном, после чего Н'Понго охотно проглотил немного молока, только бы избавиться от неприятного вкуса во рту. Одну за другой мы показывали больному наши

покупки, но он смотрел безучастно на оранжерейный виноград, авокадо и прочие деликатесы и все отвергал. И лишь когда мы отрезали ему кусок арбуза, глаза его оживились. Он потыкал арбуз пальцем, наклонился, обнюхал его, потом взял в руки и – слава богу! – принялся есть. Впрочем, мы не спешили ликовать, ведь арбуз совсем не питательный. Но хорошо уж и то, что у Н'Понго появился хоть какой-то аппетит. Теперь надо было ввести ему антибиотик, ибо специалисты пришли к выводу, что у него один из видов колита. И так как он по-прежнему отказывался пить, оставался только один путь – инъекция.

Мы выманили Н'Понго из клетки, а Ненди надежно заперли. Хотя он порядком отощал, мы понимали, что справиться с ним будет нелегко, особенно если за него вступится его дюжая супруга. И вот Н'Понго сидит на корточках на полу павильона млекопитающих и озирает всех мутными ввалившимися глазами. Джереми присел рядом с ним, держа наготове несколько кусков арбуза. Я подошел с другой стороны и быстро все приготовил для укола. Н'Понго проявил некоторый интерес к моим действиям, один раз протянул руку и тихонько потрогал шприц. Наконец я закончил приготовления, а Джереми попробовал отвлечь Н'Понго арбузом. Как только больной отвернулся от меня, я вонзил ему шприц в бедро и нажал поршень. Н'Понго даже ничего не заметил, во всяком случае не подал виду. Он послушно прошел за нами обратно к своей клетке, получил кусок арбуза, забрался на полку и лег на бок, лицом к стене, сложив руки на груди. На следующее утро мы заметили некоторые признаки улучшения. С помощью той же уловки сделали второй укол. До вечера все оставалось по-прежнему. Правда, Н'Понго поел арбуза и выпил немного снятого молока, но о коренном переломе в состоянии его здоровья говорить не приходилось.

Как быть? Через сутки мне выезжать во Францию, там меня ждет рой помощников и советников, которых я поднял на ноги. И Би-Би-Си считает, что поездка – вопрос решенный. Если сейчас все отменить, выйдет, что я понапрасну взбудоражил кучу людей. Но и Н'Понго нельзя оставить, пока я не уверен, что дело пошло на поправку. Или что он обречен...

А накануне моего отъезда все вдруг переменилось. Н'Понго стал пить комплан (концентрированное сухое молоко) и есть различные фрукты. До вечера он успел довольно много съесть и заметно приободрился. Мой самолет вылетал утром в восемь тридцать, и я встал пораньше, чтобы проведать Н'Понго. Он уже сидел на своей полке. Тощий, измученный, но в глазах снова блестела искорка, которой мы последние дни не видели. Н'Понго хорошо поел и выпил комплан. Я почувствовал, что болезнь его отступает.

Самолет доставил меня в Динар, там мы сели в машину и покатили на юг Франции. Я израсходовал кругленькую сумму на международные разговоры, зато каждый раз мне сообщали все более утешительные новости, и, когда Джереми сказал, что Н'Понго выпил пинту комплана и съел три куска арбуза, два банана, один абрикос, три яблока и белок восьми яиц, я понял, что можно больше не волноваться.

Когда я вернулся из Франции, он уже отъелся, и в павильоне млекопитающих я увидел прежнего Н'Понго, тучного и коренастого. Сверкая озорными глазами, он всячески старался приманить меня поближе к сетке, чтобы оторвать пуговицы на пиджаке. Глядя на этого артиста, который катался на спине и громко бил в ладони, я подумал, что не бывает розы без шипов. Как ни увлекательно держать редких животных и как ни важно добиться, чтобы они размножались в неволе, все равно, когда они болеют, для вас начинается такая нервотрепка, что поневоле спрашиваете себя, зачем только вы все это затеяли.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать