Жанр: Биографии и Мемуары » Григорий Негода » 'Беспощадный' (страница 15)


- Идем, покажи мне повреждения, - Андреев поднялся с дивана.

Мы с ним облазили весь корабль. Владимир Александрович осмотрел рванины, пробоины, гофры в обшивке корпуса, руками попробовал надежность крепления подпор.

- За живучесть корабля боролись хорошо, - похвалил он. - А работы вам предстоит страшно много. Здесь, в Севастополе, вы, конечно, не сможете все исправить. Приклепайте хотя бы новый нос, чтобы дойти до Кавказа.

Андреев пообещал сегодня же договориться с заводом, чтобы дали нам инструкторов из опытных рабочих.

- Поставьте их во главе бригад. Я знаю здешних мастеров: они за два дня матросов всему обучат. Уже у трапа Андреев предложил мне:

- Идем со мной. Навестим Владимирского.

- Он жив?! - радостно воскликнул я.

- Жив. Только тоже в порядочном ремонте нуждается. В госпитале лежит. Мы все за него переживали. Знаете ведь его: о себе нисколько не думает. Когда "Фрунзе" потопили, наш адмирал, будучи сам ранен, руководил спасением экипажа...

Катер повез нас к пристани на Павловском мысу. Андреев предупредил меня:

- О повреждении корабля Владимирскому не говори. Ему нельзя волноваться. Он интересовался "Беспощадным", я сказал, что все в порядке, скоро должен прийти.

Катер мягко толкнулся о причал. Мы сошли на берег. Утро было ясным, солнечным. В городе стояла тишина. Ее нарушали лишь гудки буксиров, сновавших в бухте.

В госпитале дорогу нам преградила медсестра, заявив, что начальник отделения запретил кого бы то ни было пускать к Владимирскому.

- Сестрица, - взмолился Андреев, - я вот привел командира корабля, он привез хорошие вести с фронта. Это будет благотворнее всех ваших лекарств.

Сестра вздохнула, оглянулась по сторонам и шепнула:

- Ладно, ступайте. Только недолго.

Входим в палату. Владимирский стоит у окна. Заслышав шаги, оборачивается к нам. Он в больничной пижаме, бледный, осунувшийся. Один глаз скрыт повязкой. Узнал нас, приветливо улыбнулся:

- Здравствуйте, здравствуйте! Садитесь. Мы справляемся о самочувствии. Владимирский машет рукой.

- Какое там самочувствие! Видите, держат под строгим арестом. Ты лучше расскажи, - обращается он ко мне, - как тебе удалось дойти без носа. Убитых и раненых много?

Мы с Андреевым переглянулись. Адмирал уже все знает. Вот и скрой от него что-нибудь!

Рассказываю ему все как было.

- Погоди, а почему ты молчишь о своей контузии? И это ему известно!

- Да пустяк, - говорю. - Просто попробовал, что крепче: моя нога или корабль.

- Ну и что же?

- Корабль оказался крепче. Вот и остался синяк у меня на бедре.

В разгар беседы в палату вошла дежурный врач - миловидная, но очень строгая женщина в белом халате. Она тигрицей накинулась на нас:

- Кто вас сюда пустил? Сейчас же уходите. Дайте отдохнуть раненому.

- Товарищ врач, - начал ее уговаривать Андреев, - разрешите нам хотя бы минутку поговорить. Войдите в наше положение: встретились начальник и подчиненный, которые не надеялись увидеться больше. И вдруг видят друг друга живыми. Правда, немного поцарапаны оба, да это все пройдет с вашей помощью. Ведь вы тут чудеса делаете. Можно сказать, мертвых к жизни возвращаете. Что бы мы без вас, врачей, делали? Смело можно сказать, на вас весь флот держится. Ваши умелые, заботливые руки моряки после всю жизнь помнят.

Владимир Александрович еще несколько минут воспевал медицину. Его слова подействовали бы на кого угодно.

Врач понемногу сменила гнев на милость.

- Сколько времени вам еще надо? - спросила она, отвернув рукав и взглянув на свои часики.

- Тридцать минут. Уверяю вас, эта встреча на пользу будет больному.

- Хорошо. Оставайтесь. Но не больше чем на тридцать минут. И еще условие: дополнительного времени просить не будете.

- Вот видите. Я же знал, что у вас доброе сердце. Врач покосилась на Андреева карими глазами, улыбнулась и вышла.

- Ну и мастак ты говорить, Владимир Александрович, - рассмеялся адмирал. Не зря стихи сочиняешь.

Капитан 1 ранга подошел к двери, закрыл ее плотнее и извлек из кармана бутылку.

- А теперь выпьем за встречу. Я вам тут, Лев Анатольевич, вашего любимого рислинга раздобыл. Чудодейственная влага, от всех хворостей исцеляет.

Владимирский стал искать стаканы. Их оказалось всего два. Я заметил на окне кружку, сполоснул ее водой из графина, поставил на стол.

- Отлично! - сказал Андреев, открывая бутылку. Мы выпили за победу и за быстрейшее выздоровление адмирала.

- Как думаете ремонтировать "Беспощадный?" - спросил Владимирский.

Я познакомил его с нашими предварительными наметками.

- Посмотрите как следует на заводе. Там должны быть заготовки для корпусов эсминцев. Может, наберете себе на новый нос. - Владимирский вздохнул. - Задача нелегкая перед вами. Хирурги, когда к телу пришивают недостающие части, называют операцию пластической. Вот и вы должны "Беспощадному" пришить новый нос, который, сами знаете, весит многие десятки тонн.

Мы распрощались. Чувствовалось, что адмирал очень доволен встречей с нами.

10 октября 1941 года "Беспощадный" поставили в док. Матросы превратились в кораблестроителей. Владимирский оказался прав. На территории завода мы нашли необходимые заготовки: детали набора, скроенные листы обшивки корпуса. Оставалось их только склепать. Это

"только" означало: подогнать многотонные детали друг к другу, высверлить в них десятки тысяч отверстий и поставить столько же заклепок.

На наше счастье, на заводе сохранились "пневматические дрели и молотки. Треск этих молотков, громкий и резкий, как пулеметные очереди, теперь начинался с самого утра и затихал поздним вечером. Но работы приходилось часто прерывать. На Севастополь налетали вражеские самолеты. Сирены воздушной тревоги заставляли моряков и рабочих оставлять свои места и прятаться в убежищах. Пока они там сидели, горны остывали, заклепки приходилось разогревать снова. И случалось, люди только успеют это сделать, как новая тревога заставляет опять все бросить.

Инженер-механик Козинец обратился ко мне с просьбой - разрешить бригадам клепальщиков во время тревог не покидать рабочих мест. И работу их организовать в три смены, круглосуточно. А чтобы ночью светом горнов не демаскировать корабль, моряки построят шатер из брезента, прикроют им весь полубак.

Я пошел с этим предложением к командующему флотом. Тот разрешил.

Матросы обрадовались. Теперь никакие налеты не могли их прогнать в убежище. Работы не прекращались ни днем ни ночью.

Вначале дело подвигалось медленно. Мастерство не дается сразу. А клепка искусство тонкое. Пустит матрос пневматический молоток, тот трясется у него в руках и бьет куда угодно, но не по заклепке. Пока приноровится матрос заклепка уже остыла, срубай ее, выбивай и ставь новую. Нагревать заклепки тоже надо умеючи. Перегреешь ее - она теряет прочность, шов придется переделывать. Не догреешь - не сможешь расклепать. Неудачи злили матросов, но и учили. Каждому волей-неволей приходилось извлекать уроки из своих же ошибок: кому интересно по нескольку раз переделывать одну и ту же работу?

Бригадиры - опытные мастера с завода - были придирчивее нашего Козинца. За качеством следили строго. И первое время матросы за весь день ставили всего по нескольку десятков заклепок. Лишь после того как моряки набили руку, встал вопрос не только о качестве, но и о количестве. Бригадиры повысили норму до трехсот заклепок в смену. Отдельные матросы стали давать пятьсот. Эта норма пришлась команде более по душе и была принята как обязательная.

Налеты вражеской авиации участились. Иногда бомбы падали неподалеку от дока. Я, комиссар и Кабистов во время тревог всегда старались быть на корабле. Наготове дежурили аварийные партии. Большого практического значения это не имело. Попади бомба в док - никакие аварийные партии не спасут. Значение этого дежурства было главным образом моральное. Когда клепальщики видели, что аварийные партии на местах, начальство - рядом, им работалось спокойнее. При первых же звуках сирены я спускался в док. Матросы уговаривали идти в убежище, убеждали, что здесь мне делать нечего, незачем рисковать напрасно. Я отшучивался, что у меня есть заговор от бомб. Ну а уж если что и случится, так вместе все веселее.

Бут и Кабистов были здесь же, иногда сами брались за молоток или клещами вынимали раскаленные заклепки из горна.

Бомбами сильно разрушило завод, но ни одна из них не попала в док. За двадцать дней мы залатали все дыры в корпусе корабля ниже ватерлинии. В надводной части мелкие пробоины еще оставались. Их пока заткнули деревянными пробками: заделать эти отверстия можно будет и на плаву. Заканчивалось сооружение нового полубака. Внутри носовой части прочно приладили стрингеры, шпангоуты, бимсы, пиллерсы и прочие детали корабельного набора. Что нужно приварили или заклепали. Встали на место листы обшивки. Матросы тщательно зачеканили швы, чтобы обеспечить герметичность. Оставалось приклепать настил верхней палубы. Однако работы пришлось приостановить. Оставаться в доке больше было нельзя. В последние дни немецкие летчики упорно старались попасть в него. Осложнилась и обстановка в городе. Фашистские войска были уже в Крыму и двигались к Севастополю. Командующий флотом приказал немедленно вести корабль к Кавказскому побережью.

Вот почему 30 октября мы заполнили док водой. Буксиров не было. Матросы почти вручную вывели эсминец за ботопорт - входные ворота дока. Только мы оказались в бухте, раздались гудки, объявлявшие воздушную тревогу. Машины были прогреты, я приказал дать ход. Корабль держался на воде хорошо. Направились к Минной пристани, чтобы пополнить запасы и ночью выйти в море.

Но вечером мы получили приказание начальника штаба флота контр-адмирала И. Д. Елисеева: переход отложить; завтра, 31 октября, поставить на место снятые на время ремонта орудия, принять на борт 400 эвакуируемых рабочих и лишь после этого следовать по назначению.

Я разрешил команде отдохнуть. Стемнело, но матросы не спешили в кубрики. Собрались на полубаке, только что сооруженном своими руками. Ничего, что палуба была неровной, ноги то и дело натыкались на чепы и гайки, которыми стягивались еще не приклепанные листы настила. Главное, полубак есть, корабль снова живет. Вон даже из дока перешли без помощи буксиров.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать