Жанр: Религия » Елена Уайт » Свидетельства для Церкви (Том 2) (страница 3)


В ту ночь мне снова было показано во сне ранее виденное по поводу некоторых людей в округе Тускола, и у меня появилась еще большая уверенность, что работа для этих людей далеко не закончена. Вместе с тем у меня не бьтло другого выхода, как только ехать на назначенные встречи.-Во вторник мы проехали тридцать две мили до Сент-Чарльза и остановились на ночлег у брата Григза. Здесь я написала пятнадцать страниц свидетельств и посетила вечернее собрание. В среду утром мы решили вернуться в Тусколу, если брат Эндрюс поедет на встречу в Алме. Он согласился с этим. В то утро я написала еще пятнадцать страниц, посетила собрание и говорила один час, а потом мы проехали тридцать три мили с братом и сестрой Григз к брату Спунеру в Тусколу. В четверг утром мы отправились в Уатроусвилл, находившийся от Тусколы на расстоянии шестнадцати миль. Там я написала шестнадцать страниц и посетила вечернее собрание, на котором обратилась с весьма нелицеприятным свидетельством к одному из присутствовавших. На следующее утро я написала двенадцать страниц до завтрака, затем вернулась в Тусколу и написала еще восемь страниц.

В субботу мой муж проповедовал на утреннем богослужении, а после него до приема пищи я проповедовала еще два часа. Затем собрание было ненадолго прервано, я немного подкрепилась и после этого целый час выступала на общем собрании, обращаясь с нелицепритными свидетельствами к некоторым присутствовавшим. Эти свидетельства в целом были приняты с чувством смирения и благодарности. Однако я не могу сказать, что все свидетельства принимались в таком духе.

На следующее утро, когда мы собирались выехать в молитвенный дом, чтобы ревностно трудиться в течение дня, одна сестра, для которой у меня было свидетельство о том, что ей недостает осмотрительности и благоразумия и что она [15] не всегда контролирует свои слова и поступки, вошла к нам со своим мужем и стала выражать большое недовольство, впадая в истерику. Она начала говорить и рыдать. Она немного роптала, кое в чем признавалась, но в значительной степени оправдывала себя. У нее сложилось неправильное представление о многих вещах, которые я ей передала. Ее гордость была задета, когда я стала при всех говорить о ее недостатках. В этом, очевидно, и заключалась главная проблема. Но почему она так расстроилась? Братья и сестры знали истинное состояние ее дела, поэтому я не открыла им ничего нового. Но я не сомневаюсь, что это стало новостью для самой сестры. Она не знала себя и не могла правильно судить о своих словах и поступках. В какой-то степени это относится почти ко всем братьям и сестрам, отсюда возникает необходимость в таких добросовестных обличениях в церкви, и всем ее членам надо развивать у себя любовь к прямым свидетельствам.

Муж этой сестры остался явно недоволен тем, что я раскрыла ее недостатки перед всей церковью, и заявил, что он не был бы так оскорблен, если бы сестра Уайт следовала указаниям нашего Господа, данным в Мф. 18:15-17: "Если же согрешит против тебя брат твой, пойди и обличи его между тобою и им одним: если послушает тебя, то приобрел ты брата твоего; если же не послушает, возьми с собою еще одного или двух, дабы устами двух или трех свидетелей подтвердилось всякое слово. Если же не послушает их, скажи церкви; а если и церкви не послушает, то да будет он тебе, как язычник и мытарь".

Тогда мой муж ответил так: брату следует понять, что эти слова нашего Господа относятся к личным прегрешениям, поэтому в данном случае мы не можем применять указанный текст к нашей сестре. Она не согрешала лично против сестры Уайт, но сестра Уайт обличила ее общественные недостатки, которые угрожали благосостоянию церкви и дела Божьего в целом. В данном случае, сказал мой муж, применим другой текст из 1 Тим. 5:20: "Согрешающих обличай пред всеми, чтоб и прочие страх имели".

[16] Брат признал свою ошибку как христианин и, казалось, успокоился по этому поводу. Было очевидно, что со времени послеобеденного субботнего собрания эти люди многие вещи видели в преувеличенном и неверном свете, поэтому им предложили прочитать письменное свидетельство. Когда это было сделано, обличенная сестра спросила: "Неужели об этом ты вчера говорила?" Я ответила, что так оно и есть. Она была удивлена и вполне согласилась с письменным свидетельством. Я отдала его ей, не оставив себе копии и, конечно же, поступила неверно. Но я чувствовала такую нежную заботу об этой сестре и о ее муже и так страстно желала и надеялась на их процветание, что в данном случае поступила против своего обыкновения.

Собрание уже началось, и мы поспешили в церковь, где нас ждали. Она находилась на расстоянии полутора миль. Читатель может судить, располагало ли нас произошедшее утром к тому, чтобы собраться с мыслями, испытать прилив сил и достойно предстать перед народом. Но думают ли люди об этом? Кто-то, возможно, и проявляет немного милости, однако импульсивные и беспечные братья и сестры приходят со своими трудностями и тяготами как раз в то время, когда нам надо выступать или когда мы совершенно истощены долгим выступлением. Тем не менее мой муж призвал на помощь всю свою энергию и по просьбе собравшихся непринужденно говорил о Законе и Евангелии. Я получила приглашение проповедовать после обеда в новом доме молитвы, недавно построенном и освященном методистами. Это вместительное здание было переполнено, и многие были вынуждены стоять. Я свободно говорила около полутора часов о первой из двух великих заповедей, повторенных нашим Господом, и с удивлением узнала,

что методистский служитель то же самое проповедовал утром. Он и другие члены его церкви слушали, что я скажу на данную тему.

Вечером в доме брата Спунера у нас состоялась очень доброжелательная беседа с братьями Миллером, Хэчем и Хаскелом, а также с сестрами Стерджес, Блис, Харрисон и Малин. Теперь мы знали, что до поры до времени наш труд в округе Тускола закончен. У нас появился большой интерес к этим дорогим людям, однако я опасалась, что сестра, о которой я уже упомянула и для которой у меня было свидетельство, позволит дьяволу взять над собой верх и причинит им большие неприятности. Я искренне хотела, чтобы она рассматривала этот вопрос в истинном свете. Своим поведением сестра ослабляла свое влияние в церкви и вне ее. Но теперь, если бы только она приняла обличение, в котором так нуждалась, и смиренно попыталась исправиться, то церковь вновь приняла бы ее в свою среду, и члены церкви были бы более высокого мнения о ее христианстве. И что еще лучше, она могла бы наслаждаться одобрительной улыбкой своего дорогого Искупителя. Я спрашивала себя, искренне ли примет сестра свидетельство. Я боялась, что не примет и что сердца собратьев в этом округе будут опечалены ее поведением.

Вернувшись домой, я отправила ей письмо с просьбой выслать мне копию свидетельства и 15 апреля получила следующий ответ, высланный из Денмарка 11 апреля 1868 года: "Сестра Уайт, твое свидетельство от 23-го числа у меня под рукой. Прости, что не могу удовлетворить твою просьбу".

Я по-прежнему буду испытывать самые нежные чувства к этой семье, меня беспокоит их судьба, и я буду рада помочь им, когда смогу. Однако такое обращение со стороны людей, за кого я готова отдать свою жизнь, повергает меня в некоторое уныние. И все-таки моя задача была так ясно поставлена передо мной, что я не могу позволить, чтобы все случившееся заставило меня свернуть с пути исполнения долга. Получив вышеупомянутую телеграмму и чувствуя себя подавленной, я взяла Библию и открыла ее с молитвой, дабы в ней обрести утешение и ободрение, и глаза мои сразу же наткнулись на следующие слова пророка: "А ты препояшь чресла твои, и встань, и скажи им все, что Я повелю тебе; не малодушествуй пред ними, чтоб Я не поразил тебя в глазах их. И вот, Я поставил тебя ныне укрепленным городом, и железным столбом, и [18] медною стеною на всей этой земле, против царей Иуды, против князей его, против священников его и против народа земли сей. Они будут ратовать против тебя, но не превозмогут тебя; ибо Я с тобою, говорит Господь, чтоб избавлять тебя" (Иер. 1:17-19).

Мы вернулись домой после этой поездки как раз накануне сильного ливня, растопившего снег. Эта непогода не позволила провести следующее субботнее собрание, и я немедленно начала готовить материал для Свидетельства № 14. Нам также посчастливилось позаботиться о нашем дорогом брате Кинге, которого мы привезли к себе домой с ужасной травмой головы. Мы взяли его к себе домой умирать, ибо не надеялись, что человек с такой тяжелой черепно-мозговой травмой выживет и поправится. Но при благословении Божьем, очень осторожном применении воды, очень щадящем питании, которое мы предлагали ему до тех пор, пока не миновала опасность повышения температуры, и при хорошем проветривании комнат днем и ночью брат Кинг через три недели смог вернуться к себе домой и снова заняться фермерством. С самого начала болезни и до полного выздоровления он не выпил ни грамма лекарств. Хотя он сильно похудел от большой потери крови и щадящей диеты, тем не менее, когда снова начал полноценно питаться, быстро набрал прежний вес.

Примерно в это же время мы начали трудиться для наших собратьев и друзей возле Гринвилла. Как и во многих других местах, тамошние наши собратья нуждались в помощи. В тех местах жили некоторые соблюдавшие субботу, но не принадлежавшие к церкви, а также люди, переставшие святить субботу. Все они нуждались в нашей помощи. Мы были расположены помочь этим бедным душам, но из-за того, что ведущие члены церкви неправильно вели себя по отношению к ним в прошлом и в настоящем, имелось очень мало возможностей к ним подойти. Работая с заблудшими, некоторые наши собратья были чересчур строги и немилосердны в своих высказываниях. И когда часть верующих отвергла их совет и не захотела иметь с ними ничего общего, эти собратья сказали: "Ну что ж, если они хотят уйти, пусть уходят". Из-за того, что последователи Иисуса проявляли такое отсутствие сострадания, долготерпения и нежности, эти бедные, заблудшие, неопытные [19] души, одолеваемые сатаной, неизбежно терпели крушение в вере. Какими бы серьезными ни были ошибки и грехи заблуждающихся, наши собратья должны научиться проявлять не только нежность доброго Пастыря, но также и Его неизменную заботу и любовь к бедным, заблудшим овцам. Наши служители трудятся и читают проповеди из недели в неделю и радуются тому, что несколько душ принимают истину; однако резкие и невыдержанные братья могут за пять минут свести на нет все их усилия, вынашивая в себе чувства, которые можно выразить словами: "Ну что ж, если они хотят уйти от нас, пусть уходят".



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать