Жанр: Биографии и Мемуары » Григорий Негода » 'Беспощадный' (страница 10)


Проходили учения на кораблях и в штабах. Внимание командиров кораблей особо обращалось на организацию артиллерийской поддержки высадившемуся десанту.

Вечером 21 сентября крейсеры "Красный Кавказ" и "Красный Крым", эскадренные миноносцы "Бойкий" и "Безупречный" приняли на борт 2-й полк морской пехоты, сформированный в основном из добровольцев с кораблей, и взяли курс на Одессу.

"Беспощадный" тоже участвовал в операции. Днем я получил приказание командующего флотом не позже двадцати трех часов 21 сентября доставить в Одессу три транспорта с войсками, техникой, боезапасом и бензином. Поход наш преследовал двоякую цель: отвлечь на себя внимание противника и дать подкрепление гарнизону.

Транспорты, уже погруженные, поджидали нас в бухтах Джарыгач и Ярылгач. В 13.00 эсминец подошел к ним и поднял сигнал "Буки" (сняться с якоря). Я передал семафором распоряжение о походном ордере, скорости и курсе. "Беспощадный" занял место в голове строя. Через несколько минут транспорты выравнялись в кильватерную колонну, и. караван наш тронулся в путь.

Мы не успели пройти и нескольких миль, как раздался доклад сигнальщика Сергеева:

- Справа тридцать вижу шесть самолетов, идут курсом на нас!

По привычке перевожу рукоятки машинного телеграфа на "самый полный вперед", объявляю боевую тревогу и приказываю передать транспортам, чтобы уклонялись от атаки самолетов. По моему сигналу суда отворачивают в разные стороны: первый и третий - вправо, второй - влево. Мы уже слышим свист бомб. Круто разворачиваю корабль. Взрывы грохочут за кормой. Пенный водопад обрушивается на палубу. Зенитки "Беспощадного" бьют на полной скорострельности, стремясь стеной заградительного огня закрыть самолетам дорогу к транспортам. Артиллеристы транспортов (во время войны на всех судах установили зенитные орудия) тоже ведут стрельбу. Фашисты не выдерживают: самолеты сбрасывают бомбы раньше срока и уходят из зоны огня. С транспортов поступают доклады: повреждений и жертв нет. Караван вновь строится в кильватерную колонну и следует своим курсом. "Беспощадный" противолодочным зигзагом идет впереди.

Солнце стояло в зените, когда старшина сигнальщиков Куксов доложил мне, что нас нагоняет эсминец "Фрунзе" под флагом командующего эскадрой.

- Поднимите сигнал "Желаю счастливого плавания", - распорядился я.

"Фрунзе" вскоре скрылся за горизонтом. А я все смотрел ему вслед и ломал голову: почему Владимирский идет на "Фрунзе"? А где остальные корабли? Неужели отменили высадку десанта? Может, контр-адмирал вышел раньше, чтобы уточнить обстановку на месте? Ведь это ему поручено командовать высадкой десанта.

Наступили сумерки. Идем по фарватеру: справа Тендровская коса, слева минные поля. Отказываюсь от зигзага, приказываю как можно точнее выдерживать курс: достаточно небольшой ошибки - и взорвешься на своих же минах.

- Слева сто семьдесят... два крейсера и два эсминца на полном ходу обгоняют транспорты! - слышу голое сигнальщика.

Обмениваемся позывными. Это корабли с десантом. Значит, операция осуществляется. Мне захотелось петь от радости. Достал трубку, с удовольствием закурил. Могучие корабли промчались мимо.

Наш караван медленно следует своим курсом. Стемнело. Над морем тишина, покой.

Но война не стихает ни на минуту. Она напоминает о себе подчас самым неожиданным образом. На мостик ко мне поднялся шифровальщик, подал радиограмму. Читаю - и сердце сжимается. Радиограмма командующего флотом Октябрьского сообщает, что эскадренный миноносец "Фрунзе" потоплен авиацией противника. Судьба контр-адмирала Владимирского и экипажа корабля неизвестна. Руководство высадкой десанта возложено на контр-адмира(ла Горшкова.

Вот тебе и тишина! Невольно оглядываюсь. Вон там, с правого борта, совсем недавно мы видели эсминец под флагом командующего эскадрой, обменялись с ним приветствиями, пожелали счастливого плавания друг другу. Трудно поверить, что уже нет красавца корабля, что нет в живых нашего строгого и добродушного адмирала, многих боевых товарищей, с которыми еще сегодня утром мы разговаривали, беззаботно шутили...

Штурман Бормотин докладывает, что идти до Одессы осталось один час. Смотрю на часы. Двадцать два ноль-ноль. Придем вовремя, если ничего не случится. В бинокль вглядываюсь в даль. Город без огней кажется мертвым. Паутина трасс исчертила небо над ним. Во мраке мигают вспышки орудийных выстрелов.

Мы у ворот порта. У Воронцовского маяка стопорю машины. С помощью сигнального фонаря прощаюсь с капитанами. Стоим у маяка, пока последний транспорт не скрывается за молом. По радио докладываю командующему оборонительным районом о выполнении задания. Тотчас получаю новое: в двадцать четыре ноль-ноль быть в районе высадки десанта и открыть огонь по вражеским тылам, координаты такие-то. Цель - отвлечь от десанта внимание противника.

Ночь необычайно темная. И небо и море словно залиты тушью.

- Удачное время для высадки десанта, - говорит Кабистов.

- Запросите боевые посты: все ли готово?

- Так точно, все готово, - заверяет помощник. - Ждут только сигнала

Яркий свет ударил в глаза, раздался грохот.

- Что это? Взрыв?

- Гроза, - спокойно поясняет Кабистов.

Оказывается, в природе, кроме войны, все еще существуют и обычные грозы. С темного неба падают редкие крупные капли. Сняв фуражку, подставляю под них разгоряченную голову.

В полночь в

корабельном вахтенном журнале появляется запись: "В 23.59 крейсеры открыли огонь осветительными снарядами, одновременно начав обработку берега. В 24.00 по сигналу с крейсера эскадренный миноносец "Беспощадный" открыл огонь по скоплению войск противника".

Сухая короткая запись. А как много скрывается за ней! Она говорит о том, что флот наш действует, высаживает боевой десант на берег, занятый врагом, преподает фашистам урок, который они надолго запомнят.

Мне эта картина врезалась в память на всю жизнь. Беспрерывные молнии орудийных залпов прогнали ночь. Гром мощных крейсерских орудий, частые выстрелы пушек миноносцев сотрясали море. Над берегом ослепительными шарами падали и снова возникали осветительные снаряды, заливая все вокруг дрожащим, переливающимся светом. А внизу, под этими страшными люстрами, кипела, клокотала земля. Языки пламени взмывали ввысь, и вместе с ними взлетали черные дымные фонтаны.

Моряки молча, сосредоточенно работали у пушек, В считанные минуты" "Беспощадный" выпустил более сотни снарядов.

Немцы были ошеломлены. Они даже не стреляли в ответ. А на берегу уже пылали пожары. В их кровавом отблеске показались движущиеся черные фигуры. Десантники высадились на берег и уходили все дальше и дальше.

А потом все стихло. Замолчали орудия кораблей, непроглядная темнота вновь укрыла море. С берега доносилась далекая винтовочная стрельба, хлопки ручных гранат. Десант развивал наступление.

Крейсеры, высадив морскую пехоту, снялись с якорей и взяли курс на Севастополь. Для поддержки десанта огнем остались эскадренные миноносцы "Безупречный", "Бойкий" и "Беспощадный".

На рассвете командир десантного полка попросил огонька. Мы выпустили несколько десятков снарядов по танкам и машинам противника.

В восемь часов утра стало известно, что десант прочно закрепился и успешно продвигается вперед. Берег oт Григорьевки до Одессы очищен от врага. Захвачено много трофеев и пленных. Корабли теперь могут свободно входить в порт.

Это крупная победа. В дни, когда с фронтов поступали безрадостные сводки о новых оставленных городах и селах, о тяжелых кровопролитных боях на всех направлениях, успех нашего десанта, пусть и небольшого по своим масштабам, не мог не радовать. Офицеры на мостике крепко пожимают друг другу руки. Матросы на боевых постах тоже ликуют. Словно и не было бессонной, изнурительной ночи.

Прохожу на полубак. Старшина 2-й статьи Рыбаков, командир первого орудия, собрал вокруг себя свой расчет, о чем-то беседует. Завидя меня, встает и спрашивает:

- Товарищ командир, а ведь пехотинцам там, на берегу, потруднее, чем нам?

Спрашивает, а в глазах лукавые искорки. Парень себе на уме: хочет, чтобы я лишний раз похвалил матросов. Иду навстречу его желанию:

- Не будем судить, кому труднее. Главное - дружно врага колотить. Вот вы сегодня хорошо воевали. Молодцы! А насчет трудностей - сейчас всем трудно. Мне почему-то думается, что легче всего на войне тому, кто сам врага бьет. Мы, например, наносим удары или отбиваемся от них и сразу видим результаты. Рабочим куда хуже. Враг бомбит их, а им и ответить нечем. Об обстановке на фронте они знают только по газетам и радио. Слушают сводку да думают: далеко ли это от их города, не прорвется ли враг? И еще они думают о тех, кто на фронте, о сыновьях, отцах и братьях: живы ли они, каково-то им сейчас, когда немец так и прет? А тут находятся среди нашего брата такие, которым лень два словечка домой черкнуть. Вообще мы мало думаем о тех, кто трудится в тылу. А ведь это руки старых рабочих и женщин изготовили снаряды, которые мы шлем на головы врагов, дали нам одежду, питание - все, что необходимо в бою. Весь народ воюет вместе с нами. Именно потому мы сильны и непобедимы.

Кивнул в сторону берега:

- Десант успешно продвигается вперед. На приморском участке он уже соединился с частями Одессы. Здесь вот берег уже очищен от противника. Помните, сколько хлопот нам доставляли батареи, которые стояли у Новой и Старой Дофиновки? Теперь мы идем возле самого берега, и ни один снаряд не падает вокруг корабля. Эти немецкие батареи сейчас в руках наших десантников. - К сожалению, вот только в воздухе фашисты еще хозяйничают. Они попытаются отплатить нам за свои неудачи.

- Ничего, не впервой нам воевать с их "юнкерсами".

- Зорко наблюдайте за воздухом, - распорядился я. - Самое страшное - быть застигнутыми врасплох.

А враг уже тут как тут. Едва я зашел на мостик, послышался возглас сигнальщика:

- Слева самолеты противника!

Дальше начался счет: один, два... четыре... десять... двенадцать!

Но что это? Куда они летят? Ни один из самолетов не повернул в нашу сторону. Не привыкли мы к такому "пренебрежению". Не было случая, чтобы фашистские летчики оставили в покое наш корабль. Я слежу за направлением их полета, и догадка пронизывает мозг. Мористее нас находится "Безупречный". Это его избрали своей жертвой фашистские бомбардировщики. На полном ходу мы мчимся на выручку боевых друзей.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать