Жанр: Научная Фантастика » Ким Ньюмен » Замок в пустыне - Anno Dracula 1977 (страница 2)


"Наши полицейские - прекрасные люди", сказал он. Я не стал спорить. "В Пудл-Спрингс наименьший уровень преступности в штате. Мой любой контакт с ДППС был радушным и меня всегда впечатляла их эффективность и вежливость."

Сотрудники департамента полиции Пудл-Спрингс были настоящими тиграми, когда дело касалось поисков заблудившихся котят и благоразумного удаления пьяных бывших мужей с ярко освещенных лужаек перед домом. Можете мне в этом поверить

"Им не так хорошо удаются расследования убийств", сказал я. "Или дела о вампирах."

Джуниор кивнул: "Это так. Не удаются. Я понимаю, ты в отставке. Боже мой, я представить не могу, какой ты старый. Но ты знаешь эту работу. Линда говорила мне, как ты все умеешь, когда рассказывала о деле Уэйда-Леннокса. А я даже представить не могу, с чего начать разгребать это месиво. Ты должен помочь мне ради нее. Ракель еще жива. Ее не убили вместе с матерью. Они ее просто увели. Я хочу назад мою маленькую девочку, живой и невредимой. Полиция не знает Ракель. То есть они-то знают... и в этом вся проблема. Они говорят, что относятся к похищению серьезно, но я-то вижу по их глазам, что они знают о Ракель, о байкерах и о хиппи. Они думают, она просто сбежала с очередной кодлой уродов. Что Ракель вообще была в доме, для них - это всего лишь мои слова. А я все думаю о моей маленькой девочке, о том, что песок уже высыпается. Песок пустыни. Ты должен нам помочь. Просто должен."

Я не стал давать обещаний, но начал задавать вопросы.

"Ракель говорила, что УАЖ хочет принести ее в жертву. Что, хотели бросить в жерло вулкана, чтобы умилостивить богов?"

"Они говорила по-разному. Например, "вознести". Но все эти лова означают "убить". Кровавое жертвоприношение, вот чего она боялась. Эти вайперы хотели крови моей девочки."

"Джуниор, я обязан спросить, поэтому не возмущайся. Ты уверен, что Ракель сама не является частью всего этого?"

Джуниор сжал кулаки, словно мальчик, которого стукнул другой, но вполовину меньше ростом. Потом смысл сказанного дошел до его разума. Я не занимался догадками, как ДППС, я задал важный вопрос, вынуждая его ответить мне честно.

"Если б ты слышал, как она говорит по телефону, ты понял бы. Она была в ужасе. Помнишь, она когда-то хотела быть актрисой? Загорелась всем сердцем, изводила себя уроками, ходила на кинопробы? Ей было тогда сколько: одиннадцать или двенадцать? Умная до черта, но под прожекторами каменела. Она не актриса. Она ничего не может изобразить. Она не может сказать ложь, чтобы это не было написано у нее на лбу. Ты знаешь про это так же хорошо, как и я. Моя дочь отнюдь не совершенная личность, но она еще просто ребенок. Она еще образумится. В ней такой же железный стержень, как в ее мамочке."

Я обдумал сказанное. Смысл в нем был. Единственный человек, которого Ракель удавалось обдурить, был ее отцом, да и то потому, что он позволял себя обманывать из чувства вины. Она никогда бы не пришла ко мне за деньгами на бензин, если б Джуниор все еще поддавался на любое хныканье своей принцессы. И в другом он был прав - я видел игру Ракель Ольрич (которая хотела называться Амбер Валлентайн), и актрисой она была попросту никчемной.

"Хорда", сказал я более себе, чем Джуниору. "Начну с него. Я сделаю, что смогу."

x x x

Мохаве-Веллс едва ли пробуждались к жизни после наступления сумерек, и когда светловолосая вайперша выскользнула из тьмы пустыни, все четыре живые существа в забегаловке - мама и папа за стойкой, дальнобойщик и я на табуретах - повернулись взглянуть. Она улыбнулась, словно привыкла к повышенному вниманию, но считала себя недостойным его, и зашагала между пустых столиков.

Девушка носила шелковое белое миниплатье, застегнутом на бедрах переплетенными стальными кольцами, голубой шарф, скрепляющий волосы, квадратные черные солнечные очки. Перемещаясь из пурпурных сумерек в чуть шипящий бело-голубой неоновый свет, ее кожа показалась белой почти до обесцвеченности, но губы естественного ярко-алого цвета, волосы очень светлые. Она могла быть возраста Ракель, но с той же вероятностью ей могло быть и несколько сотен лет.

Я приехал в пустыню, чтобы найти вампиров. Здесь появилась одна.

Она уселась на краю стойки отдельно от нас. Я украдкой бросил взгляд. Она сидела на фоне надписи на оконном стекле: "Вайперов не обслуживаем." Мама и папа - наверное, моложе меня, вынужден я признать - не пробовали выбить из-под нее табурет, но и не спрашивали, что ей подать.

"Дайте маленькой леди все, что она захочет, и внесите в мой счет", сказал дальнобойщик. Несколько квадратных дюймов его лица, не заросших бородой цвета соли с перцем, были покрыты обветренной кожей, текстурой и цветом напоминающей его же ковбойскую шляпу.

"Спасибо, но за себя я могу заплатить сама."

Голос был нежным и чистым со слабой тенью какого-то акцента. Итальянского, испанского или французского.

"РУ, ты же знаешь, мы не обслуживаем вайперов", сказала мама. "Не обижайтесь, мэм, вы выглядите достаточно мило, но у нас здесь побывали и плохие экземпляры. И даже из самого замка."

Мама жестом показала на объявление, и девушка повернулась на своем табурете. Она действительно заметила надпись только сейчас и щеки ее залил очень слабый румянец.

Почти извиняющимся тоном она высказала предположение: "Вероятно, у вас нет такой еды, в которой я нуждаюсь?"

"Нет, мэм, такой нет."

Она

соскользнула с табурета и выпрямилась. Облегчения явственно проступило на маме, словно пот.

Дальнобойщик РУ потянулся к гибкой, обнаженной руке вайперши по причине, которую, мне кажется, он не смог бы объяснить и сам. Он был громадным мужиком, но совсем не медлительным в движениях. Тем не менее, когда в его башке вспыхнула идея ее потрогать и когда его пальцы оказались там, где должна была находиться девушка, она оказалась в другом месте.

"Недотрога", прокомментировал РУ.

"Не обижайтесь", ответила она.

"У меня есть еда, в которой вы нуждаетесь", сказал дальнобойщик, подымаясь. Он почесал горло сквозь бороду.

"Я не настолько голодна."

"человек может воспринять это можно принять за невежливость."

"Если вы знакомы с этим человеком, передайте ему мои соболезнования."

"РУ", обратилась мамочка, "займись этим снаружи. Я не хочу неприятностей в своем заведении."

"Я ухожу", сказал РУ, бросая доллары возле кофейной кружки и освобождая помещение. "Буду иметь честь встретиться с вами на стоянке, мисс Недотрога."

"Меня зовут Женевьева", ответила она.

РУ нахлобучил свою ковбойскую шляпу. Вайперша молниеносно метнулась к нему и прикоснулась ко лбу. Эффект был несколько похож на ущемление вулканического нерва. Свет ушел из его глаз. Она ловко усадила его за столик, словно тряпичную куклу. Из верхнего кармана его джинсовой куртки выпал желтый игрушечный утенок и стукнулся о пластиковую бутылку кетчупа, словно в ритуале свидания.

"Извините", сказала она, ни к кому непосредственно не обращаясь. "Мне пришлось бы довольно долго ехать и я не смогла бы устоять, чтобы не искалечить этого человека. Надеюсь, вы объясните ему это, когда он очнется. Голова будет побаливать несколько дней, однако пакет со льдом поможет."

Мама молча кивнула. Папа держал руки под стойкой, очевидно на дробовике или на бейсбольной бите.

"За любые обида, причиненные моими сородичами в прошлом, я приношу свои извинения. Хотя, сделаю маленькое замечание. В вашем объявлении стоит слово вайпер. Путешествуя на запад, я слышу его все чаще и чаще, и оно кажется мне оскорбительным. Мне кажется вариант: "Еда для вампиров не подается", прекрасно выразит вашу мысль, не провоцируя менее воспитанных вайперов, чем я." Она насмешливо-серьезно посмотрела на пару, улыбнувшись с намеком на клыки. Папа достал свой спрятанный усмиритель и я напрягся, ожидая чего-нибудь огнестрельного. Но он извлек безвкусное распятие Дня усопших на электрошнуре: Христос со сверкающими глазами в терновом венце из остроконечных лампочек.

"Привет, Иисус", сказала Женевьева, потом, обращаясь к папочке, добавила: "Простите, сэр, но я девушка не того сорта."

Она снова проделала свое молниеносное движение и оказалась у двери.

"Не хотите ли забрать свой трофей?", спросил я.

Она повернулась, впервые посмотрев на меня и сняла очки. Красно-зеленые, словно неоновые глаза. Я понял, зачем она надевает темные линзы. Иначе за ней потянется целый хвост загипнотизированных.

Я поднял игрушку вверх и нажал. Она крякнула.

"Резиновый Утенок", почтительно сказала мамочка. "Это название его грузовика."

"Ему потребуются новые инициалы", сказал я.

Я бросил утенка через комнату и Женевьева схватила его в воздухе, словно ангела в полете. Она попробовала крякнуть. Засмеявшись, она выглядела в точности как выглядела бы Ракель. Не просто невинно, но одновременно смешно и торжественно.

РУ начал постанывать во сне.

"Я могу проводить вас до машины?", спросил я.

Она на мгновение задумалась, измерив меня, как потенциального гериатрического утенка, и приняла моментальное решение в мою пользу, самое большое мое поощрение с тех пор, как Кеннеди был в Белом доме.

Я дошел до нее через всю забегаловку даже ни разу не запнувшись.

x x x

Я прежде ни разу не разговаривал с вампиром. Она прямо мне сказала, что ей больше пятисот пятидесяти лет. В мире людей она жила за сотни лет до того, как Дракула изменил законы. По ее лицу я бы поверил, если б она сказала, что родилась под сенью Спутника и что ее амбиции простираются вплоть до того, чтобы стать бывшей женой Роже Вадима.

Мы стояли на Мейн-стрит, где ее ярко-красный Плимут-Фьюри был запаркован рядом с моим Крайслером. Несколько видневшихся поблизости домов и магазинов были наглухо закрыты ставнями, словно во время воздушного налета. Единственное место в городке, куда можно было войти, была эта забегаловка, да и та уже тоже закрывалась. Я заметил еще несколько изукрашенных распятий, прибитых над каждой дверью, словно шел религиозный праздник. Мохаве-Веллс опасался своих новых соседей.

Женевьева ехала с Восточного побережья на Западное. Как это ни обидно, но забегаловка оказалась первым за многие часы пути местом, где она столкнулась не с дорожными налоговыми службами. Поэтому она ничего не знала ни об "Уравнении Анти-Жизни", ни о Мандерли, ни о замке, ни о вайпере по имени Хорда, уж не говоря о Ракель Ольрич.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать