Жанр: Разное » Джеральд Даррел » Поймайте мне колобуса (страница 10)


Мы повесили в конторе большую карту острова Джерси. Разноцветные булавки обозначали пляжи и бухты, которые предстоит регулярно обследовать поисковым отрядам, а также пункты сбора птиц и места, где мы сможем их содержать. Царило всеобщее воодушевление. Обязанности патрулей выполняли скауты и взрослые, располагавшие свободным временем. Несколько владельцев грузовых и легковых машин составили транспортную бригаду; для размещения птиц мы взяли на заметку множество сараев и амбаров. Директор одного отеля любезно разрешил нам занять плавательный бассейн – обнеси его сеткой, и будет пруд для сотни-другой птиц.

Исполненные решимости, мы принялись ждать, когда разлившаяся нефть дойдет до острова. Однако судьба распорядилась иначе. Ветер и течение переменились, и, хотя нефть краешком задела кое-какие из Нормандских островов, нанеся известный ущерб, основная масса ее проплыла мимо нас к берегам Франции. Через наши руки прошло всего пять-шесть птиц, так что все хлопоты оказались напрасными, но мы хоть были готовы отразить беду. А французов нефть явно застигла врасплох, и там погибли тысячи морских птиц.

В один чудесный весенний день, когда у меня было особенно благодушное настроение, я решил разыскать Шепа. Если Шеп не отзывался по внутреннему телефону, которым оснащен наш зоопарк, всякий знал, что искать его надо у лебяжьего садка на заливном лугу, который мы так и называли: "Поле Шепа". Представьте себе участок земли, отлого понижающийся к югу и похожий очертаниями на серп с протекающим вдоль лезвия ручьем. Шеп перегородил этот ручей, так что получилось несколько маленьких прудиков. Здесь он разводил своих птиц: на прудах – гусей и уток, на берегу – фазанов. Фазаны – главная страсть Шепа, и в том году он особенно преуспел в их разведении.

Наслаждаясь лучами весеннего солнца, я спустился на луг. Меня встретила обычная какофония: гусиное "га-гага", утиное "кря-кря-кря", нежный писк фазанят в загонах, сопровождаемый гордым кудахтаньем их приемных матерей – кур разных пород. А вот и Шеп со своими неразлучными друзьями – овчаркой и крохотным шнауцером. Весело насвистывая, он нагнулся над клеткой, в которой маленькие пушистые комочки суетились у ног квохчущей бентамки.

– Доброе утро! – крикнул я, подойдя поближе. Шеп оглянулся.

– Доброе утро, мистер Д. Идите-ка сюда, поглядите.

Я подошел и уставился на ожившие пуховки, снующие вокруг приемной мамаши.

– Это какие же? – спросил я.

Большинство фазанят на первый взгляд кажутся совсем одинаковыми, и я еще не научился различать виды,

– Эллиотовы,– гордо сообщил Шеп.– Ночью вылупились. Я хотел подождать, когда они обсохнут, потом прийти и сказать вам.

– Здорово! – Я искренне обрадовался, ведь фазаны Эллиота занесены в список угрожаемых видов и, возможно, в диком состоянии уже не водятся.

– Восемь яиц – восемь фазанят,– сказал Шеп.– Сам не ожидал, что так получится.

– И, по-моему, все здоровы.

– Вообще-то один кажется несколько хилым, но, я думаю, все будет в порядке.

–А я к тебе с новостью. Ты очень хорошо поработал в этом году, и вот я решил, что куплю любую пару фазанов по твоему вкусу, какая только появится в продаже. Понял? Не зоопарк купит и не трест, а лично я, чтобы отметить твои достижения.

– Нет, правда? – воскликнул Шеп.– Огромное спасибо, мистер Д!

Кто мог знать, к чему приведет мое опрометчивое обещание...

По утрам, разбирая почту, мы неизменно находим списки предлагаемых к продаже животных, рассылаемые торговцами в разных концах света. Списки кладут мне на стол, и я просматриваю их – вдруг появится что-нибудь особенно редкостное и интересное для треста. В тот день, о котором пойдет речь, я, как обычно, ознакомился со списками и, не заметив ничего примечательного, вернул их в канцелярию, чтобы все сотрудники могли с ними ознакомиться. Неожиданно раздался стук в дверь, я крикнул "Войдите!" и увидел лицо Шепа.

– Можно к вам на минутку, мистер Д?

Бледный, взволнованный, совсем на себя не похож...

– Входи,– ответил я.– Что там случилось?

Шеп вошел и затворил дверь; в руке у него был список.

– Вы видели этот каталог? – глухо спросил он.

– Название?

– "Ябира".

– Видел, а что? Что в нем такого?

– Вы не заметили? Белоухие фазаны.

– Ты уверен?

– Конечно, уверен. Посмотрите... вот.

Он положил каталог на мой стол. В самом деле: "Ожидаются вскоре – белоухие фазаны". Но цена не указана. Нехороший признак: обычно цену не пишут, когда речь идет об очень дорогих экземплярах. А в данном случае можно было и не сомневаться. Во-первых, белоухий – один из самых крупных и красивых ушастых фазанов, Во-вторых, в диком состоянии белоухих практически не осталось. А в неволе, насколько известно, во всем мире содержится лишь семь этих птиц, причем большинство – в Америке. Я вздохнул. Мне было очевидно, что трест обязан приобрести белоухих фазанов. И я помнил свое вчерашнее обещание Шепу.

– Что ж,– покорно произнес я,– звони им скорей, ведь другие зоопарки набросятся на них, как коршуны. Только учти, Шеп, что цена должна быть приемлема, мои ресурсы ограниченны.

– Конечно, конечно,– ответил он.– Я понимаю.

Шеп подошел к телефону; вскоре его соединили с Голландией.

– Мистер ван ден Бринк? – спросил он срывающимся голосом.– Я звоню по поводу белоухих фазанов из вашего каталога.

Последовала долгая пауза, Шеп слушал объяснение ван ден Бринка.

– Понятно,– сказал он наконец,– понятно.

Прикрыв ладонью трубку, он обратил на меня умоляющий взгляд.

– Он еще не получил их, но они уже в пути. И он просит по двести пятьдесят фунтов за птицу.

Мне стало нехорошо, но слово есть слово.

– Ладно, скажи ему, что мы берем одну пару.

– Мистер ван ден Бринк,– молвил Шеп дрожащим голосом,– мы берем одну

пару. Пожалуйста, запишите ее за нами. Да-да, Джерсийский зоопарк... Вы нас известите? Предупредите, когда будете отправлять?.. Ясно, они прибудут через Париж... Это нас вполне устраивает. Огромное спасибо. Всего доброго.

Он положил трубку на аппарат и взволнованно заходил по кабинету.

– Ну, что еще? – спросил я.– Я же сказал, берем пару. Почему такое мрачное лицо?

– Понимаете... В общем, мне кажется, одной пары мало,– выпалил Шеп.

– Ну, знаешь, дружище. Как-никак я выложил на твоих фазанов пятьсот фунтов! Еще одна пара мне просто не по карману.

– Да нет же! – воскликнул Шеп.– Я вовсе не про вас говорю, я про себя. Вы разрешите мне купить вторую пару? Куда вернее, если у нас будут два петуха и две курочки.

– Но, Шеп,– возразил я,– это же пятьсот фунтов стерлингов! У тебя наберется столько денег?

– Да, да,– нетерпеливо ответил он.– У меня... у меня есть деньги. Только... только вы разрешите мне их купить?

– Ну, конечно, покупай, если тебе не жалко своих денег. Ведь это изрядная сумма.

– Слишком рискованно держать одну пару,– сказал Шеп.– Вдруг петух погибнет или курочка? Значит, можно?

– Можно, можно. Только звони сразу.

И вот уже снова на проводе Голландия.

– Мистер ван ден Бринк? Я насчет ваших белоухих фазанов... Мы решили взять две пары вместо одной... Да, две пары... Большое спасибо. Всего доброго.

Шеп положил трубку и обратил ко мне ликующее лицо.

– Ну, с двумя-то парами что-нибудь да выйдет,– сказал он.

Но покупка птиц была только началом. Требовалось еще оборудовать для них два птичника на чистом грунте, то есть на участке, где раньше птиц не держали и можно было не опасаться, что почва чем-нибудь заражена. Выполнив эту задачу, мы принялись нетерпеливо ждать белоухих. Неделя проходила за неделей, мы регулярно звонили мистеру ван ден Бринку, а он всячески извинялся и объяснял, что птицы следуют в Париж из Пекина через Москву и ГДР. Путешествие непростое, но он постарается, чтобы нигде не было задержек.

Наконец ван ден Бринк позвонил нам и сообщил, что птицы уже в Берлине, завтра прибудут. Когда наступил долгожданный день, Шеп так волновался, что от него нельзя было добиться толкового ответа ни на один вопрос. Его страшно тревожило состояние фазанов. И вот посылка наконец доставлена из аэропорта в зоопарк. Мы сорвали с клетки мешковину и увидели великолепных больших белых птиц: хвост – каскад из белых перьев, ярко-красные щеки, черные хохолки. Удивительно хороши! Мы долго не могли на них налюбоваться. Наконец отнесли клетку на подготовленный участок и пустили по паре в каждый птичник.

Три фазана явно дичились людей, Шепу даже показалось, что они похожи скорее на недавно пойманных, чем на выращенных в неволе. Зато четвертая птица (это был один из двух петухов) вела себя очень смирно. Настолько смирно, что мы слегка насторожились. Так или иначе, Шеп насыпал им корму и налил воды. А чтобы они не пугались посетителей, мы завесили сетки мешковиной.

Наутро мы с Шепом пошли взглянуть на наших фазанов. Смирный петух еще больше присмирел, и мы заподозрили неладное. Решили созвониться с Томми Беггом, посоветоваться с ним, и в это время петух умер. Томми ничего не оставалось, как исследовать его. Вскрытие выявило причину смерти: легкие птицы были источены аспигилезом. Аспигилез – крайне вирулентная форма грибкового заболевания. Поразив легкие, он развивается с ужасающей быстротой, и против него нет никаких средств. Белоухий фазан мог бы прожить с этим грибком несколько лет, но долгое и утомительное путешествие сыграло свою роль. Болезнь обострилась, и птица погибла.

– Да, не зря ты купил вторую пару,– уныло сказал я Шепу.

– Не зря,– согласился он.– Понимаете, я предчувствовал что-то в этом роде. А как было бы ужасно, окажись этот петух единственным!

Я был совершенно согласен с Шепом.

Итак, у нас остались две курочки и один петух, насколько мы могли судить, все в прекрасном состоянии, можно рассчитывать на потомство. Целое лето и зиму они осваивались на новом месте и к весне стали вполне ручными. Петух явно отдавал предпочтение одной из курочек, и мы отделили их; вторая курочка осталась в одиночестве. И вот однажды утром Шеп ворвался ко мне в кабинет, держа курочку на руках.

– Господи, что случилось? – воскликнул я.– Надеюсь, она не разбила себе голову?

Бывает, что фазаны с испугу стремительно взлетают и ударяются о сетку головой, обдирая ее до крови.

– Нет, хуже,– ответил Шеп.– Она не может снестись.

Судя по всему, курочка мучилась не один час и совсем выбилась из сил. Мы дали ей воды с глюкозой, и я позвонил Томми Беггу. Он посоветовал мне впрыснуть пенициллин и затем испробовать все известные способы, чтобы извлечь яйцо в сохранности. Мы сделали курочке укол и принялись за дело, используя пар, растительное масло и все, чем пользуются в подобных случаях. Тщетно. У нас ничего не получалось, а птица слишком устала, чтобы помогать нам. Оставалось только разбить скорлупу и извлечь яйцо по частям. Процедура весьма опасная, чреватая перитонитом. Нам удалось извлечь яйцо, после чего мы сделали птице промывание теплой водой, чтобы не оставалось никаких осколков. Обессилевшую курочку поместили в затемненный и утепленный ящик: пусть приходит в себя. Однако часа через два обнаружилось, что она мертва. Мы с Шепом уныло глядели на погибшую курочку...



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать